Алексей Вашурин: За последние пару лет самый тяжелый проект — это Европейские игры 2019 года


Интервью с заместителем технического директора «Белтелерадиокомпании» (Беларусь) Алексеем Вашуриным. Опубликовано в TKT 07 (723) 2020.

— Когда и в какой семье Вы родились? 
— Моя мама по образованию филолог, в основном работала не по профессии на заводе в отделе кадров. Отец у меня военный. После окончания службы он работал в различных частных компаниях.

— Вы в детстве много путешествовали? 
Летний отпуск мы проводили на популярных советских курортах  — отдыхали в Сочи, Крыму и так далее. 

— Семья не ездила вместе с папой по стране? 
Нет. К тому моменту, когда я родился, отец уже работал в Минске.

— Вы учились в простой или специализированной школе? 
— В обычной средней школе города Минска.

— А Вы хорошо учились? 
— Отличником себя назвать не могу, по успеваемости я скорее был крепким середнячком. 

— Когда у Вас проявились склонности к технике? 
— Наверное, к окончанию школы в голове родилась идея поступить в Радиотехнический институт на отделение, связанное с компьютерными науками и технологиями. А потом, когда встал вопрос о выборе факультета, я предпочел «Телекоммуникации». К третьему курсу я уже определился со специализацией и выбрал «Радио, радиовещание и телевидение». 

— Чем был продиктован этот выбор? 
— Просто мне были интересны спутниковая связь, технологии теле- и радиовещания. Казалось в то время, что это перспективное направление.

— С чего началась Ваша карьера на телевидении? 
— Так получилось, что моего одногруппника пригласили на собеседование в «Белтелерадиокомпанию». И он предложил мне составить ему компанию. Собеседование с нами проводил главный инженер Василевич Александр Николаевич, который по итогам разговора сделал вывод, что в институте нас ничему не научили. В то время учебные программы ограничивались системами аналогового вещания. А когда мы пришли на телевидение, здесь уже вовсю использовались Betacam, монтажные станции и камеры, работающие в формате SDI. Нам объяснили, что институтских знаний будет недостаточно, и придется перенимать опыт. Так оно и получилось. Уже с августа 2004 года я начал работать в телекомпании с нуля.  

— Какая была первая должность?
— Как и у большинства выпускников института — инженер по телевизионному оборудованию. Сначала я занимался сборкой рекламных блоков. Впервые тогда я изучил профессиональный видеоредактор Adobe Premiere. Так как я работал в цехе видеозаписи, а кроме рекламы цех обслуживал монтажные аппаратные и студии озвучивания, мне приходилось решать разные технические задачи. А потом нам с коллегой поручили на базе цеха сделать аппаратную по озвучиванию французских фильмов — как на русском, так и на белорусском языке. 
Мы не только выбрали необходимый комплект оборудования, но и после его покупки все установили, настроили и внедрили. Для озвучивания мы использовали микшерный пульт и программу многодорожечной записи на базе Pro Tools, а далее уже выполняли запись на Betacam SP. Этим направлением я занимался около 2 лет. 
А потом мне предложили стать контактным инженером «Евровидения». Так как наша компания являлась членом Европейского вещательного союза, на этой должности я занимался взаимодействием по техническому обмену и внедрению решений по обмену новостей между компаниями, а также получением и заказом спутниковых сигналов. Начались командировки на технические ассамблеи, выставки и общение с зарубежными партнерами. После чего меня назначили начальником участка телекоммуникаций, где я занимался организацией работы спутниковой приемной  аппаратной и спутниковой передвижной передающей станцией (СППТС). 
В 2007 году моя команда провела модернизацию спутниковой приемной аппаратной, в результате чего мы перевели ее на стандарт SDI с полноценным видеомониторингом и системой набора сигналов. Далее я занял должность начальника цеха ПТС, на которой отвечал за организацию работы ПТС, СППТС. В 2010 году в связи с проведением в нашей стране «Детского Евровидения», компания приняла решение о строительстве HD ПТС, и это должна была быть первая ПТС в Беларуси в формате HD с 18-ю камерами. Мы успешно закончили, провели «Детское Евровидение» своими техническими силами. Во время конкурса на этой машине работала иностранная бригада, и все были очень довольны. 

— Что значит «начали строительство»? Какова была Ваша роль в проекте?
—Техническая дирекция разработала техническое задание, написала его самостоятельно, используя опыт тех ПТС, которые у нас были, и пожелания о потенциальных возможностях. Затем после подписания контракта с компанией Sony в течение недели (во время их визита) мы проработали привезенные ими схемы, на основе нашего технического задания. В тесной кооперации с инженерами, что-то мы предлагали менять, что-то принимали, что-то подсказывали – в итоге получилась основа для дальнейшей работы. Затем раз в три месяца приезжали к ним на инспекцию, выбирали материалы для машины, согласовывали размещение рабочих мест и т.п.

— В Бейзингсток, в Англию?
— Да. На самом деле это был наш первый опыт совместной работы. Мы не просто прописали техническое задание, они там что-то сделали, а потом привезли готовую машину — тут было достаточно серьезное взаимодействие. Некоторые идеи мы им подсказали— приезжали прямо на завод, когда строили сам корпус, рекомендовали: какие материалы использовать, какая должна быть конфигурация, какие геометрические размеры должны быть у консоли и.т.д. 

— Почему так получилось, что именно Вас выбрали контактным инженером «Евровидения»? 
— Там открылась вакансия, и руководство посчитало, что нужно усилить взаимодействие с Европейским вещательным союзом по совместным проектам обмена новостей, внедрению, передачи новостных файлов. На тот момент весь процесс был построен на постоянной записи в Betacam SP, а потом надо было отматывать кассеты и искать те сюжеты, которые бы нам подошли. Моей задачей было войти в рабочие группы и перевести весь процесс на файловую запись, внедрить систему централизованно, на базе предлагаемых решений ЕВС.

— Были ли у Вас проблемы с иностранным языком? 
— Вначале, конечно, было тяжело. У меня был базовый уровень, но когда я вступил в должность, надо было уже через 2 недели организовывать спутниковую линию из Кубы, а там предполагалась масса всяких организационных моментов, переприемов и коммуникаций, поэтому времени на адаптацию не было — пришлось все срочно изучать. В итоге все прошло отлично, справился!

— В какой момент Вас назначили заместителем технического директора? 
— Это произошло в конце 2018 года, сейчас у меня двойная должность: я директор дирекции производственно-технического развития и одновременно заместитель технического директора «Белтелерадиокомпании». 
На самом деле это мой второй приход на телевидение, так как в конце 2013 года пришлось сделать перерыв: я перешел на работу в государственную компанию «Белинтерсат». Основной задачей компании было построение национальной системы спутниковой связи. Это был проект по запуску и управлению телекоммуникационного спутника. Первоначальная задача заключалась в создании приемо-передающей части, которая бы позволила, используя создаваемый спутник, распространять телевизионные пакеты, а также предоставлять услуги по технологии VSAT, дальше к этой задаче добавилось курирование строительства и монтажа наземного комплекса управления. Это собственно центр, который управляет спутником и осуществляет DTH и VSAT-услуги. Проекту я посвятил 3 года, в том числе был начальником НКУ на момент строительства и начала эксплуатации. Все работает, спутник на орбите – Belintersat 51.5 East.

— То есть Вас пригласили работать руководителем станции управления спутниками? 
— Сначала нет. Так как я много времени работал со спутниковыми средствами, передающими и приемными, я им помогал по вопросам работы систем DTH и VSAT. В общем, я вел эту работу, потому что проект предполагал как управление спутником, так и станцией наземного приема и передачи. А потом, когда уже оставался год до запуска, меня назначили руководителем этого наземного комплекса управления. Я вел, курировал строительство очень активно: мы подготавливали помещения к монтажу оборудования, устанавливали инженерные системы и системы электропитания. Так как монтаж осуществляла китайская компания, нам было нужно выполнить все их технические условия. А в вначале 2016-го меня пригласили на работу в миссию ООН в Республику Гаити. Куда я уехал на 2 года и где отвечал за обслуживание и контроль радиостанции миссии. 

— Можно подробнее? 
— Опять же, уже заканчивался проект по строительству национальной системы спутниковой связи, спутник был запущен, и в принципе было понятно, что последует рутинная работа начальника станции. Здание построено, оборудование интегрировано и работает — все уже было сделано. Хотелось нового опыта, и это предложение мне показалось интересным: все-таки работа в крупной международной организации. Я откликнулся на вакансию, со мной провели собеседование (помог опыт по озвучиванию и специализация по радио), а потом подписали контракт.

— Вы уехали туда с женой и семьей? 
Нет. С семьей туда нереально было уехать, потому что совсем не было условий — политически нестабильная обстановка, криминал и т.п., да и ребенку на тот момент было 5 лет, скоро нужно было в школу отдавать. Приняли совместное решение не переезжать. А потом, когда в конце 2017-го миссию решили сократить, осенью я вернулся в Беларусь. 

— В чем заключалась Ваша работа? 
— В Порт-о-Пренс у миссии была радиостанция, а в крупных районных городах удаленные FM-передатчики. Работа заключалась в поддержании этого всего в работоспособном состоянии, поэтому приходилось еженедельно ездить в командировки для проверки и подстройки оборудования, а также иногда бороться с природными факторами, дабы они не мешали распространению сигнала за счет спутниковых приемных антенн.

— То есть у них своих специалистов вообще не было?
— Это ведь международная организация, кто-то приходит, кто-то уходит (условия полувоенные). Человек на моем месте перешел в другую миссию, и срочно потребовался новый специалист.

— Это радиостанция ООН? 
— Да, конечно.

— Я думал, что это какая-то местная радиостанция. 
— Нет, на местных местные работают. Кстати, по сравнению с Белоруссией, когда я приехал, очень удивился — там очень насыщенный рынок по количеству и телестанций, и радиостанций. Условно, чтобы запустить радиостанцию, лицензию получить, нужно 300 долларов, телекомпанию — 1000 долларов. И они их открывают. 
После возвращения, через месяц меня пригласили на телеканал «Беларусь 5» главным режиссером, там как раз освободилась должность. Так я во второй раз вернулся в «Белтелерадиокомпанию». 
На «Беларусь 5» я занимался не то, что бы режиссурой, скорее организовывал работу так, чтобы творческий коллектив мог максимально использовать технические средства, которые есть в компании — перешел, так сказать, на сторону заказчика. Это очень сильно помогло расширить кругозор, теперь я знаю кухню с двух сторон. А в конце 2018-го освободилась должность директора по производственно-техническому развитию, заместителя технического директора. И меня настоятельно пригласили ее занять. 

— Что вкладывается в понятие «директор по производственно-техническому развитию»? 
— Моя основная задача — разработка концепции технического переоснащения в рамках 5-10 лет, планирование ежегодного бюджета, контроль его исполнения, изучение и внедрение последних технологических новинок в нашей отрасли. Я стараюсь силами маленькой команды опробовать различные новинки, приглашая вендоров для проведения технических демонстраций, активно изучая вопросы интернет-вещания, IP-технологии. Также принимаю участие в организации и реализации специальных проектов: таких, как построение новых ПТС, внедрение новых телевизионных студий, организация международных спортивных трансляций. В 2019-м мы построили в сотрудничестве с компанией Broadcast Solutions 4ПТС. В проекте мне удалось применить опыт 2010-го года.

— То есть де-факто Вы технический директор? 
— Я бы сказал, что мы работаем в команде, я отвечаю за специальные проекты и развитие под руководством технического директора. Так как без его согласия и одобрения мы не сможем двигаться. 

— Что Вы считаете главным достижением в своей профессиональной карьере? Чем гордитесь? 
— Главное достижение — это те проекты, которые были при моем участии реализованы. И то, что на телевидении я работал и работаю, и в других компаниях — это все осталось. Я знаю, что спутник летает, здание стоит, все это крутится-вертится. Мне это нравится. И в принципе, впереди ждут новые достижения! Мы же не останавливаемся!
На самом деле за последние пару лет самый тяжелый проект — это Европейские игры 2019 года. Я отдельно его вел, и мы действовали в двух направлениях – 4 наши ПТС работали на домашнего вещателя, а на втором участке мы развернули 11 выездных студий на спортивных объектах, не считая коммутационного центра в международном вещательном центре. На подготовку потратили 1 год. По масштабу эту работу можно сравнить с проведением Олимпиады. 

— Вы работали с китайцами, японцами, европейцами, на Гаити в ООН: чья, на ваш взгляд, технология работы наиболее удобна и интересна? 
— Китайцы работают в своем ключе. Это специфическое направление. Я бы не сказал, что они практикуют какие-то особенные подходы. Скорее китайцы копируют какие-то моменты, адаптируют их под себя и успешно следуют этим правилам. С японцами напрямую мы не работали, а вот у англичан многому научились, и знаем, как правильно планировать и реализовывать проекты, как готовить схемы. Сейчас мы тесно сотрудничаем с немцами, Broadcast Solutions — в принципе, у них подход такой же, как и у англичан. 

— Когда Вы познакомились со своей женой, чем она занимается, и есть ли у Вас дети?
— С женой я познакомился в 2005-м году на свадьбе, как это обычно бывает. Она у меня художник-реставратор. Только занимается она не картинами, а декоративно-прикладным искусством — вышивкой, глиной. В  2011-м году у нас родилась дочка.

— Сейчас мы начали готовить обзор по разным странам территории бывшего СССР. Как устроен рынок телерадиовещания Белоруссии, какие телекомпании и системные интеграторы являются ключевыми игроками?
— Структура рынка телерадиовещания достаточно простая. У нас есть одна полностью государственная компания, холдинг, это «Белтелерадиокомпания», которая объединяет 6 каналов. Также у нас есть ЗАО ОНТ на базе платформы российского Первого канала, ЗАО СТВ (на платформе телеканала РЕН ТВ), каналы платформы «РТР Беларусь» и «НТВ Беларусь» («Белтелерадиокомпания»), телеканалы ЯСНА ТВ («Белтелком») и другие частные телеканалы, работающие только в Минске. 
Кроме того, в областных и районных центрах представлены маленькие частные телекомпании, а также областные государственные телекомпании. Что касается производителей оборудования и ПО, мы используем те же самые бренды, что известны в России и за рубежом. Все вендоры нам доступны. 

— Есть ли локальные представители вендоров в Белоруссии?
— В основном все вендоры заключают договора с крупными компаниями, которые есть в Минске. Что касается телевизионного оборудования, в сумме представлено около четырех крупных компаний: «Офисные технологии», «Группа Пять», «Медиаконтракт» и «Ралтекс». Периодически при проведении тендеров участвует литовская компания ТVC, они соседи и тоже активно работают на нашем рынке, а также в последнее время наращивает свое присутствие на рынке Broadcast Solutions. К белорусским системным интеграторам можно отнести ТVC, «Медиаконтракт» (по части светового оборудования) и «Офисные технологии». Но они, конечно, очень сильно зависят от вендоров. То есть самостоятельно крупные проекты они реализуют исключительно в глубокой связке с производителями.