Виктор Чеканов: Я отвечаю за российскую часть бизнеса, а это самый крупный рынок из всех имеющихся

Интервью с генеральным директором Megogo Виктором Чекановым. Опубликовано в TKT 07 (723) 2020.

— Где Вы родились, в какой семье? Как складывалась профессиональная карьера?
— Я родился в Подмосковье, в Рузе в 1979 году. Школу закончил там же, а затем, когда родители переехали во Владивосток, перебрался к ним и закончил там университет. После чего вернулся обратно в столицу.

И с чего началась профессиональная карьера?
В Москве я работал сначала в МТС в офисе обслуживания абонентов и быстро вырос до старшего смены. Следующее место было уже в контент-провайдере, откуда я перешел на ТНТ в департамент спецпроектов и развития бизнеса.

— Чем занимались на канале?
— Оффлайновыми продуктами телеканала. В частности, продвижением DVD-дисками и мерчендайзингом. Это генерировало телеканалу хороший дополнительный доход. В 2008 году в разгар кризиса у нас сократили департамент почти на 100%, за исключением двух человек.

— Один из них — Вы?
— Нет, но я не переживал, потому что был уверен, что быстро найду работу и принял предложение на тот момент малоизвестной компании Yota.
Изначально планировалось запускать несколько сервисов: «Yota TV», «Yota Музыка», «Yota Книги» и «Yota Видео». Так или иначе я соприкасался со всеми перечисленными направлениями и это стало моим первым шагом на контентный рынок. Это были первые серьезные кейсы в России на ниве цифрового контента. До недавнего времени этот рынок еще был не зарегулирован, а тогда об этом даже никто и не задумывался.
Оттуда я перешел в «Рамблер» в момент его объединения с «Афишей». Там я занимался дистрибуцией портальных сервисов. Предположим, запускаете браузер Opera, и у Вас в панели быстрого запуска стоит «Рамблер», «Рамблер Новости», «Рамблер Погода» и т.д. Следом я углубился в закупки трафика и ряд новых продуктов компании.
А потом появился Megogo.

— Почему именно в Megogo?
— Пару месяцев я, буквально, работал одновременно и там и там. Вместе с коллегой мы делали первые шаги, от работы с серверами до подписания договора с нашим первым селлером рекламы. Потом прошлись по местным правообладателям, посмотрели как лучше организовать перевод, озвучку, субтитрирование контента и т.д.
Через три месяца в Megogo я сделал окончательный и правильный выбор.

Advertisement

— C какой должности Вы начинали?
— Сначала не было никакой должности: все было на договоренности по решению определенного набора задач.

— И когда все запустилось, соответственно, Вы стали директором?
— Да.

— Входите ли Вы в совет директоров международного холдинга, или у Вас иная более децентрализованная система управления?
— Я отвечаю за российскую часть бизнеса. А это самый крупный и конкурентный рынок из тех, где мы присутствуем.
Структура нас сложенная, но гибкая там, где это необходимо. Сейчас в команду приходит многих новых людей и в первые дни их может смущать и матричность, и скорость происходящего в компании, включая реагирование на перемены или игру на опережение. Нормально, когда на начальных этапах роста бизнеса есть некая семейственность и сверхдоверительность. Формализация процессов с ростом компании — тоже правильное явление. Помимо прочего, это важно и в целях информационной безопасности.

— Где Вы родились, в какой семье? Как складывалась профессиональная карьера?
— Я родился в Подмосковье, в Рузе в 1979 году. Школу закончил здесь, а затем, когда родители переехали во Владивосток, перебрался к ним и закончил там университет. После чего вернулся обратно в столицу.
В Москве я работал сначала в МТС в офисе обслуживания абонентов и быстро вырос до старшего смены. Следующее место было уже в контент-провайдере, откуда я перешел на ТНТ в департамент спецпроектов и развития бизнеса.

— Чем занимались на канале?
— Выводом в оффлайн того, что пользователи смотрят по телевизору. В частности, продвижением DVD-дисков шоу «Наша Russia», пельменей «Голод», семечек «Дом 2», дневников с героями «Битвы экстрасенсов» или участниками «Дом 2». Это генерировало очень хороший доход. В 2008 году в разгар кризиса у нас сократили департамент почти на 100%, за исключением двух человек.

— Один из них — Вы?
— Нет, но я не переживал, потому что был уверен, что быстро найду работу и принял предложение на тот момент малоизвестной компании Yota.
Изначально планировалось запускать несколько сервисов: «Yota TV», «Yota Музыка», «Yota Книги» и «Yota Видео». Меня взяли в «Книги». Это стало моим первым шагом на контентный рынок. Я узнал, что такое Российское авторское общество, потому что с ними много напрямую общался, понял, как получать разрешение на показ телеканалов на мобильных устройствах. До недавнего времени этот рынок еще был не зарегулирован, а тогда об этом даже никто и не задумывался.
В «Книгах» я проработал минимально и перешел в «Рамблер» в момент его объединения с «Афишей». Там я занимался дистрибуцией партнерских сервисов. Предположим, запускаете браузер Opera, и у Вас в панели быстрого запуска стоит «Рамблер», «Рамблер Новости», «Рамблер Погода» и т.д.
Самое первое, что я там сделал – включил «Рамблер» и «Рамблер. Новости» в браузер. Так мы установили показатель по живой аудитории. Потом я углубился в закупки трафика и ушел из компании, уже будучи частью департамента дистрибуции. Как раз в Megogo…

— Почему именно в Megogo? 
— Я работал одновременно в двух местах, причем рамблеровцы об этом знали. Вместе с напарником Алексеем Дроба мы делали первые шаги, закупали сервера, расставляли их по серверным стойкам, чтобы сервисы было видно. Потом прошлись по местным правообладателям, посмотрели как лучше организовать перевод, озвучку, субтитрирование контента и т.д. Следующий этап – заключение контракта с селлером рекламы. Первым селлером у нас, кстати, был «Газпром Медиа».
Изначально я рассматривал Megogo как временный для себя проект, но через три месяца решил сделать окончательный выбор в пользу этой компании.

— C какой должности Вы начинали?
— Сначала не было никакой должности: все было на условной договоренности.

— И когда все запустилось, соответственно, Вы стали директором?
— Да.

— Входите ли Вы в совет директоров международного холдинга, или у вас иная, более децентрализованная система управления?
— Я отвечаю за российскую часть бизнеса, а это самый крупный рынок из всех имеющихся.
Что касается гибкости системы управления. Сегодня в команду приходит многих новых людей со стороны, и это немного смущает. Потому что некая семейственность и сверхдоверительность хороша лишь на первых этапах. Я стараюсь от этого отходить и нормализовать процессы. Сейчас мы осознано бюрократизируемся в целях информационной безопасности и безопасности компании в целом. Когда людей много, о семейственности не может идти речи.

close

Рады, что вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать замечательный контент.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

Advertisement