Автандил Чхаидзе: Спутниковый телепорт в 1999 году в Грузии — амбициозный и почти фантастический проект

Автандил Чхаидзе Общественное Телевидение ГрузииИнтервью с Автандилом Чхаидзе, начальником службы технического обеспечения Общественного Телевидения Грузии.

– Когда и в какой семье Вы родились?

Я родился в 1955 году. Родители мои по образованию экономисты, оба oкончили экономический факультет Тбилисского Государственного Университета. Папа продолжил учебу в Ленинграде, в Финансовой Академии. После окончания Академии его назначили главным ревизором Государственного Банка в Тбилиси. Тогда мама посвящала все время семье и нашему с братом воспитанию. Позже, когда мне исполнилось 10 лет, она возобновила свою карьеру в должности экономиста, начальника планового отдела управления общественного питания одного из районов города Тбилиси.

Старший брат, Нугзар Чхаидзе, окончил исторический факультет Тбилиcского Государственного Университета. В 1986 году получил диплом режиссера в Ленинградском Государственном Институте театра, музыки и кино «ЛГИТМИК». В 1977-1991 годах был режиссером телерадиовещания Республики Грузия. В 90-е годы работал на ОРТ. С 1993 по 2014 год был главным режиссером музыкальной редакции, а затем главным режиссером Первого канала грузинского телевидения. Нугзар известный композитор, автор многих популярных песен.

— Как учились в школе?

Пока мама не работала и могла уделять достаточно времени моей учебе, я был отличником. В 5 классе я перешел в другую школу, и моя успеваемость снизилась, иногда я даже прогуливал уроки. Видимо, таким образом я старался проявлять самостоятельность. По прошествии трех лет меня перевели в специализированную школу-интернат им. Комарова с углубленным изучением математики и физики. Программа отличалась от обычной и была намного сложнее, но особой трудности для меня не представляла.

— Чем увлекались в детстве?

Advertisement

Очень любил играть в футбол и неплохо бегал на короткие дистанции. Но спортивная карьера не сложилась.

– Когда у Вас появился интерес к технике?

С детских лет я разбирал свои игрушки, как, впрочем, и всё, что попадалось под руку. Даже добрался до часов и проигрывателя, изучив внутреннее устройство, пытался собрать заново. Часто вещь оказывалась сломанной и не подлежала восстановлению.

Музыку я любил еще с детства. В школьные годы начал собирать коллекцию записей зарубежных исполнителей, ‎среди которых были The Beatles, Rolling Stones, Led Zeppelin и другие. Понятно, что хотелось слушать записи на оборудовании с мощным и качественным звуком. Так я начал самостоятельную сборку звуковых усилителей, колонок и т. д.

— Где получили высшее образование?

В нашей семье экономистов отец, скорее всего, хотел бы, чтобы я пошел по его стопам, но он предоставил мне самому решать где учиться, и поддержал мой выбор.

Высшее образование я получил в Грузинском Политехническом институте. В конце 60-ых годов открылся факультет автоматики и вычислительной техники. Это направление мне показалось интересным и перспективным.

ЭВМ я впервые увидел только на третьем курсе, она занимала огромный зал (более 100 кв. метров). Визуально это двухметровые шкафы, похожие на большие магнитофоны, соединённые друг с другом многожильными кабелями — ничего общего с компьютерами, которыми мы пользуемся сейчас. Не совсем то, что я себе представлял, но всё равно интересно.

— Как у Вас складывалось обучение?

На первом курсе мне нравилось учиться, я стремился к высоким отметкам. Но однажды случилась неприятная история. При сдаче экзамена по математике мне поставили тройку — моя первая несправедливо полученная низкая оценка. Это было неожиданно и оскорбительно, так как математику я любил и благодаря физико-математической школе знал ее достаточно хорошо.

Экзамен проводил ассистент преподавателя. Сейчас мне понятно, что он просто боялся ответственности и перестраховался. Мои сокурсники, которые в тот день не сдали экзамен или получили низкие баллы, не позволили ассистенту оформить их. Позже, пересдав экзамен профессору, они получили пятерки. Пересдать экзамен, когда тебе уже официально оформили оценку, было практически невозможно, я особенно и не пытался, не хотелось никому ничего доказывать. После этого происшествия моё отношение к учебе изменилось, и я перестал стремиться к получению красного диплома.Автандил Чхаидзе Общественное Телевидение Грузии

— В ВУЗе повторилась школьная история?

Я думаю, что в школе я был прилежным учеником. По математике и физике меньше пятерок у меня никогда не было. А в институте, после того неприятного случая, я стал учиться менее прилежно. Готовился к зачетам и экзаменам без особых усилий, тратил на это столько сил и времени, сколько было необходимо, но не больше. Острой реакции на оценки уже не возникало – в моей зачётке мирно соседствовали и тройки и пятерки. К тому же мне, как и большинству студентов, хотелось больше проводить время с друзьями, одним словом развлекаться, насколько мог позволить себе студент в СССР того времени.

— Какой оказалась первая работа?

Распределили меня в Тбилисский Научно-Исследовательский Институт приборостроения и средств автоматизации «ТНИИСА» — инженером. Лаборатория, в которую я попал, занималась созданием телевизионных игровых автоматов для использования в общественных помещениях. Когда я оканчивал институт, мой брат уже работал на телевидении звукорежиссером. Так получилось, что после года работы в «ТНИИСА» я тоже оказался на телевидении.

— Как развивалась карьера на телевидении?

В 1978 году я пришел инженером в ремгруппу аппаратно-cтудийного комплекса (АСК) Государственного Комитета Грузии по телевидению и радиовещанию. Затем меня перевели инженером в TB-студию, где стояли цветные французские камеры фирмы Thomson. Примерно через три года запустили в эксплуатацию новую цветную студию, оснащённую Шауляйским оборудованием. Меня назначили начальником смены и ещё через три года — начальником участка центральной аппаратной телевидения.

В 1989 году, работая в Госкомитете Грузии по телерадиовещанию, я принимал участие в создании первого независимого телеканала «Мермиси» в качестве технического директора. Можно сказать, что это была работа на общественных началах. Мы работали как энтузиасты, просто делали новый телеканал. К сожалению, он просуществовал меньше года.

В 1992 году на телевидении решили запустить в эксплуатацию аппаратуру, которая пролежала на складе более двух лет. Зная, как дорого обходится телевидению приглашение иностранных специалистов для монтажа, между руководством Комитета по телерадиовещанию и группой сотрудников, в которую входил и я, заключили договор на монтаж и наладку этого оборудования. Такой договор считался выгодным для обеих сторон. Но ….

— Вам не заплатили?

Это не совсем так. Подписан контракт, определена сумма. Но после окончания работ, когда настало время расчета, оказалась, что инфляция составила 500%, если не более. Контракт инфляцию не учитывал. Руководство телевидения, если бы даже захотело, а оно и не очень этого желало, не имело права самостоятельно (госучреждение) увеличить нам оплату.

Я рассказал об этом не потому, что «нас кинули», а по другой причине. В стране шла гражданская война. Экономика страны оказалась в коллапсе, деньги теряли цену каждый день, отсутствие газа и электричества, зарплату выдавали в купонах. На зарплату можно было купить только хлеб, чай, сахар и ничего больше. Никто не хотел торговать на купоны, так как инфляция съедала все. Целый день на работе, потом холодный дом, без света и газа. А на следующий день опять на работу. Вывод напрашивался сам — надо уезжать, и чем дальше, тем лучше (в Москву, за границу…). Не знаю даже, стоит ли об этом писать… С годами хочется вспоминать только хорошее….

Выехать за границу не получилось. В 1992 году, после того как ушел из Госкомитета Грузии по ТВ, я принимал участие в создании частного телеканала «Тамариони» в качестве технического директора.

С 1993 года вместе с моим другом Георгием Павленишвили проработали в частной студии около двух лет («Неостудия», владелица Манана Шеварднадзе).

— И что было дальше?

В 90-х, как следствие развала СССР, а значит и прежних экономических связей, возникла и долгое время продолжалась неразбериха с трансляцией ОРТ на республики Закавказья. В итоге проблему решили, достигли ясности и соглашений с ОРТ в финансовых вопросах. В Москве зарегистрировали компанию «Связь Телевидение Радио» (СТР) — учредитель Владимир Шенгелая. Также учредили грузинский филиал СТР. Было решено использовать существующие советские радиорелейные линии связи, которые оказались распределены между тремя независимыми странами — бывшими республиками СССР. Мы восстановили сеть, которая не работала уже несколько лет, и запустили трансляцию сигнала ОРТ на Грузию, Армению и Азербайджан.

— Какую должность занимали в СТР?

С 1995 по 1998 годы я работал техническим директором, являлся одним из учредителей грузинского филиала. В 1999 году изменилось законодательство, и компания закрылась. Я ушел из компании чуть раньше, до её закрытия, и в 1999 году и вернулся в Комитет по телевидению и радиовещанию Грузии заместителем председателя по технике.

Первую модернизацию телевидения пришлось проводить мне. В период 1999-2004 годов я проделал работу, которой, считаю, можно гордиться.

Первое – это создание первого в Грузии телепорта спутникового вещания и организация 24-часового вещания на спутниках Eutelsat. Мы с председателем комитета добились и смогли установить телепорт у нас на телевидении. Я добился и получил согласие на изменение формата наземного вещания в Грузии из системы Secam в систему PAL. Сегодня созданием спутникового телепорта никого не удивишь, но в 1999 году сделать это в Грузии была амбициозная и почти фантастическая задача, которую мы проработали и решили за короткий срок вместе с Министерством транспорта и коммуникации Грузии. За эту работу я и мой коллега, заместитель министра транспорта и коммуникации Георгий Какубери, были награждены «Орденом Чести».

В это же время мы приобрели станцию мобильного спутникового вещания Fly-Away PAL/SDI, которая проработала 21 год. Я полностью перевел производство программ на телевидении в систему PAL. После этого я принял решение осуществлять производство новостей на телевидении с аппаратуры формата Super-VHS на формат Sony DVCAM. Мне удалось внедрить этот формат на телевидение. Мы закупили аппаратуру DVCAM в 2000 году первыми, прямо с выставки Sony в Германии. Также мы купили первую нелинейную монтажную станцию Sony ES7 и нелинейные станции воспроизведения видеофайлов на базе Pentium-4 и платы Perception для студии новостей и эфирной аппаратной. Это были первые попытки использования нелинейных (компьютерных) систем на телевидении в Грузии. В 2004 году, после «Революции роз», моя работа на Грузинском телевидении завершилась.

— И куда решили пойти?

Я не работал около года. После смены власти в Грузии для меня устроиться на работу на телевидении было сложно. В 2005 году мне предложили принять участие в создании независимого телеканала новостей в должности технического директора. Учредители канала заключили договор с Euronews на вещание программ Euronews на грузинском языке. Я был воодушевлен, так как мне предоставлялась возможность сделать новое телевидение с нуля, что было очень интересно. К сожалению, в скором времени телеканал оказался закрыт властями Грузии, а имущество арестовано.

В 2007 году меня пригласили на телеканал патриархии Грузии «Эртсуловнеба» техническим директором. Финансовые возможности были очень скудными, но нам удалось организовать полномасштабное вещание. Во время работы на телевидении сотрудники канала два раза приглашались на аудиенцию к Патриарху Грузии. Я горжусь, что мне удалось внести свой вклад в создание этого телевидения.

С 2009 года возобновилась моя карьера на Общественном вещателе Грузии в должности начальника службы технического обеспечения, в которой я работаю по сей день.

— Что считаете главным достижением в профессиональной деятельности?

Я уже говорил о проделанной работе в период 1999-2004 годов в Комитете по телевидению и радиовещанию Грузии. В 2000 году я предложил фирме Guramex разработать и сделать видеомикшер для нашего канала. Это был первый цифровой микшер, произведенный в Грузии.

В 2009 году самостоятельное (собственными силами) проектирование и сборка 10-камерной передвижной телевизионной станции (ПТС в формате HD) и станции мобильного спутникового вещания Fly-Away HD/4:2:2. Установив приобретенное современное оборудование в старую машину «КАМАЗ-АИОКИ» под эгидой УЕФА 2010 году мы осуществили вещание футбольного матча из Армении между сборными командами Армении и России. Можно сказать, это была первая передвижная станция в формате HD как в Грузии, так и в Закавказье.

Также хочу отметить внедрение на телеканале цифровой HD/SD-SDI матрицы и вещание в формате HD первой программы Общественного Вещателя, сначала на кабельных телеканалах Грузии, позже на DVBT-2.

— Как у складывается жизнь вне работы?

В смутные 90-е, когда не хватало еды, денег, сложная обстановка и неопределенность не позволили мне завести семью. Случилось это гораздо позже. Сейчас у меня есть любимая жена, Елена Шенгелая. По образованию она архитектор, окончила Тбилисскую Академию Художеств. Сейчас работает веб-дизайнером. В свободное время мы любим путешествовать, проводить время в кругу близких и друзей. Но свободного времени всегда не хватает

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement