Максим Райко, ГТРК «Самара»: Радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиации

Максим Райко, ГТРК «Самара»: Радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиацииИнтервью с Максимом Райко, главным инженером ГТРК «Самара», Россия.

 — Когда, в какой семье и где Вы родились?

Родился 1 июня 1973 года в городе Куйбышеве (в 1990 году переименован обратно в Самару). Мои родители – инженеры. Мама работала в филиале конструкторского бюро, связанном с изготовлением ракетных двигателей, а отец на предприятии, которое занималось производством спутникового радиоэлектронного оборудования, а также параллельно выпускало телевизоры «Каскад».

— Как учились в школе?

Довольно хорошо. Окончил школу со средним баллом «4,5», до шестого класса не имел «троек». Школа, в которой я учился, в конце 80-х годов была довольно продвинутой в плане введения различных образовательных новшеств. В старших классах, например, ввели систему проведения занятий по университетской модели: классические уроки заменили лекции и семинары. Помимо лекций с расширенным материалом по истории и литературе, возник и проходил по субботам свободный дискуссионный клуб, встречи в котором вели наиболее активные педагоги.

— Как оцениваете качество школьного образования?

На высший балл. Нас действительно хорошо готовили к поступлению в ВУЗы. Например, в последнем классе в курс математики активно вводились понятия дифференциального исчисления и базовые элементы начертательной геометрии. Также преподавали и совершенно новые предметы, никогда раньше не входившие в школьную программу (курс мировой художественной культуры, например). К сожалению, этой школы больше в Самаре нет, но на её базе сейчас существует гимназия МБОУ №2 и детская музыкальная хоровая школа.

— Как решались вопросы с теми, кто не хотел учиться?

Advertisement

С помощью стандартной системы разделения: кто не хотел продолжать учиться – уходил после 8-го класса (после полных восьми лет обучения) в техникумы и училища, а кто сохранял желание – продолжал учиться дальше («десятилетка»). К тому же нам представлялась возможность не тратить много времени на не интересующие нас предметы, что позволяло ориентироваться на выбор будущего ВУЗа. Программа являлась столь вариативной и демократичной, что, когда появилась информатика, которой я в одно время прямо-таки заболел, мне удалось получить автомат за экзамен по физике, вместо которого я разработал и защитил свою собственную обучающую программу на Basic по курсу базовых основ термодинамики.

— С какого возраста начали проявляться унаследованные от родителей задатки к инженерной сфере?

Насчёт инженерии не знаю, но вот информатика и программирование меня безумно манили. Параллельно я испытывал неподдельный интерес к авиации, в результате чего в 1987 году при поддержке родителей одновременно с основной школой поступил дополнительно в Куйбышевскую школу юных лётчиков-космонавтов имени дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта В.А. Шаталова, где учился четыре года. Это серьёзная организация с бывшими военными и гражданскими авиационными специалистами в составе руководящего и преподавательского состава, военной подготовкой, ношением специализированной формы с курсантскими нашивками и тому подобное.

— Как проходили занятия в этой школе?

Учебный день (раз в неделю) начинался с общего построения, поднятия флага Воздушного флота и гимна СССР. Посреди школьного двора комбината располагался авиапарк со списанной авиационной техникой, в том числе военной, что позволяло пощупать ее «вживую». Набор дисциплин впечатлял: военно-строевая подготовка, общественно-политические занятия, прикладное радиодело, парашютная подготовка, спортивная подготовка, устройство авиационных и ракетных двигателей, планеров самолетов и вертолетов, занятия на действующих авиатренажерах, поездки в летние лагеря для курсантов и многодневные походы. Выпускники получали свидетельства о присвоении квалификации младшего авиационного специалиста широкого профиля, что, кстати, давало преимущество при поступлении в авиационные училища и ВУЗы.

— Что дальше?

Следующим шагом стало поступление в Куйбышевский авиационный институт на факультет эксплуатации летательных аппаратов и двигателей. Срок обучения составлял 5 лет плюс еще полгода отводилось на подготовку и защиту дипломной работы. Первые два года обучения с многочисленными теоретическими курсами дались нелегко, зато последние три года учеба шла хорошо. В итоге получил диплом со средним баллом выше 4-х, что по меркам такого ВУЗа как КуАИ – неплохой результат. Плюс три свидетельства авиамеханика на разные типы авиационной техники по итогам летних практик на собственном учебном аэродроме КуАИ и звание лейтенанта по итогам обучения на военной кафедре ВУЗа.Максим Райко, ГТРК «Самара»: Радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиации

— Подрабатывали во время учёбы?

На четвертом курсе позвали на недавно открытое городское радио «Голос Самары». Занимался монтажом радиопрограмм, начитывал тексты и рекламные сообщения, работал в основном в ночные смены. После получения диплома весной 1996 года меня и других выпускников отправили на военные сборы под Рязань. Вернувшись через месяц, я узнал, что мой коллега перешел на работу в частную телевизионную компанию «Будни». Он предложил и мне попробовать там свои силы.

Таким образом, проработав на радио ровно два года, в июне 1996 года я по приглашению товарища перешёл работать в телекомпанию «Будни». Стал заниматься видеомонтажом новостных сюжетов и переводом технической литературы с английского языка (переводил я в основном инструкции по эксплуатации, т. н. «мануалы», либо какие-то статьи, потому что тогда все необходимые материалы издавались на всех языках, кроме русского). Так в моей карьере произошел резкий поворот.

— В каком направлении произошёл поворот?

Переход в ранее неизведанную телевизионную среду, погружение в другую жизнь, техническую новизну телевизионного производств, несмотря на стремления и амбиции к приобретению профессии авиационного инженера с возможностью работать в гражданском флоте и реально летать, например, на судах транспортной авиации…

— Что повлияло на смену пути?

По большей части на смену приоритетов повлияло несколько вещей: прежде всего детские и студенческие мечты об авиации быстро развеялись в суровых условиях середины 90-х. Во-вторых, сказалось мое участие в студенческой жизни ВУЗа. Во время учебы мне доводилось принимать участие в деятельности Федерации Студенческой Молодежи, созданной в ВУЗе. Федерация организовывала и проводила различные студенческие мероприятия: концерты СТЭМов, Фестивали студенческой весны и другие. Я, как звукооператор радио, работал ассистентом концертного звукорежиссера, что тоже было крайне интересно и ново. Ну и, конечно, нельзя не упомянуть влияние на меня и моих друзей мегапопулярной с конца 80-х телепрограммы «Взгляд», по некоторым оценкам, одной из передач, «изменивших представление россиян о телевидении». Все это очень затягивало. Таким образом, шаг за шагом, радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиации.

— Что было дальше?

В 1998 году коллектив компании «Будни» разделился в связи с переходом главного редактора на пост руководителя ГТРК «Самара». Часть персонала, в основном тележурналисты, ушла вслед за бывшим руководителем работать на «ГТРК Самара», а вторая часть осталась для создания новой телерадиокомпании, которую назвали «Терра».

«Терра» официально запустилась в ноябре 1998 года и начала свое телевещание на базе телеканала НТВ и радиовещание на базе «Русского Радио». В «Терре» я также исполнял обязанности монтажёра какое-то время, потом перешёл работать техническим режиссёром выпуска, сопровождавшим творческую бригаду. В 2001 году меня назначили на должность директора по телепроизводству. Впоследствии я занимал следующие посты: заместитель генерального директора по телепроизводству, начальник коммерческого телерадиопроизводства. Проработал в «Терре» до июля 2008 года, потом принял решение покинуть компанию.Максим Райко, ГТРК «Самара»: Радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиации

— Почему приняли такое решение?

Профессиональное выгорание (пропал интерес к текущей работе) плюс отсутствие взаимопонимания с действовавшим тогда руководством. Написал заявление о трудоустройстве в ГТРК «Самара» – приняли в штат в августе 2008 года.

— Как развивалась карьера в ГТРК?

Первые 10 месяцев я работал видеомонтажером новостных сюжетов и выпусков. В июне 2009 года меня назначили на пост начальника производственно-технического отдела – на этой должности я проработал достаточно долго. В августе 2014 года дополнительно стал исполняющим обязанности главного инженера, а в 2020 меня назначили на должность главного инженера.

— Как добирали новые знания?

Все более серьезный опыт и новые знания постоянно достигались в процессе последовательно проводимых ВГТРК этапов глубокой модернизации технической базы теле- и радиовещания филиалов. Первый серьезный этап для меня прошел в 2009 году, когда переоснастили цифровой тракт аппаратно-студийного блока АСБ-2. Затем последовали новые события: модернизация радиовещательного комплекса в 2010; инсталляция и ввод в эксплуатацию комплекса безленточного новостного производства («НьюсРум ТВ») в 2011; модернизации аппаратного комплекса АСБ-1 (2012); модернизации аппаратной АЦ-КРА и ввод в эксплуатацию цифрового комплекса АПБ-РК; работы по подготовке к запуску и начало вещания цифрового наземного эфирного телевидения с региональными врезками ГТРК «Самара» (2014)… И это ещё не весь список.

Такое быстрое и бурное развитие в какой-то момент привело к пониманию, что достигнут серьезный отрыв от всех прочих областных телерадиокомпаний. В том числе и в уровне технической подготовки и практического опыта.

— Какое оборудование находится в распоряжении «Самары»?

У ГТРК «Самара» имеется собственный выездной парк телевизионной техники – две 10-камерные цифровые ПТС (2010 и 2013 года ввода в эксплуатацию), одна из которых работает в формате HD. На этой машине инженерная бригада ГТРК объездила практически всё Поволжье, работала также на Урале и в Чечне. Инженеры, в том числе и я, получали невероятный опыт при работе на ПТС: мы участвовали в спортивных трансляциях (в том числе международных – по боксу, спидвею, фигурному катанию), работали по заявкам центральных федеральных каналов, неоднократно освещали различные общественно-политические и культурно-массовые мероприятия, по заказу ВГТРК работали на выездных мероприятиях Администрации Президента (Госсоветах). Ну и, конечно, нельзя забыть работу на прямых трансляциях на центральной площади Самары матчей Чемпионата Мира по футболу 2018 года.

— А как появилась HD ПТС?

По совместной инициативе ГТРК «Самара» и ВГТРК и при непосредственной технической и организационной поддержке ВГТРК. Проект был инициирован в 2012 году и реализован осенью 2013 года. Комплектация машины, ее техническая оснащенность – всё выполнили на самом современном и передовом уровне настолько высоко, что для нашего обучения работе на ней привлекались иностранные специалисты. Создание ПТС-10 HD было позднее признано одним из двух лучших специальных проектов ВГТРК.Максим Райко, ГТРК «Самара»: Радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиации

— Как сейчас выглядит технический комплекс ГТРК «Самара»?

Аппаратно-студийный комплекс ГТРК включает в себя два аппаратно-студийных блока (аппаратная + телепавильон), центральную коммутационно-распределительную аппаратную, аппаратную АПБ, аппаратную регионального канала АПБ-РК, которая обеспечивает круглосуточное вещание собственного телеканала «Самара 24» в сетях кабельных операторов Самарской области и на интернет-ресурсах. Комплекс способен коммутировать в эфир одновременно сигналы из двух АСБ, соединять их между собой, принимать сигналы спутникового телевидения, обеспечивать онлайн включения из интернет-пространства и обеспечивать прямые трансляции с места событий на канале «Самара 24».

В 2020 году на нашей площадке проходил II Ежегодный всероссийский молодежный научно-технический конкурс разработок в области телерадиовещания и телекоммуникаций «Первый шаг» среди студентов и аспирантов профильных специальностей региональных технических ВУЗов. При непосредственной поддержке ВГТРК и партнеров для проведения конкурса в условиях эпидемиологических ограничений была впервые реализована техническая схема организации взаимодействия участников конкурса в режиме параллельных онлайн-видеоконференций, чем мы вполне можем гордиться.

— В чём заключалась сложность?

Сложность состояла в том, что проводилась не традиционная съемка защиты конкурсных работ в академической ВУЗовской аудитории (с помощью ПТС), где одновременно находятся все участники, а организовывались несколько идущих параллельно онлайн-видеоконференций, которые пересекались и вплетались одна в другую. Так в большой студии АСБ-1 ГТРК «Самара» находились члены жюри, которые рассматривали презентации конкурсантов онлайн. К обсуждению удаленно подключались эксперты, которые имели возможность общаться как с членами жюри, так и с конкурсантами. Одновременно в студии АСБ-2 находился Александр Широких, председатель Национальной Ассоциации телерадиовещателей (НАТ), который вел свой «стрим», приглашая к разговору участников и напрямую (из студии в студию), и онлайн, через интернет. Таким образом, одновременно происходило общение разных членов мероприятия: пространства были связаны между собой, участники конкурса контактировали друг с другом. Связующим ядром схемы стала цифровая 10-камерная ПТС HD, объединившая пространства между собой.

— Какой вектор развития возьмёт телекомпания в будущем?

Вектор именно на развитие, движение вперед. В сентябре мы запустили в эксплуатацию новую «трансмедийную» студию, которая позволяет работать сразу со всеми «площадками». Она построена на базе модернизированной камерной студии Радиодома и ее главная задача – обеспечить возможность транслировать материал и в интернет, и на радио, и на телевидение, то есть во все необходимые среды. Это отражает реальную насущность сегодняшнего дня – тесное взаимопроникновение, конвергентность и слияние информационных и коммуникативных технологий в единый информационный ресурс в процессе предоставления медиапродукта искушенной аудитории…В этом направлении компания будет двигаться и дальше, не останавливаясь на достигнутом.

— Есть какие-то хобби?

Люблю изучать различную литературу (техническое, экономическое направления, менеджмент, саморазвитие). Это осталось ещё со школы, ведь в детстве я читал очень много, к этому меня приучили родители. Компьютерные увлечения также перетекают с юношеских времён – тема программирования, администрирования по-прежнему привлекает, особенно в области баз данных (есть два сертификата Microsoft).Максим Райко, ГТРК «Самара»: Радио и телеиндустрия заменили мне мечту об авиации

— Что считаете своим главным достижением?

Если говорить с точки зрения технического руководителя, то главными достижениями этого года, помимо открытия новой студии, стало проведение нескольких больших телевизионных мероприятий, в которых мне довелось принять непосредственное участие. Первым громким событием стал 12-часовой фестиваль, организованный силами и средствами ГТРК «Самара» и посвящённый 60-летию первого полета человека в космос. Марафон провели путем взаимодействия двух АСБ и выездного парка (ПТС и ПССС). Он длился в эфире «Самара 24» ровно 12 часов. Еще два мероприятия – это уже 24-часовой марафон «Широка страна моя родная», посвящённый всероссийскому Дню Конституции и 24-часовой марафон «Славься, Отечество», для трансляции которых использовалась техническая база ГТРК «Самара».

Что касается личных главных достижений, то, думаю, все еще впереди.

— Как сложилась личная жизнь?

Свою супругу я встретил, еще работая в телерадиокомпании «Терра». Она работала в коммерческом отделе, я был начальником службы коммерческого телерадиопроизводства. Мы не могли не пересечься…Вместе уже более 13 лет.

Дата и место рождения 1 июня 1973 года город Куйбышев
Карьерная история
1994-1996 Звукорежиссер городского радио «Голос Самара»
1996-2001  Монтажёр ТК «Будни», выпускающий режиссер ТРК «Терра»
2001-2008 Директор по телепроизводству ТРК «Терра»
2009-н.в. Начальник ПТО, главный инженер филиала ВГТРК ГТРК «Самара»

 

 

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement