Канат Сахариянов: Я всегда делаю упор на формирование крепкой команды единомышленников

Со своей невестой я познакомился, когда мне было всего 15 лет. На третьем курсе института у меня родился сын

Интервью с генеральным директором медиахолдинга Atameken Business (Казахстан) Канатом Сахарияновым.

Когда и в какой семье Вы родились?

Я родился в 1975 году в Алматы, Казахстан. Папа начинал преподавать в зооветеринарном институте. Позже, в результате объединения двух ВУЗов — сельскохозяйственного и зооветеринарного – был образован Аграрный университет, в котором папа долгое время трудился доцентом, затем профессором кафедры ветеринарно-санитарной экспертизы и гигиены. Кандидатскую степень он защищал в Казани по теме, которую до сих пор не рассекретили полностью. Мама работала преподавателем английского языка в школе №12, где начинала свою трудовую деятельность пионервожатой, а закончила в должности директора школы. Затем долгое время возглавляла культурно-образовательный центр «Мирас». Десятки учеников, разъехавшись по всему Казахстану, продолжают поддерживать с ней контакты. Нас — брата, меня и сестру мама с детства заинтересовала английским языком, что нам очень пригодилось во взрослой жизни.

Вы все учились в одной школе?

Брат и сестра учились в той же школе, где работала мама, с казахским языком обучения. Я учился в школе с физико-математическим уклоном, с обучением на русском языке. Директором был очень сильный физик Байер. Дело в том, что ещё в детском саду была сформирована экспериментальная группа. Не знаю, что именно хотели выяснить устроители, но планировалось, что группа детей из детского сада должна была учиться в одном классе все десять школьных лет. Исторические события внесли свои коррективы — перестройка и последующий развал Советского союза поставили на этом эксперименте жирный крест. В нашем классе учились дети, буквально всех национальностей живущих в Казахстане. Из тридцати учеников только пятеро казахи, и после 1991-го года процентов семьдесят разъехались вместе с родителями по всему земному шару. Несмотря на такую географию, мы до сих пор поддерживаем связь.

Что дальше?

Advertisement

После девятого класса каждый из учеников выбирал одно из двух — либо физико-математическое, либо химико-биологическое направление. Родители настаивали на получении специальности врача-стоматолога, поэтому я выбрал химию и биологию.

С чем был связан такой выбор?

В СССР профессия стоматолога ассоциировалась с высоким уровнем жизни. А у моих родителей в тот период вопросы материального благосостояния стояли очень остро. Они взяли трёхкомнатную кооперативную квартиру в центре города, и ежемесячные взносы забирали серьёзную часть доходов всей семьи. Квартира была большая — 80 кв.м. общей площади, два санузла – по советским меркам просто шикарная. У нас в доме часто бывало огромное количество папиных и маминых друзей с детьми, всегда было так весело. Изо всех друзей наша квартира единственная, где могли поместиться все.

В семье растут два мальчика… Ваши увлечения были общими?

У брата склонность к точным наукам и электротехнике, у него всегда на балконе лежали радиодетали. Он постоянно там что-то паял. После окончания школы его, как отличника, зачислили в Московский энергетический институт. В силу семейных обстоятельств, вернулся домой и доучивался в Алматинском университете энергетики и связи. С тех пор он работает в сфере IT-технологий. А я всегда был гуманитарием. Но при этом серьёзно занимался айкидо и волейболом.

Школьной подготовки было достаточно или Вы занимались дополнительно?

В 15 лет я устроился помощником дворника в школу. Каждый день, с шести утра я подметал всю территорию, а зимой чистил снег. Зарплаты как раз хватало на оплату репетиторов. И первая запись о работе в моей трудовой книжке – должность дворника. Я поступил в медицинский институт, как и мечтали родители – на специальность стоматология.  Конец 1991, начало 1992 годов стали ужасно сложными для нашей семьи, как и для большинства жителей постсоветского пространства. Бывало что мы ели жареный лук, деликатесом считалась спинка минтая, а чёрное хозяйственное мыло было универсальным моющим средством – и для головы, и для посуды, и для стирки. Учась на первом курсе, я устроился дилером в валютное казино, которое открыли в Алматы предприниматели из Кореи. Мне пришлось уйти из спорта. За год работы я смог накопить, за вычетом расходов на проживание, сумму достаточную для проведения свадьбы. Даже чуть-чуть осталось. Со своей невестой я познакомился, когда мне было всего 15 лет. На третьем курсе у меня родился сын, я устроился работать в ресторан, официантом. Потом меня повысили до метрдотеля, я проработал так два с половиной года, вплоть до окончания института. На заработанные в ресторане деньги мы смогли приобрести отдельное жильё. Квартира «полуторка» располагалась в старом доме, такие называли «хрущёвками».

Когда закончили институт?

В 1997 году. В государственных учреждениях вакансий не было, в них с трудом выживали старые кадры. Частные только начали открываться, и были пугающе дорогими. В них работали классные специалисты. Чтобы хоть куда-нибудь устроиться, нужно было пройти ординатуру. Я не мог себе этого позволить по финансовым соображениям и устроился на работу страховым агентом в компанию «Медео». Через год уволился. Дальше как в фильме «Доживём до понедельника» — работал в столовой, мыл окна машин возле булошной, продавал газеты. Всё это время я искал работу, на которой мог бы использовать своё знание английского языка – спасибо маме, у меня был крепкий базовый уровень. В 1998 году поиски увенчались успехом, когда я пришёл на собеседование в «Кавашо», торговый дом японской корпорации «Кавасаки». Приемлемое владение английским языком и, как я узнал позже, наличие диплома врача открыли для меня двери в компанию.

Английский язык понятно, но причём здесь диплом врача?

Работая в компании, я увлёкся изучением японской культуры и языка, практикуясь с сотрудниками японцами. В одной из таких бесед мне и рассказали, что у них на родине обладатель медицинского образования считается высокоинтеллектуальным человеком. Спустя несколько лет я всё-таки довёл начатое дело до конца, окончив в 2011 году двухлетний курс обучения японскому языку.

На какую должность Вы пришли?

Я исполнял обязанности помощника генерального представителя Мачида-сан. Получил огромный опыт работы в японской системе организации труда: дисциплина, ответственность, доскональность, решение проблем. Однажды наш коллега Исида-сан показал мне статистику ВВП на душу населения Японии и Казахстана – около полутора тысяч долларов в Казахстане (при населении 16 млн человек), и тридцать тысяч долларов в Японии (180 млн человек). Меня это очень, по-хорошему, разозлило. Именно в этот период у меня появилось устойчивое желание работать в крупной казахской компании и внести свой вклад в развитие Казахстана.

Каким был следующий шаг?

Признавая тот факт, что стоматологом я работать не буду, я задумался о другом высшем образовании. По специальности более подходящей для личностной реализации в современных условиях, например в экономической или юридической сфере. Я по характеру перфекционист и гуманитарий, поэтому в 1999 году поступил в Казахский юридический институт на заочную форму обучения. Через два года, когда подошло время сдачи государственных экзаменов, мне пришлось уволиться. Руководство компании не хотело так часто и надолго отпускать меня с работы, да мне уже слишком сложно было совмещать сдачу экзаменов и работу над дипломом со служебными обязанностями. Институт я закончил с «красным» дипломом.

Где Вы нашли работу?

Через знакомых узнал, что в агентство «Хабар» требуется юрист со знанием английского языка. Судьба мне улыбнулась. Все соискатели вакансии выглядели солидно, но тест на знание английского языка я прошёл быстрее всех. За время работы в японской корпорации я существенно улучшил свой английский, и свободно владел юридической и  технической терминологией. Меня смущало только отсутствие юридической практики и то, что официальное вручение диплома должно было состояться через месяц. Но собеседование прошло успешно. В 2001 году я начал свою работу в «Хабар» в должности второго юриста.

В чём заключались обязанности второго юриста?

На тот период времени в агентстве находилось в работе несколько крупных договоров по сделкам, связанным с приобретением лицензионных прав. В том числе трансляции Олимпийских игр, футбольных чемпионатов и других телевизионных продуктов зарубежного производства.

Технические директора КМО Айдын Бажикеев и Владислав Богусевич

Как складывались карьера?

Первые полгода я проходил «курс молодого бойца», по-другому тот период и не назовёшь. В короткий срок под руководством старшего юриста я должен был научиться практическому применению знаний, приобретённых в институте. Через полтора или два года он уволился, и я остался один. Следом пришла комплексная проверка, которую возглавлял один из моих преподавателей в институте, сильнейший юрист Дмитрий Братусь. Руководство «Хабар» на помощь мне пригласило двух юристов из других крупных компаний. Шесть месяцев, пока шла проверка, я работал сутками напролёт. Это позволило приобрести бесценный опыт и повысить мой профессиональный уровень – меня назначили начальником юридического отдела. Чуть позже к этому добавилась должность корпоративного секретаря.

Получается, что  совмещали две должности?

В дополнение к основным обязанностям, я теперь отвечал за юридическое сопровождение собраний акционеров, советов директоров и т. п. В 2006 году мне поступило предложение перейти на работу в Верховный суд, помощником судьи. Перспектива для молодого юриста очень привлекательная. В это же время руководство «Хабар» предложило занять должность первого заместителя председателя правления. Мне не хотелось покидать свою команду, я принял предложение руководства. На первых порах я с трудом перестраивался под новый режим работы. Во-первых, я толком не понимал, чего от меня ждут; во-вторых – изменились сроки. Работая юристом, я привык к коротким срокам – подготовил договор и сдал, то есть исчисление шло в неделях или месяцах. Здесь всё совершенно по-другому. Менеджеры работают «пятилетками».

Вы разочаровались в своём выборе?

Напротив, это отвечало моей потребности в самосовершенствовании и профессиональном росте. Международная академия бизнеса в Алматы подписала договор с французами о совместной образовательной программе Executive MBA. Пройдя в ней обучение, я в 2008-м году защитил диссертацию по тематике HR, на английском языке. Получил сертификат Высшей школы коммерции Франции и сертификат Международной академии бизнеса Казахстана. После первого же года обучения я начал понимать, что такое настоящий менеджмент. До прихода в Академию я был влюблён в юриспруденцию, мне нравилась битва аргументов в судах. Я изучал выступления великих российских и советских юристов. Теперь я с не меньшим удовольствием погружался в сферу управленческих алгоритмов, потому что эта деятельность тоже на грани искусства. Хотя позже, когда принимал участие в рабочих группах нашего Парламента по подготовке законопроектов, я замечал, что работа над юридически выверенными формулировками нравится мне по-прежнему.

Совмещать работу и учёбу всегда тяжело, руководство оказывало поддержку?

Мой руководитель, Гульнар Мустахимовна Иксанова не только поддерживала моё стремление к повышению уровня знаний. Она делилась особенностями и тонкостями профессии, жизненным опытом. Гульнар Мустахимовна сыграла важную роль в моём становлении как медиаменеджера. За что я ей очень благодарен.

Когда и почему Вы переехали в Астану?

На одной из встреч с Президентом казахские журналисты посетовали на слабую материально-техническую базу. Н.А.Назарбаев, проявив политическую волю, дал поручение корпорации «Казахстан темир жолы» («Железные дороги Казахстана») выделить средства на строительство медиацентра «Казмедиа Орталыгы» по самым современным мировым стандартам и таким же техническим оснащением. Поэтому, начиная с 2007 года, многие телекомпании начали передислоцировать свои офисы в Астану, и агентство «Хабар» в том числе. Тогда же достигли договорённости о временном разделении функций руководства. Семья председателя правления, Г. М. Ихсановой проживала в Алматы, и переезд был для них крайне неудобен. Моя молодая семья более мобильная. В силу этих причин, Гульнара Мустахимовна осталась руководить в Алматы, а я с семьёй переехал в Астану.

Вашей семье предоставили квартиру в Астане?

Несколько месяцев агентство оплачивало аренду жилья. За это время мы с женой продали свою жилплощадь в Алматы, бизнес жены и купили квартиру в Астане.

Как начиналась эта грандиозная стройка?

Подрядчиком строительства стали КТЖ. Техническая часть сформирована турецкой компанией «Акфа», агентством «Хабар» и телерадиокорпорацией «Казахстан». Создали управляющую компанию по строительству медиацентра с генеральным директором – представителем КТЖ, а совет директоров в 2011 году предложили возглавить мне. «Акфа», в свою очередь, в целях улучшения взаимодействия в «системе заказчик – исполнитель», пригласила мэтра телевизионных систем Богусевича Владислава Леонидовича. Задача нашей компании заключалась в сборе информации от казахстанских телерадиовещательных компаний. Они предоставляли свои запросы на техническое оснащение, площади для размещения – аккумулируя, мы передавали эту информацию Владиславу Леонидовичу. Он, отфильтровав по определённым параметрам полученные данные, передавал их непосредственно подрядчику.

Как это отразилось на Вашей карьере?

Когда строительство подходило к завершению, у меня состоялось несколько встреч на уровне заместителя руководителя администрации президента, с министром информации, с ответственным секретарём министерства информации, с вопросом о моём видении будущего «Казмедиа Орталыгы». Я в этом вопросе всегда слышал предложение возглавить медиацентр. Что не удивительно, ведь я принимал непосредственное участие в его строительстве с этапа рытья котлована. Разумеется, я говорил, что для меня это большая честь. Весной 2012 года приняли высокое решение, на уровне премьер-министра о моём назначении генеральным директором медиацентра. Для меня это второй личный прорыв. Первым стало устройство на работу в агентство «Хабар». Моя мечта со времён работы в японской компании начала воплощаться. В силу своей привычки – делать всё хорошо, я старался повышать свой профессиональный уровень. Поступил на программу DBA – доктор делового администрирования в Российской академии народного хозяйства, и через четыре года защитил докторскую диссертацию по теме «Интернет и телевидение». На обучение пришлось потратить около сорока тысяч долларов, но они окупились сторицей.

Какие задачи предстояло решать?

Я понимал, что все полученные знания в магистратуре и докторантуре, опыт работы первого руководителя мне помогут реализовать все свои идеи. «Казмедиа Орталыгы» это уникальный объект, который сочетает такие аспекты как техническая дирекция всех государственных телекомпаний в аутсорсинге. Он представляет собой отдельно стоящее огромное здание – технологический комплекс – и это всё является одним большим компьютером, где одна неисправность может вывести из строя множество систем. Одной из своих задач я считал необходимость обеспечить комфорт для всех компаний, которые там будут работать, на уровне пятизвёздочного отеля. Чтобы приходя в медиацентр, люди попадали в комфортную рабочую среду; без административных, бюрократических проволочек. Чтобы люди по-настоящему получали удовольствие от творческой работы. И второй важный аспект – это техническое сопровождение, выстроенное таким образом, чтобы комплекс работал бесперебойно.

Где и как набирали специалистов?

Переформатировали штатное расписание «Хабар», «Казахстана», 1-го канала «Евразия», в результате которого режиссёры, инженеры монтажа, операторы перешли в штат «Казмедиа Орталыгы». Что обоснованно, так как весь технический комплекс принадлежит центру. Часть специалистов, отвечающих за взаимодействие с медиацентром, и операторы с собственных ТЖК, остались в штате телекомпаний. В 2012 году мы подошли к такому важному рубежу, как компетенция технических специалистов. Здесь мы столкнулись со следующим явлением. Турецкая компания утверждала, что в Казахстане нет технических специалистов, которые могли бы работать в медиацентре. Поэтому она была готова благородно предоставить свои услуги и своих технических специалистов для работы в медиацентре на два года. Затем, в течение ещё двух лет, готовить наших технических специалистов. Эта благородная идея стоила очень дорого, цифра порядка тридцати миллионов долларов в год.

Идея, так понимаю, Вам не понравилась?

У меня была категорическая позиция, что это недопустимо — мы должны самостоятельно развивать свой технический персонал. Иначе такая «помощь» может затянуться надолго. Это же бизнес. Как можно надеяться, что бизнесмен откажется от тридцати миллионов долларов в год. Поэтому для меня было крайне важно, чтобы медиакомплекс управлялся именно казахстанскими специалистами. Благодаря твёрдой политической воле министра информации Дархана Камзабекулы Мынбая приняли программу обучения казахских специалистов. За весну-лето 2012 года мы осуществили поэтапное обучение наших «технарей». Первая группа проходила обучение в Санкт-Петербурге, для следующих групп приглашали специалистов из Франции и Канады. Параллельно мы вели интенсивную подготовку к запуску в эксплуатацию самого комплекса. В «Казмедиа Орталыгы», после окончания договора с «Акфа» пришёл В. Л. Богусевич.

Когда состоялся первый эфир?

В намеченный срок – 1 сентября 2012 года. Наряду с уже известными «Хабар», «Казахстан», 1-й канал «Евразия», в эфир вышли новые телеканалы «24Kz» и «Билим мен медениет» («Знание и культура»), чуть позже  телеканал для детей «Балапан».

На Ваш взгляд, что стало самым важным на этом этапе?

Во-первых, техническая интеграция всех систем, Мы с Владиславом Леонидовичем занимались этим целый год. Нам удалось добиться дисциплины и стабильности в работе инженерно-технического персонала. Во-вторых, нужно было выстраивать человеческие взаимоотношения. «Хабар», «Казахстан», 1-й канал «Евразия», служба центральных коммуникаций, «Мир» — пять самодостаточных компаний, которые одномоментно стали соседями в одном здании. В-третьих, настройка коммуникаций бизнес-процессов, потому что у каждого они свои, устоявшиеся. Считаю, что за три года мне удалось эти задачи выполнить, так как они с тех пор работают слаженно.

Какие ещё стояли задачи?

Возникла ещё одна большая проблема, которую нам удалось решить – убыточность, полтора миллиарда убытков только по амортизации оборудования. У меня и нашего финансового директора были свои предположения о причинах происходящего, но этого не достаточно для предметного разговора с официальными лицами. Поэтому для проведения независимого аудита мы пригласили две компании Ernst&Young и PreicewaterhouseCoopers. По результатам этой проверки и согласований во всех полагающихся в таких случаях министерствах и ведомствах, провели заседание наблюдательного совета. Изменили саму учётную политику, которая позволила не только постепенно сократить убытки, но и буквально по истечении трёх лет получить первую прибыль, в 500 тенге. Эта, смешная на первый взгляд, сумма зафиксировала очень важный результат – нам удалось ликвидировать катастрофическую убыточность коммерческой деятельности «Казмедиа Орталыгы».

Достигнув таких результатов, Вы уходите. Почему?

Я принимал участие в этом проекте, потому что он был интересен своей уникальностью. При этом я отдавал себе отчёт, что лет через пять, когда все процессы будут налажены – работать там мне станет «тесно». Я мечтал возглавлять именно телеканал, потому что телеканал – это творчество, это продакшн, это телепроизводство, это информационное влияние. Меня увлекал процесс формирования информационных потоков. И когда мне сделали предложение возглавить телевизионный канал КТК — лидер среди каналов с очень хорошей историей и хорошим творческим коллективом, я воспользовался шансом перейти на позицию, которая меня всегда интересовала. Здесь я получил богатый опыт работы на мощном ресурсе и с сильной командой.

Чего удалось добиться?

На мне, как на генеральном директоре замыкалась информационная служба телеканала плюс Digital-ресурсы: это сам «КТК.kz», «Газета.kz», «Лента.kz». Именно на этом я и сделал упор в своей работе. Потому что закупом сериальной продукции и производством программ занимались другие, творческие люди. Анализ текущей ситуации показал, что показатели рейтингов Digital-ресурсов оставляют желать лучшего. «Новости» КТК, например, всегда находились в лидерах, по рейтингам всегда превосходили всех. В результате предпринятых мер нам удалось «Газету.kz» с 72-го месте в рейтинге поднять до 30 места, «КТК.kz» с 36 места вошёл в десятку.

Что дальше?

В конце 2016 года по решению собрания акционеров я освободил должность и вернулся в Астану. Меня пригласили работать в национальную палату предпринимателей, управляющим директором по связям с общественностью. А в начале 2018 года меня назначают генеральным директором медиахолдинга Atameken Business. Он состоит из одноимённого бизнес-телеканала и информационного портала «inbusiness.kz», основное направление вещания – деловой контент.

Как возникла идея создания такого ресурса?

Идея создание телеканала и портала принадлежит Тимуру Кулибаеву, председателю президиума национальной палаты предпринимателей. Когда столкнулись с тем, что журналисты, которых приглашают на мероприятия, не владеют деловой, экономической повесткой и не могут до конца правильно, чётко и аналитически изложить суть происходящего. Были идеи создать собственные программы, либо сформировать пул деловых журналистов, владеющих терминологией, умеющих аналитически излагать экономическую информацию. Квинтэссенцией всех идей стало создание делового ресурса Atameken Business, финансируемого за счёт дотаций от акционеров и доходов от коммерческой рекламы.

Какие цели и задачи Вы ставите перед собой?

У нас нет развлекательных программ, потому что наша задача давать полезную информацию для наших предпринимателей — финансы и экономика, истории успеха деловых людей. Стержнем канала являются деловые новости. В целом мы делаем упор на контент, который бы помогал предпринимателям получать полезную информацию, а также защищал их интересы. Контент, позволяющий сформировать более рациональный подход к бизнесу, почерпнуть идею для создания нового. Мы расширяем аудиторию за счет социальных и политических новостей. С реальностью не поспоришь – в Казахстане всего два процента населения заняты предпринимательством. Об этом я могу очень долго говорить, потому что, как и наш коллектив, по-настоящему очень горжусь нашей работой. В этом проекте заложена благородная миссия. Мы стараемся придерживаться первоначальных задач, благородность идеи заключается в том, чтобы создать прослойку предпринимателей – ответственных, с активной гражданской позицией людей.

Запуск студии Atameken Business 2021

Что уже удалось сделать?

На данный отрезок времени главным достижением считаю создание крепкого пула журналистов деловой направленности. Я всегда ставлю упор на формирование крепкой команды единомышленников, на создание контента, который будет достигать поставленных целей. Наш сайт вырвался в лидеры среди деловых порталов. Мы настроены на постоянное внедрение новых технологий. Например, мы запустили виртуального ведущего iSanj, который ежедневно выходит в эфир. Особый предмет гордости, потому что это разработка отечественных IT-специалистов. Кроме этого, акционеры сделали нам отличный подарок, оплатив постройку в нашем здании новой современной студии, с несколькими локациями, площадью около трёхсот квадратных метров. Запуск состоялся 1 июня текущего года.

Что считаете главным в карьере?

Медиацентр, потому что с нуля создавали уникальный комплекс, сочетающий в себе и производственно-техническое назначение, и гостиничный сервис. Это амбициозный, сложный проект, в который вложено много энергии, времени и нервов. Главное, что он получился успешным, потому что до сих пор работает. Второе — Atameken Business, учитывая узкую направленность этого крайне тяжёлого и  сложного проекта. Важность его успешной реализации сложно переоценить, и мы ищем новые пути развития.

Аружан дает интервью на конгрессе экологистов

Как сложилась жизнь вне работы?

Родители вышли на пенсию. Сестрёнка с тремя дочками ведут успешный кулинарный бизнес. Сын окончил юридический университет, работает в международной юридической компании. Женился, моей внучке в мае исполнился год. Все они живут в Алматы. Старший брат живёт со своей семьёй в Вене, занимается компьютерами, системами администрирования.

Жена – медик по образованию. Когда переехали в Астану, она открыла несколько магазинов, оставив при этом медицинскую практику. Очень активно развивается – сеть аптек, бутиков и т. д. Дочь, ей в этом году исполняется 18 лет, по гранту поступила в международный колледж, в Японии. В 2019 году за деятельность по экологическим проблемам на неё обратили внимание СМИ. Пригласили на работу в компанию, занимающуюся экологическими проблемами. В тоже время её интересует режиссура, монтаж, видео.

С дочкой Аружан

 

close

Рады, что вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать замечательный контент.

политика конфиденциальности

close

Подпишитесь на нашу рассылку!

Политика конфиденциальности

Advertisement