Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»Интервью с Дмитрием Лукьяновым, Technical Sales and Support Manager Riedel Communications Russia.

— В какой семье Вы родились?

Я родился в 1989 году, в Москве, на Красных воротах. Отец архитектор, а мама инженер. Еще у меня есть брат, который младше меня на 6 лет, он журналист. Мы жили в одной из пяти комнат коммунальной квартиры. В 1999 году переехали в Головинский район.

Школа

— Как учились в школе?

Нормально, в обычной школе. Как и у всех, кто потом пошел в технический вуз, любимыми предметами были математика и физика. Школу окончил без троек, но без медалей.

— Помимо учебы еще чем-то занимались?

Я ходил в художественную школу и на шахматный кружок. Раньше мне нравилось рисовать, сейчас кисти и краски в руки не беру. Любовь к искусству пропала в то время, когда заинтересовали математика с физикой. Этот интерес появился еще в детстве. Мой дед работал начальником лаборатории в ГАПе (ГИПРОНИИАВИАПРОМ), он мне много всего рассказывал и многому научил.

Advertisement

Институт

— Рассказы Вашего дедушки повлияли на выбор учебного заведения?

Я пошел в МТУСИ (Московский технический университет связи и информатики) на факультет радиосвязи. Описание на эту специальность мне показалось самым интересным. Это мой выбор, родители и родственники к нему отношения не имели. Я сам выбрал этот вуз. А потом, когда записался на подготовительные курсы, узнал, что у меня мама, оказывается, тоже окончила этот институт. Курсы мне понравились, они много дали.Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

— Что наиболее запомнилось из студенческих лет?

Наша дружная группа. Мы до сих пор со многими общаемся. Многие из моих сокурсников сейчас на телевидении. С некоторыми я работал в одних организациях. Например, в Russia Today, Snell, были коллегами с Сергеем Архипцевым, моим одногруппником по магистратуре.

В институте я познакомился с ребятами других специальностей, и мы вместе сделали свою музыкальную звукозаписывающую студию. Она базировалась на Кусковском химзаводе, сейчас его нет.

Первая работа и студия звукозаписи

— На чем играли?

На гитаре, учился самостоятельно.

— Когда появилась первая работа?

В школе, в 10 классе, мы с друзьями зарабатывали на барабанную установку. В «Ростикс», так как больше никуда не брали. Мы в то время создали свою группу, исполняли разные песни «Аквариума». Группа распалась после окончания школы.

— Как возникла идея создать свою студию звукозаписи?

Мой друг курсом старше жил в районе Лефортово, где располагался Дом творчества, в котором имелось направление радиоэлектроника. Он сам собирал усилители, колонки. Интересовался процессом звукозаписи с технической стороны. Большую часть оборудования для нашей студии мы сделали с ним сами. Она просуществовала около трех лет. Но вскоре химзавод совсем разобрали, и наша студия прекратила существование вместе с ним.Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

— Первая постоянная работа когда появилась?

11 лет назад, на Russia Today, инженером. В то время учился в магистратуре. У нас преподавал Алексей Михайлович Коринский. Хороший лектор, вел «телевидение» и устраивал нам практику на Первый канал в «ДИП» (Дирекция информационных программ). Работа на ТВ заинтересовала. А мой друг работал на Russia Today, там появилась вакансия инженера, и он меня пригласил. Сходил на собеседование к Кириллу Григорьеву, и меня приняли на испытательный срок. Но пробыл там не так долго. На Russia Today было интересно в самом начале, когда только вникаешь в работу. Когда во всем разобрался, интерес пропал, наступили рядовые трудовые будни.

Первый канал

— Почему решили пойти в магистратуру?

Появилось новое направление для нашего института, и я решил попробовать. Выбрал кафедру «Телевидение».

Вскоре мои знакомые из Останкино, которые работали на запуске нового эфирного комплекса Первого канала, предложили к ним присоединиться. В «Телерент» я пришел на должность сменного инженера. Запуск новых передач, перестройка студий дали возможности для творческой инженерной работы, поэтому проект для Первого канала стал для меня максимально интересным. Собеседование в «Телерент» проводил Константин Мартынов.

— Каким направлением занимались в «Телерент»?

Я занял должность видеоинженера. Там условно все разделено на людей, которые занимаются автоматикой и видеочастью. Я занимался последней. Проработал там чуть больше года. График сутки через трое, свободного времени много, энергии тоже. Через начальника смены узнал о вакансии на Шаболовке, на ВГТРК. Мне всегда хотелось поработать именно там. Устроился на вторую должность, такая практика среди инженеров частое явление.

ВГТРК

— Чем на Шаболовке занимались?

Сначала занял должность инженера в РАЭБ. Это эфирный блок, построенный на серверах и системе автоматизации Bram Tech. В общей смене, которая занималась также и трансляционными аппаратными, меня поставили на трансляционные аппаратные. Там незадолго до этого создали первый спортивный канал высокой четкости «Спорт-HD», и я стал работать там — и в эфирке, и в аппаратных.

— А как же интерес к инженерно-творческой работе?

На тот момент там стояло очень интересное оборудование: серверы EVS, микшеры KAHUNA, LAWO. Трансляционные аппараты не постоянно находились в действии, и появлялась возможность экспериментировать, настраивать и так далее. Какое-то время работал параллельно на двух работах, учился. Потом понял, что тяжеловато все совмещать. Плюс к этому в институте на кафедре мы создали свою телевизионную студию. Нашли камеры, собрали все свои схемы, все нарисовали, придумали, вели лекции, практические занятия.Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

— Что со студией сейчас?

Студия существует. Ей занимаются аспиранты и более старшие сотрудники с кафедры «Телевидение». Они снимают обучающие материалы, знакомят ребят с этим направлением, проводят лабораторные работы, освещают деятельность института.

— В какой момент окончательно оказались на ВГТРК?

Приблизительно полгода я работал на два места. Точно не помню, но в 2012 году, когда проходила Лондонская олимпиада, я уже сотрудничал только с ВГТРК. Я занимал должность ведущего инженера, проверял и настраивал хорошее, качественное оборудование. Запустили студию, и параллельно я закончил магистратуру.

S-Pro Systems

— На аспирантуру решили не замахиваться?

Я учился в аспирантуре, но не закончил. Тогда я уже работал в системном интеграторе S-Pro Systems, у нас действовал проект «ВГТРК регионы». Это подготовка к переходу на цифру, совмещать не получилось.

Мы участвовали в одном из конкурсов студенческих работ с нашей студией в МТУСИ, выиграли приз, получили грамоты. Обновил резюме на Head Hunter, и ко мне обратилась S-Pro Systems. Я пошел на собеседование к Сергею Викторовичу Цымбалу. Он мне рассказал о проекте «ВГТРК-регионы» и предложил сотрудничать в этом направлении.

— Сколько проработали в S-Pro Systems?

Почти два года. Ездил в Самару, Владивосток — это проекты, которые я сам «рисовал». Также в Челябинск, Саратов и Читу. Плюс к этому в S-Pro Systems был большой цех, где проводились предварительные инсталляция и настройка всех регионов.

Snell

— Почему решили уволиться?

Мы закрыли все свои регионы из того пула городов. Пока над этим работали, мыслей об уходе не возникало. Я продолжал общаться с бывшими коллегами по Russia Today. Один из них, Роман Фадеев, на тот момент состоял в штате Snell, но по своим причинам переходил в Evertz. Он и рассказал мне про вакансию. Я решил попробовать свои силы там.

— Чем работа на вендора принципиально отличалась от других?

Все эти три специализации (интегратор, вендор, вещатель) — разные и каждая интересна по-своему. Но в каждой из них не хватает чего-то, что есть у другой. Когда работаешь на канале, у тебя постоянно эфиры, и если запускаются новые проекты, все это дает некий драйв. Но ты ничего глобального не проектируешь.

В интеграторе есть только глобальный уровень, но нет возможности участвовать в каких-то больших событиях.

Когда работаешь на вендора, можешь поучаствовать в спортивных событиях. Я мечтал о «Формуле-1», и это желание осуществилось. В 2017 году на Гран При Сочи  я осуществлял техническую поддержку по видеомикшерам.Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

— Сколько проработали в Snell?

До самого конца, до 2018 года, пока организацию не купил Belden. В Snell было два инженера, я и Сергей Архипцев. Мы поделили между собой продукты: классическое видео и IT плюс автоматика. Я занимался микшерами, матрицами, конвертерами, модулями. После объединения нас c Сергеем перевели в пресейл. Работать стало скучно, тем более после Чемпионата мира по футболу. Дальше —  интеграция, оптимизация, и я оказался без работы.

NBC

— Куда пошли?

Начал искать себе место. Одной из главных моих задач в Snell была поддержка панарамовских ПТС. Это колоссальный опыт, я познакомился со многими очень сильными инженерами. Есть такой вещатель Telemundo. Это испаноговорящее подразделение NBC, которая освещает все спортивные события, особенно футбольные. Они нанимают интеграторов или поставщиков услуг со своим оборудованием. И меня взяли на обслуживание. Поработал с ними в Петербурге, а потом меня взяли еще и на Москву. Основная задача — поддержка преобразователей телевизионных стандартов Alchemist. В поисках постоянной работы я позвонил Сергею Сергеевичу Ревину, и он предложил контракт на Универсиаде в «Красноярске-2019» технологом на вещательном центре. Под этой должностью подразумевалась вся инженерная работа. Я по-прежнему продолжал поддерживать матрицы и микшеры, только уже с другой стороны. Параллельно мы формировали схему доставки сигнала, обмена между всеми локациями и схему, собственно, самого IBC — Inetrnational Broadcast Centre. Я там трудился вместе с Маленковым, Пахомовым, потом к нам присоединился Рыдалин. А когда мы все запустили, и началась Универсиада, я работал точно так же, как на телеканале.

«Глосан»

— Что было после Универсиады?

Я, наконец-то, отдохнул. Был в то время безработным, долго искал чем заняться. В результате устроился на интегратор «Глосан». В тот момент там работал Антон Дойнеко, с которым мы вместе сотрудничали в Snell.Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

— Чем занимались в «Глосане»?

Работал инженером проектов, удалось реализовать несколько интересных. Среди них один небольшой в новом для меня направлении — система дополненной реальности АСБ-27 (студия в Останкино, где сейчас «Матч-ТВ» снимает свои программы). От хорватской компании Stype там установлена система трекинга камеры. Потом появился самый, наверное, масштабный и большой проект, который я когда-либо сам делал — централизованный VAR для РПЛ.

— Чем занимались на этом проекте?

Полностью цикл проекта: от тестов до запуска. Фирма «Глосан» довольно небольшая, занимались вдвоем с Юрием Шумаровым.

— Что после окончания этого проекта?

Дней 40 без выходных я запускал этот проект. Первые игры и тесты проводили совместно Александр Маленков, Пахомов и я (это по своей части — оконечное оборудование на стадионах и в центральной аппаратной, по части сети между всеми локациями, параллельно с нами работал другой отдел в таком же режиме). На играх я принимал участие на одной тестовой и на одной «боевой». Потом началась пандемия. Собственно, на другие игры я не успел съездить из-за локдауна.

— Когда начался локдаун, что делали?

Работал, но из дома. Еще один проект я успел сделать для «Глосана» — апгрейд эфирки тематических каналов в Останкино. Это «Футбол-2», «Футбол-3», «Игра», «Боец». Когда пришла пора делать проект эфирки, я ездил на работу на велосипеде, делал схемы, проектировку.

Riedel

— Какой этап стал следующим в жизни?

В марте этого года я устроился в Riedel. Мне захотелось опять поработать на вендора.

— Какие задачи здесь выполняете?

Точно те же, что выполнял в Snell. Есть оборудование, я составляю по нему спецификацию, обсуждаю проекты, делаю демо и различный саппорт.

— Когда появились знания английского языка?

В школе. В 10, 11 классе я занимался с репетитором. Его нашли через друзей семьи. А когда работал в Snell, там тоже с нами занимался репетитор. Это был англичанин, который переехал в Москву. Дмитрий Лукьянов, Riedel Communications Russia: Горжусь, что участвовал в проекте VAR и на Универсиаде, и на «Формуле»

— Что считаете главным достижением в жизни?

Сложно сказать, поскольку я работал в трех разных направлениях. Для каждого из них свои достижения. Горжусь, что удалось поучаствовать в проекте VAR и Универсиаде, и на «Формуле». Мы сделали в Snell один очень интересный проект для «Нового Радио». Там реализовано много удачных решений в плане системы  контроля и мониторинга. Также в Snell сделали IP-вещательный комплекс для одного заказчика. Практически один в один с «СТС» (имеется в виду по времени, так проекты отличаются кардинально). Это полностью цикл с нуля — от PoC (Proof of concept) до запуска в эфир.

— Когда и где познакомились с женой?

На прослушивании в какой-то из групп, в которую искали гитариста. Она учитель музыки и тоже пришла на этот кастинг. Во время локдауна она меня учила играть на пианино.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement