Антон Костин: Нас поставили перед фактом — есть оборудование, есть 85 точек, и из них надо реализовать 78


Интервью с коммерческим директором «С-Про Системс» Антоном Костиным. Тема номера/ОТР. Опубликовано в TKT 09 (725) 2020.

— Когда топ-менеджеры «С-Про Системс» узнали о проекте «Общественного телевидения России» и как к нему подключились?
— О проекте было известно давно. Как только выделили деньги и пошла волна о том, что должна быть 21-ая кнопка. Мы узнали в июле и присоединились в середине августа. Когда стало понятно, какую технику будет поставлять «ОКНО-ТВ», а какую DNK, задачи «С-Про Системс» четко определились.
Вся идеология и концепция проекта полностью разрабатывалась сотрудниками ОТР, так как по технической грамотности, думаю, это один из сильнейших коллективов в современной телевизионной индустрии.
Сначала у нас были какие-то иллюзорные планы: «Возьмем три-четыре машины в аренду или купим Renault Kangoo, загрузим по 4-5 комплектов оборудования в кузов и поедем». Но никто не учел, что уже конец августа, не за горами зима, а значит и проблемы с дорогами, погодой и перелетами. Нас поставили перед фактом: есть оборудование, есть 85 точек, и из них надо реализовать 78. Потому что Московская, Ленинградская области и еще несколько субъектов, типа Чукотского автономного округа или Анадыря, где присутствует один вещатель ГТРК «Анадырь», были не нужны.

— Даже «Первого канала» в этих субъектах РФ нет?
— Мультиплекс есть. Никого другого нет и некого врезать. И губернаторского канала там нет.

— Узнали в июле, а в августе уже начали работать. Почему именно Вашу компанию позвали?
— Нас решили привлечь к проекту, так как у «С-Про Системс» отлично выстроены логистика, доставка и монтажные группы. Кроме того, мы имеем большой опыт реализации региональной программы для ВГТРК. В общем пуле нам доставалась примерно треть городов в год, мы всегда выполняли масштабные инсталляции.

— С какими проблемами столкнулись в процессе работы?
— Проблема всей инсталляции заключается не столько в установке оборудования — до объекта еще нужно добраться, всю технику настроить, дать сигнал в Москву, которая его должна подтвердить.
Первая проблема – часы работы у РТРС фиксированные. И по окончании рабочего дня они просто закрывают территорию. Вторая довольно серьезная проблема заключалась в том, что связь между вещателем и РТРС осуществлял «Ростелеком». То есть мы должны были ехать в тот момент, когда есть связь, когда «Ростелеком» дал добро, потому что есть оптоволокно.
Из этого вытекала третья проблема: очень сложно было нормально выстроить логистику. То есть нельзя было взять группу и отправить ее на Северный Кавказ, чтобы при этом она проехала 6-7 городов и вернулась обратно. Ладно, Центральный административный округ, самое сложное — это регионы за Уралом. Единственным пересадочным хабом для самолетов являются Москва, Новосибирск и, по-моему, еще Хабаровск, или Чита, и то не для всех городов. Чтобы попасть, например, из Иркутска в Читу, надо лететь через Москву.
Пятая проблема — это осень, за Уралом наступает время непогоды. Что такое время непогоды? К примеру, целую неделю ты можешь просидеть во Владивостоке и просто никуда не улететь. Кроме Владивостока там был Южно-Сахалинск и тот же Магадан, куда довольно сложно достать бюджетные билеты. В Анадырь в хорошее время года можно улететь за 60000 руб. в один конец и вернуться за 70000 руб. обратно.
Еще одна сложность состояла в том, что оборудование пришло не целиком, а кусками. То есть мы не могли оценить, сколько у нас в наличии готовых комплектов. Весь процесс происходил очень просто. Оборудование поставлялось в ОТР, в телекомпании все проверялось, составлялись и тестировались комплекты, давалась какая-то небольшая «расходка», которой, естественно, не хватает, потому что надо сделать все на месте; после этого, мы все забирали и отправляли. А дальше необходимо было получить разрешение «Ростелекома» о том, что их канал связи готов в этом городе, и только после этого мы отправляли туда груз. А еще хранить груз в каком-то непонятном месте — страшно дорого. Потому что стоимость комплекта на город была очень высокая.

— Как отправляли оборудование?
— Как угодно. В ближние города ездили сами, на своих машинах, иногда отбирали у нашей транспортной службы машину, сажали за руль инженера, а рядом с ним – второго инженера. По нашим скромным подсчетам, нужно было делать около 7 инсталляций в неделю минимум, а то и 10, тогда мы полностью укладывались в сроки.
Еще сложность была получить пропуска в местном РТРС. Во-первых, иногда РТРС находится не рядом с вещателем, а на какой-то сопке, в 30 км от города. Чтобы туда добраться, нужно еще постараться найти такси, транспорт и все остальное.
Был смешной случай, когда на РТРС служба безопасности не пропустила человека, потому что у него была судимость много лет назад, причем уже закрытая. При этом очень жесткие требования предъявлялись к монтажным группам. У членов групп должны были быть корочка по электробезопасности, удостоверение о проверке знаний по охране труда, корочка на высотные, монтажные работы и.т.д. Итого на каждого монтажника нужно было иметь 3 документа. Перед тем как попасть внутрь самого РТРС, кроме пропусков службы безопасности, нужно было еще целый час в некоторых местах слушать лекцию по электробезопасности и охране труда. И самая главная проблема, что в 16:00 нас всех выгоняли. Несмотря на то, что есть часовые пояса, никого это совершенно не волнует: «Все, мы закрываем помещение и уходим — что хотите, то и делайте». Из-за этого построить правильную логистику, где можно было отправки совместить с прибытием групп и все остальное, было практически невозможно. То есть мы получали груз и каждый раз ждали отмашки от «Ростелекома» и разрешения приехать в гости от РТРС.
Все вещатели, у которых мы устанавливали оборудование, встречали нас очень тепло, для них это было очень нужно и важно. Были случаи, когда в аэропортах встречали наших сотрудников, ведь приехали люди с оборудованием, которое позволит телекомпаниям вещать в эфире.
Были моменты, когда люди из-за командировок не встречались в офисе, но зато пересекались в аэропортах города Москвы: в Шереметьево, Домодедово. На время исполнения этих контрактов мы организовали службу заказа билетов 24/7. Также эта служба отвечала за бронирование отелей, машин, всех транспортных средств, которые могли как-то переместить одну бригаду из одного города в другой. Плюс ко всему, приходилось учитывать, что мы не могли купить билет обратно, потому что не знали: закончит бригада работу за один световой день или останется на 2-3 дня. Из-за этого билеты покупались за 3 часа до вылета из города.

— Сколько было задействовано Ваших сотрудников в данном проекте?
— Бригад 10, минимум по 2 человека. При этом людей собирали практически везде: в составе бригад работали и штатные и взятые на аутсорсинг сотрудники. По-другому сложно было бы за два с небольшим месяца сделать 75-77 инсталляций по всей стране, когда нет строго построенной логистики, и можно было не улететь из города в город. Очень приятно было, что некоторые члены команды, приезжая, к примеру, в Иркутскую область, сами находили электрички и нужные маршруты и оперативно добирались до объектов в Чите, а затем в Биробиджане.