Григорий Урьев: Нами было предложено решение по выделенной сети телевизионного обмена до всех объектов

Интервью с директором по телевизионному и радиовещанию корпоративного центра «Ростелекома» Григорием Урьевым. Тема номера/ОТР. Опубликовано в TKT 09 (725) 2020.

— В какой момент Вы, как представитель “Ростелекома”, узнали об этой региональной программе?
— К нам обратилось “Общественное телевидение России” с просьбой обеспечить возможность передачи сигналов в регионы и обратно с подключением как объектов РТРС, так и их региональных партнеров. Мы обсудили возможные технические решения с учетом возможностей национального оператора связи “Ростелекома”, а также с учетом потребностей “Общественного телевидения России”, филиалов РТРС и региональных вещателей и, соответственно, выбрали наиболее оптимальный путь, когда “Ростелеком” предоставил каналы связи, и договорились о форме и формате сотрудничества.

— В чем заключался этот формат?
— “Ростелеком” предоставил L2VPN-каналы с высшим приоритетом обслуживания. “Общественное телевидение России” установило оборудование, которое позволяет доставлять телевизионный сигнал в прямом и обратном направлении по подобному каналу. Инвестиции в проект были произведены за счет “Общественного телевидения России”, а вся сетевая инфраструктура — построена “Ростелекомом”.
Подобные задачи могут быть решены разными способами: основным или типовым способом передачи телевизионного сигнала; передачи по выделенной сети; специальной телевизионной сети, которая есть у “Ростелекома”, и которой мы тоже оперируем. Но ввиду особенностей технического решения используемого “Общественным телевидением России”, мы сочли, что обычных VPN-каналов будет достаточно, с учетом того, что вещание ведется не круглосуточно, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году, а в формате врезок. Мы сочли, что каналы VPN достаточны для решения поставленной задачи. Практика эксплуатации с октября 2019 года показывает, что это решение работает. При этом “Общественное телевидение России” приняло решение о резервировании наших каналов силами “Мегафона”. Мы на берегу договорились, что мы не берем друг у друга ресурсы в аренду, чтобы это было полноценное разнесенное резервирование со всеми высочайшими требованиями, предъявляемыми к резервированию со стороны классического телевидения.

— Почему?
— Когда “Общественное телевидение России” обратилось к “Мегафону” с целью предоставить каналы для ряда объектов, они где-то не имели собственных последних миль. Равно как и “Ростелеком” достраивал какие-то точки в региональных каналах. Достраивали, инвестировали в инфраструктуру, и естественно, “Мегафон” обратился к “Ростелекому” с просьбой помочь. Впрочем, и “Ростелеком” тоже обращался к “Мегафону” с просьбой помочь по тем объектам, на которых нет собственных каналов.
Оба оператора об этом в открытую сказали “Общественному телевидению” во избежание коллизий. Потому что случаи аренды каналов друг у друга — это не резервирование, а одна и та же линия, просто предоставленная разными операторами и это не обеспечит должной надежности. Мы открыто об этом сказали “Общественному телевидению” и ими было принято решение, где использовать наши линии, где — линии “Мегафона”. В целом “Ростелеком” достроился до всех объектов.

— У другого участника проекта РТРС жестко фиксированный рабочий день…
— Мы сталкивались с этим. И это не камень в огород РТРС, это лишь вопрос того или иного взаимодействия. При необходимости оперативное включение каких-то объектов мы делали в ручном режиме. Эскалировали на уровень корпоративного центра РТРС, их генеральной дирекции, и, соответственно, они звонили и выводили сотрудников в нужное время, чтобы все включения прошли по графику. Результатом этой слаженной работы в заданный момент времени все каналы были организованы и проблем в эфире “Общественного телевидения”, связанных с отсутствием кабельной или канальной инфраструктуры, не было.

— В каком количестве районов достраивались сети? Каков был объем непредвиденной, сверхурочной работы.
— Я бы не называл это сверхурочной работой. Это плановая работа. Как и любой другой клиент “Ростелекома”, или любого другого оператора, заказчик озвучил свою задачу, разместил заказ, мы посмотрели, где была существующая инфраструктура, мы включились на ней, а где ее не было – мы вынуждены были достроить. По моим оценкам, существенная стройка произведена примерно в 15% точек. При этом она отличалась от объекта к объекту. Где-то это была просто кабельная перемычка внутри здания, а где то было действительно строительство по колодцам, по канализации до нескольких километров.

— Когда включились в проект?
— Первое обсуждение проекта состоялось в июле. Была поставлена задача о том, чтобы к сентябрю это должно заработало. Это плохо реализуемая история в масштабах нашей страны. Проект управлялся практически в ручном режиме.
У “Ростелекома” богатый опыт предоставления подобных сервисов. Мы научены государственными заказчиками реализовывать проекты в кратчайшие сроки, научены крупными корпоративными заказчиками реализовывать сложнейшие проекты в короткие сроки. Поэтому здесь не было чего-то из ряда вон выходящего. Да, пришлось приложить усилия, и проект был реализован в срок.

Advertisement

— Сколько приблизительно сотрудников с вашей стороны было задействовано?
— Со стороны корпоративного центра “Ростелекома” в Москве в реализации проекта участвовало порядка 10 человек. Это верхнеуровневое управление проекта: менеджеры непосредственно проектов, которые управляли филиалами. Дальше это все было спущено на уровень региональных филиалов, которые, в общем-то, справились успешно, и, несмотря на достаточно плотную высокую загрузку, мы умудрились реализовать проект в срок. Если говорить о людях в регионах, не менее, чем 3-5 человек в каждом субъекте, которые были задействованы, плюс кабель тянули где-то подрядчики, где-то делали своими силами…

— Вы сказали, что установили купленое ОТР оборудование. А с Вами советовались при его выборе?
— Это было решение ОТР. И на тот момент, когда нас позвали в проект, мы уже были поставлены перед фактом об их техническом решении и должны были выполнить поставленную ими задачу. При этом все риски по тому, что если это решение не заработает в условиях протяженных сетей, ОТР несло самостоятельно. И мы в самом начале пути об этом предупреждали.
Если говорить о том, разделил ли “Ростелеком” с “Общественным Телевидением” риск того, что оно не заработает в конечном итоге, то мы предоставляли лишь стандартные каналы связи, в данном случае никак не заточенные, неприспособленые для телевидения. Это просто стандартная услуга VPN с соответствующими коэффициентами надежности, действующие на сети “Ростелекома”. Нами было предложено решение по выделенной сети телевизионного обмена до всех объектов, но ввиду того, что все технические решения по конечному оборудованию телеканала были приняты до, то решение реализовано не было.

close

Рады, что вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать замечательный контент.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

Advertisement