Тимоти Шолдерс II: Я выбрал небольшой университет, чтобы получать стипендию и освободить родителей от оплаты обучения

Интервью с президентом и CEO компании Grass Valley Тимоти Шолдерса II.

— Где и в какой семье Вы родились? И откуда появилась цифра «2» в Вашем имени, как у российского императора Николая II? 
— Я родился в небольшом микрорайоне Детройта в штате Мичиган (США), в семье среднего класса. У меня есть две сестры, в семье я не единственный ребенок. С родителями мы жили в обычном доме с двумя спальнями в городе Хейзел Парк, который раньше славился своим ипподромом и считался местной столицей конного спорта.
Назвали меня в честь отца, и мама решила использовать приставку «2», а не прибавлять к имени «Junior» (как это принято в Америке) и называть меня «Тимоти Шолдерс-младший».

— «Timothy Shoulders II» звучит так, будто бы Вы королевских кровей.
— Одного из моих дальних предков звали Гамлет (Hamlet), поэтому в каком-то смысле можно предположить, что во мне течет королевская кровь.

— Кем по профессии были Ваши родители?
— Мама всю жизнь специализировалась на управлении персоналом и финансах, сейчас она пенсионерка. А отец занимал руководящие посты, по большей части в ритейле, отвечал за расширение географии розничных сетей.

— Как учились в школе?
— Что самое интересное, мне особенно легко давались тестирования и стандартные школьные экзамены, я с ловкостью решал самые разные контрольные – умел быстро вычленять правильные ответы, и мне всегда это очень помогало. К концу школы я был одним из лидеров по успеваемости, оценки у меня всегда были хорошие.
Продолжать образование я решил в Государственном университете Болл (Ball State University), который располагался в городе Манси штата Индиана. Изначально решил изучать журналистику, но затем быстро переключился на финансы и бухгалтерский учет.

— С такими хорошими оценками Вы могли поступить в любой, более крупный университет, Вам платили стипендию?
— Я потому и выбрал небольшой университет, чтобы получать стипендию и освободить родителей от оплаты обучения. Высшее образование в США часто стоит бешеных денег.

— Насколько успешно Вы учились в университете?
— Я был хорошим студентом: первые два года учился довольно усердно, а вот на третьем курсе уже позволял себя расслабиться в барах, между сессиями.

Advertisement

— Чем Вы решили заняться после выпускных экзаменов?
— Окончив университет с блестящей успеваемостью, я устроился аудитором в Ernst & Young – одну из лидирующих международных компаний в области бухгалтерского учета, налогообложения и сопровождения сделок.
Примерно три года я работал по специальности, в сфере аудита и страхования, изучая финансовую отчетность самых разных клиентов. Благо, они у нас менялись один за другим. Тем не менее, добиться серьезного успеха в государственной аудиторской фирме можно исключительно каторжным трудом. Чтоб начать хорошо зарабатывать, нужно строить карьеру где-то 12 лет или найти партнера в другой компании. И при этом изо дня в день напряженно «вкалывать», порой с 6 утра и до полуночи.
После трех лет такого графика я осознал, что нужно двигаться дальше и устроился в компанию, производящую ортопедические импланты, где отвечал за международный финансовый анализ.

— А почему впоследствии Вы ушли из компании?
— Я проработал в этой компании порядка 7 лет. На тот момент я уже был женат, нужно было отдавать в первый класс старшего ребенка, найти ему хорошую школу. Так мы с женой решили переехать ближе к моим родителям, чтобы они могли чаще встречаться с детьми. Мы перебрались в другой город, и в 2011 году я присоединился к Belden – бывшей материнской компании Grass Valley, где стал финансовым директором одного из отделов.

— Как развивалась Ваша карьера в дальнейшем?
— За 8-9 лет работы я приобрел потрясающий опыт, многому научился и выполнял задачи в самых разных сферах деятельности компании. Поскольку кабельная продукция Belden изготавливается для применения как в компьютерных сетях, телевизионных системах, радиовещании и телекоммуникациях, так и в электронном, промышленном оборудовании, системах автоматизации и безопасности зданий, я много работал с авиапромом и индустриальным бизнесом, в секторе, который сейчас называется «enterprise solutions». Этот сектор, в том числе, обеспечивал продукцией дата-центры и другие различные здания.
Однако настоящий взлет карьеры пришелся на 2018 год, когда я возглавил бизнес по производству кабелей для бродкаст- и медиарынка. Вам, наверняка, отлично знакомы такие продукты, как Belden 1694A и SDI coax, которые используются вещателями по всему миру.

— Какие задачи стояли перед Вами, как генеральным директором?
— С момента прихода в Belden, я сразу проявлял свои лидерские качества. Будучи подкованным в финансах, я вникал во все аспекты работы компании, зарабатывал авторитет и двигался к руководящим ролям благодаря своему усердию, кропотливой внеурочной работе. На посту руководителя передо мной встали новые разноплановые задачи. Мне довелось возглавлять различные департаменты Belden и отлично подготовиться к роли CEO, сегодня мне нравится быть частью бродкаст-сообщества, быть вовлеченным в обслуживание клиентов. Поэтому, несмотря на возникающие вызовы, влияние пандемии, отделение Grass Valley из инвестиционного портфеля Belden – я горжусь и наслаждаюсь временем, которое я посвятил работе в компании.

— Как отразилась пандемия на деятельности Grass Valley и Ваших заказчиков?
— Самый главный вызов пандемии – сохранение здоровья и безопасности команды Grass Valley, очевидно, что, основным приоритетом в сложившихся условиях стала защита наших сотрудников. Задачей номер два стало обеспечение клиентов оперативной и всеобъемлющей поддержкой с той целью, чтобы они могли оставаться в эфире и доносить жизненно важную информацию до миллионов людей.
Кроме того, не меньшим испытанием для нас стал дефицит спорта, отсутствие «живых» спортивных трансляций – с марта по июнь 2020 года как в Европе, так и Северной Америке вообще не проводилось никаких спортивных событий. Поэтому особенно тяжело пришлось тем клиентам, которым мы поставляем оборудование и программные решения для спортивного вещания. Все это, разумеется, сказалось на объемах их выручки и поставках нового оборудования.

— Дэвид Росс сказал нам в интервью, что кризис – выгодное время для слияний и поглощений. Планируете ли Вы приобретение каких-либо компаний?
— Да, сейчас хорошее время для заключения сделок и покупки компаний. И хочу особенно подчеркнуть: имея такого инвестора, как Black Dragon Capital, отлично понимающего потребности бродкаст-сообщества, мы сможем вывести Grass Valley на новый уровень, закрепить в будущем роль компании в статусе лидера цифровой медиаиндустрии, предложить нашим клиентам более гибкие модели для производства и дистрибуции контента, и, разумеется, еще более качественные решения и обслуживание.

— Судя по структуре компании, можно предположить, что Вы строите монополию. Какие сегменты рынка остаются ли Вас открытыми и наиболее привлекательными?
— Вещательная компания – это достаточно сложная система, и мы перекрываем многие ее запросы, предлагая высококачественные технологии, широкое портфолио продуктов и услуг для всех стадий производства – от съемки до доставки видеоконтента.
Наш ассортимент включает камеры, свитчеры, видеосерверы, маршрутизаторы, плейаут-системы, MAM-решения, которые могут бесшовно и впечатляющим образом интегрироваться между собой. Оценив портфолио Grass Valley, вы можете сами понять, каких продуктов в нем не хватает, и какие сегменты нам было бы интересно охватить в дальнейшем. К примеру, мы не продаем аудиоконсоли, системы служебной связи и.т.п.

— На чем Вы будете фокусироваться в 2021 году, и какие новинки собираетесь анонсировать? 
— 2020 год был для нас весьма «урожайным». Во-первых, произошло пополнение в семействе камер. Мы представили многоформатную камеру LDX 100 – легко масштабируемое автономное устройство IP, которое подключается непосредственно к сети и передает видеосигнал со скоростью до 100 Гб/с. Кроме того, мы объявили о старте поставок электронного блока для микшерных пультов K-Frame XP и выпустили новое облачное программное обеспечение GV AMPP.
Платформа GV AMPP позволяет гибко настраивать и переносить в облако многие рабочие процессы, и в этом году мы обязательно сообщим об обновлении и расширении ее возможностей и функционала. Наряду с этим, мы дополним свое портфолио новыми решениями для управления медиа-активами, плейаута и др.

— Grass Valley действительно можно назвать грандом, гигантом в медиаиндустрии. Планируете ли Вы завоевать масс-маркет, как это сделала, к примеру, компания Apple? 
— Отличный вопрос. Мы уже выпустили платформу GV AMPP, которая полностью основана на гибкой, масштабируемой, эластичной архитектуре облачных микросервисов. С помощью решения GV AMPP, которое может быть реализовано на любой вычислительной мощности, развернуть вещательную инфраструктуру могут даже те компании, которым раньше не хватало бюджета или инструментов от других вендоров.
Мы сотрудничаем с самыми авторитетными, топовыми бродкастерами, производим почти полный спектр оборудования для построения вещательных комплексов любой сложности, и, я бы сказал, у 90% мировых вещателей найдутся какие-либо решения Grass Valley. Таким образом, платформа GV AMPP, как базовая технология GV Media Universe, позволит всем медиакомпаниям существенно снизить стоимость входного билета на рынок и обеспечить максимальную гибкость рабочих процессов.

— А как сложилась Ваша личная, внеофисная жизнь?
— Я женат, и у меня четверо детей. С уверенностью могу утверждать, что главным плюсом пандемии для меня стала возможность проводить больше вечеров с детьми, играть с ними в настольные и видеоигры, смотреть вместе кино. Из-за закрытия границ и отсутствия путешествий я больше бываю дома и могу наслаждаться временем, проведенным в кругу близких. А еще смотреть программы, репортажи и  истории, которые рассказываются с помощью оборудования Grass Valley.
Вместе с тем, я – страшный фанат автомобильных гонок. Когда я учился в средней школе, мы с семьей перебрались из Детройта в Индианаполис, где проходят одни из самых престижных мировых гонок Indy 500. Практически 40 лет подряд я не пропускал ни одной легендарной «пятисотки». Эти соревнования приносят мне колоссальное удовольствие!

— А где Вы сейчас живете?
— Два года я прожил в Монреале, но когда Belden вывела из своего состава Grass Valley и компанию купила Black Dragon Capital, я переехал в Южную Флориду. Сейчас я живу севернее Майами, недалеко от города Форт-Лодердейл.