Константин Гласман: Одно из генеральных направлений деятельности SMPTE — Media in the Cloud

Гласман Константин ФранцевичИнтервью с Константином Гласманом, заведующим научно-исследовательской лабораторией по искусственному интеллекту в медиасфере, профессором кафедры телевидения в Санкт-Петербургском государственном институте кино и телевидения.

— В какой семье Вы родились?

Я родился за Полярным кругом, в Воркуте, в одном из шахтерских центров Советского Союза, в котором долгие годы добывался каменный уголь. Отец работал в медсанчасти шахты, а мама — в аптеке. Но большую часть своей молодости она посвятила семье – мужу и троим сыновьям (мне и моим младшим братьям).

Меня родители пытались заинтересовать медициной, но я ушел в технику.

Школа в Заполярье

— Ваша школа отличалась от материковой?

Нет, обычная школа, ничем не выдающаяся, как практически в любой точке Союза. Но она помогала развитию личности. У нас работала масса кружков по интересам – физика, математика, химия, литература, фотография, звукотехника и еще многое другое, чем мог заниматься любой школьник. Мне одинаково легко давались и гуманитарные и точные науки. Я окончил школу с золотой медалью, не прилагая особых усилий.

Гласман Константин Францевич
Семья Гласман (в 70-е годы). Первый ряд: Франц Францевич (отец), Александр (брат), Берта Константиновна (мать), Второй ряд: Константин, Вилли (брат)

— К чему проявлялись склонности?

Advertisement

В школьном возрасте я писал заметки в газету «Пионерская правда», и какое-то время мечтал стать журналистом. Но потом, начиная примерно с пятого класса, я начал интересоваться радиотехникой и ремонтировать телевизоры и радиоприемники.

— В чем это выражалось?

Учитывая, что я имел тогда весьма смутные представления о принципах работы теле- и радиотехники, неисправности я находил методом «тепловой локации». Снимал с телевизора крышку, подключал к сети и смотрел, что происходит внутри. Иногда замечал детали, которые обуглились, а значит, подлежали замене. Если не замечал ничего, я отключал питание и рукой проверял каждую деталь – неисправный элемент почти всегда был либо раскаленным, либо холодным, исправные детали были теплыми. Потом я шел в радиомагазин, покупал новые лампы, резисторы — то, что следовало заменить, устанавливал, и техника снова начинала работать.

— Пробовали что-то собрать самостоятельно?

Года через два я решил собрать радиостанцию, чтобы связываться с другом, живущим в нашем же доме. Сначала я сделал передатчик, искровой, почти как у Александра Попова. Он обладал таким широким спектром излучаемых колебаний, что приемник оказался не нужен. Передаваемые нами сигналы азбуки Морзе принимались каждым включенным радиоприемником или телевизором.

Мой передатчик излучал во всех частотных диапазонах, и нашу морзянку слушал весь дом. В то время я читал Даниила Гранина – «Искатели», «Иду на грозу», мне ужасно нравились инженеры и ученые, описываемые в этих книгах, хотелось именно такой судьбы.

Константин Гласман после защиты диссертации
Константин Гласман после защиты диссертации

Институт

— Какой институт выбрали?

Воркута располагала одним единственным ВУЗом – филиалом Ленинградского горного института. Школьником я несколько лет занимался в Малой Академии наук при институте, выбрав физико-математическое направление. Нам давали основы математики, физики в углубленном варианте. Но студентом горного института я себя не представлял.

В 1965 году поступил на радиотехнический факультет Ленинградского электротехнического института им. Ульянова-Ленина (ЛЭТИ). Меня определили в группу, специализирующуюся по кафедре телевидения. Это оказалось профессией на всю жизнь.

— В студенческие годы приходилось подрабатывать?

Во-первых, родители присылали некоторую сумму. Во-вторых, я получал повышенную стипендию. В совокупности получалось как оклад молодого инженера. А с четвертого курса я начал работать на кафедре радиопередающих устройств, затем на кафедре телевидения. В то время я получал больше, нежели на первой должности после окончания института.

Я трудился на кафедрах не только ради денег, просто было интересно.

— В какой должности работали на кафедрах?

В штатах кафедр я числился лаборантом, это одна из немногих кафедральных позиций, где не требовался диплом о высшем образовании. Но фактически являлся инженером.

— Что было Вашим направлением?

На кафедре радиопередающих устройств я участвовал в разработке телеметрической системы для передачи результатов теплофизических измерений в глубоких и сверхглубоких скважинах. Особенностью этой системы была передающая антенна, которой служила сама буровая колонна. Поскольку длина колонны  равнялась нескольким километрам, то частота несущего колебания  находилась в диапазоне сверхдлинных волн.

— А на кафедре телевидения?

Был в группе разработчиков прибора для измерения параметров телевизионного изображения. Работа на кафедрах во время учебы дала мне очень много в освоении профессии, я закончил ЛЭТИ с красным дипломом.

— Предложения остаться в аспирантуре поступали?

Когда я учился на последнем, шестом курсе мой научный руководитель — профессор Мавр Васильевич Антипин перешел работать ректором в Ленинградский институт киноинженеров (ЛИКИ). У него возникла идея создания в ЛИКИ кафедры кинотелевизионной техники.

Предполагалось, что после получения диплома я приду работать на эту кафедру, но процесс формирования кафедры затянулся. После окончания института меня приняли инженером во ВНИИТ (Всесоюзный научно-исследовательский институт телевидения).

— На чем специализировались?

Мой отдел занимался разработкой специальных профессиональных мониторов, воспроизводящих ТВ-изображение с исчезающе малыми геометрическими искажениями. Отсутствующие сейчас геометрические искажения являлись главной проблемой разработчиков мониторов на электронно-лучевых трубках. Я работал в лаборатории отклоняющих систем и пытался построить теорию отклонения электронного луча с целью минимизации геометрических искажений ТВ-изображения.Константин Гласман

— Что было дальше?

Два года я работал старшим инженером на новой кафедре кинотелевизионной техники. Потом поступил на заочное отделение аспирантуры и перешел на преподавательскую работу. Сначала вел лабораторные занятия, после защиты диссертации читал лекции по радиотехнике, цифровой и микропроцессорной технике, сетям передачи данных, технологиям телевизионного вещания.

-На чем специализировалась эта новая кафедра?

Подготовка киноинженеров велась в ЛИКИ в трех направлениях – звукотехника, механика и технологии обработки кинофотоматериалов. На кафедре профессора Антипина создавалось новое синтетическое направление на стыке технологий кино и телевидения. Решение нестандартное и, как стало ясно впоследствии, провидческое. Мавр Васильевич первым начал широкую подготовку специалистов, способных применять телевизионные технологии в процессе производства фильмов.

— Какого рода разработки велись на кафедре?

На кафедре кинотелевизионной техники велось много научных и научно-технических работ. Первая научно-исследовательская работа, которую организовал Антипин, — «Анализ кинотелевизионной системы и оптимизация ее характеристик». Она была призвана объединить научные коллективы разных кафедр института с целью выработки общих подходов, критериев, терминов, средств и методов взаимодействия в новой области — кинотелевизионной технике. Был выполнен ряд научных работ, направленных на создание нового класса кинотехнической аппаратуры с широким использованием телевизионной техники. Как то: телевизионные визиры для киносъемочных камер, телевизионные цветоанализаторы для производства фильмов, прикладные телекинопроекторы, системы для телевизионной печати комбинированных кинокадров.

Гласман Константин Францевич
Медиагруппа Общества вещательных технологий. Сверху вниз: Константин Гласман, Дарья Михайлова, Виктор Королев

— Велись ли изыскания в области новых технологий?

В течение многих лет велась большая научно-исследовательская работа, направленная на разработку метода и аппаратуры для перевода изображений с магнитной ленты на кинопленку с использованием лазерных технологий. В рамках этой работы кафедра впервые начала серьезно заниматься цифровой техникой обработки сигналов. Для решения проблем записи телевизионного сигнала на кинопленку был создан цифровой преобразователь телевизионных стандартов, что явилось серьезным научно-техническим достижением того времени.

Время подтвердило правильность принятого в семидесятые годы решения о развертывании научных исследований на стыке кинематографии и телевидения и о подготовке специалистов, обладающих фундаментальными знаниями и в области кино, и в области телевидения. Научное предвидение Антипина реализовалось в наши дни, когда появился цифровой кинематограф.

— Как развивалась карьера в институте?

Я защитил диссертацию по теме, связанной с оптимизацией параметров кинотелевизионных систем. Работал старшим инженером, ассистентом, после защиты диссертации — доцентом. Карьера развивалась успешно. Но в начале 90-х годов на фоне общего упадка экономики я решил было все бросить и уйти из института.

— Что помешало?

Попробовал себя на работе в одной медиакомпании, но было как-то неинтересно. Я вернулся в институт, меня выбрали заведующим кафедрой кинотелевизионной техники. Попытка уйти в новую область стала импульсом к поиску нового в своей прежней работе. Я много размышлял о происходящем. Кафедра – не просто образовательное подразделение учебного заведения. Кафедра должна быть научно-педагогическим установлением, научным – в первую очередь.

— А как подтвердить, что у нас отличная школа исследователей?

Критерий в этой сфере может быть только один – мировой уровень. Как доказать мировой уровень научной работы? Добиться признания на крупных международных научных конференциях, выступать на них с научными докладами, пробиваясь через строгий отбор. Проанализировал ряд научных конференций и выбрал для старта к международному признанию конференцию Международного съезда вещателей IBC (International Broadcasting Convention).

Интервью на IBC. Константин Гласман
Интервью на IBC. Константин Гласман, Лиза Балакирева, Катя Петухова (камера)

IBC как бюро телевизионных прогнозов

— Почему решили выбрать IBC?

Конференция и выставка IBC для телевизионщиков является местом, где можно узнать о новейших тенденциях, перспективах развития на ближайшее и отдаленное будущее. Почитать программу конференции IBC – то же самое, что увидеть телевизионные технологии, которые появятся через год, два, пять лет. IBC — это такое своеобразное бюро телевизионных прогнозов. Попасть в круг людей, обсуждающих будущее, казалось мне очень важным.

— Каким образом происходит формирование списка докладчиков на IBC?

Программный комитет конференции IBC публикует в январе приглашение к участию в конференции, которая проходит в сентябре (этот год, когда конференция из-за пандемии сдвинута на декабрь, является исключением). Все желающие выступить с докладом на конференции представляют заявку и тезисы на рассмотрение комитета. После рецензирования и обсуждения на заседаниях комитета авторам наиболее перспективных и интересных тезисов направляется приглашение прислать полный текст доклада. Доклады рецензируются и обсуждаются. Каждые тезисы и каждый доклад рецензирует 5-6 членов комитета. Лучшие доклады включаются в программу, часто – после доработки с учетом замечаний рецензентов. Конкурс – в диапазоне от 5 до 10 заявок на место в программе.

— Как относитесь к NAB Show?

NAB как выставка — это что-то грандиозное, она превышает IBC в несколько раз, на NAB есть что посмотреть. Но конференцию IBC как научно-техническое мероприятие я оцениваю значительно выше конференции NAB.

— Какой была тема дебютного доклада на IBC?

В 1996 году первый доклад моего коллектива опубликовали в сборнике трудов IBC. В 1997 году я впервые выступил на конференции IBC с докладом (выступление имеет более высокий статус, чем публикация в сборнике).

Темой первого доклада стала «Субъективная оценка систем компрессии зрителями и тренированными экспертами».

— Почему такая тема?

С одной стороны, тема являлась развитием работ научной школы профессора Антипина по оценке качества. С другой стороны, выбор этой тематики основывался на том, что исследования можно было проводить с применением компьютерного моделирования, а это всегда выход в условиях скудного финансирования университетских исследований.

—  Выбор оказался удачным?

В рамках этого направления — «Оценка цифровых систем видеокомпрессии» — мы работали и докладывали результаты на IBC и других конференциях более десяти лет.

— Что считаете главным достижением в научной деятельности?

Исследования одного из важнейших компонентов цифрового телевидения – систем видеокомпрессии позволили получить интересные результаты. Работы начались в середине 90-х годов и продолжались более 15 лет. Под моим руководством были выполнены и успешно защищено шесть кандидатских диссертаций. Работа постепенно вышла за пределы исследования систем видеокомпрессии.

-В какую область?

Были выполнены исследования по мультимодальной, т. е. учитывающей и изображение, и звук, оценке качества телевизионных программ.

Найдены обменные соотношения между параметрами воспроизведенного изображения и звука, разработаны двухуровневые алгоритмы мультимодальной оценки качества впечатления, получаемого зрителями/слушателями/пользователями широкого класса мультимедийных систем, в том числе интернет-телевидения.

Впервые были предложены алгоритмы адаптивного распределения пропускной способности канала связи между цифровыми потоками изображения и звука. Их целью являлась оптимизация параметров систем по критерию минимизации общей пропускной способности канала или максимизации качества впечатления.

Результаты этих работ мы впервые доложили на IBC в 2007-2008 годах.

гласман
На IBC со студентами университетов Санкт-Петербурга. Слева направо: Татьяна Тарасова, Евгений Булавин, Надежда Подберёзных, Константин Гласман, Ольга Ещенко, Тимофей Дегтярев, Дина Сдыхова

— Как развивалась карьера на международной арене?

Я был избран членом программного комитета конференции IBC, в составе которого работаю по настоящее время. Журнал Общества инженеров кино и телевидения SMPTE предложил написать о мультимодальной оценке качества в цифровых системах заказную статью. Ее опубликовали в начале 2010 года. Сейчас эти проблемы широко обсуждаются в научных журналах мультимедийной отрасли.

С 2004 года я работаю в Обществе потребительских технологий Института инженеров по электротехнике и радиоэлектронике IEEE. В 2006 году был председателем ISCE — крупной конференции этого общества, в которой участвовали ученые из 22 стран. Сейчас являюсь членом комитетов многих конференций IEEE. Одна из них – SPCN 2021, посвященная обработке сигналов изображения и звука в контексте нейротехнологий. Она должна пройти в Петербурге в ноябре 2021 года.

К важной сфере своей научной деятельности отношу популяризацию цифровых технологий телевидения. За последние 25 лет я опубликовал много научно-популярных статей и материалов обзорного и учебного характера в журналах «Техника кино и телевидения», «625», Mediavision.

SMPTE Regional Governor | EMEA, Central and South America Region

— Как появился SMPTE IMEA?

Полное название моей новой работы даже чуть длиннее – SMPTE Regional Governor | EMEA, Central and South America Region. Журнал SMPTE я читаю с аспирантских времен, это отличное издание. Во время подготовки и публикации заказной статьи о мультимодальной оценке качества я тесно сотрудничал с редакцией журнала и аппаратом общества. Названия моего ВУЗа и общества почти совпадают. И 20 лет назад, уже работая в российском отделении общества, я создал первую студенческую секцию SMPTE в России, вел активную переписку с президентом SMPTE. Так что SMPTE EMEA появился не случайно.

— Как оказались в руководстве SMPTE?

Руководство SMPTE выбирается закрытым голосованием членов общества. Российское отделение SMPTE выдвинуло мою кандидатуру, я написал программу развития региона, комитет по номинациям Общества рассмотрел предложение секции и оценил мою квалификацию как соответствующую требованиям устава. В первый раз, надо признаться, я не прошел финальный тур голосования. А в прошлом году был на конкурентной основе (пять кандидатов от региональных отделений) выбран директором региона EMEA, Central and South America с правами члена правления общества.

— Что входит в функции главы региона «Европа, Ближний Восток, Африка, Центральная и Южная Америка?

Региональный директор – организатор работы общества в регионе. С одной стороны, он проводник организационной, научно-технической и образовательной линии правления общества в регионе. Здесь уместно отметить, что Общество SMPTE – глобальное сообщество технологов и инженеров кино и телевидения, крупнейшая международная организация медиаотрасли, задающая вектор развития кино и телевидения как компонентов глобальной информационной инфраструктуры. С другой стороны, он представитель региона в правлении, отстаивающий интересы региона в процессе развития технических средств, которые делают кино, телевидение и цифровые медиа доступными всему человечеству для использования в художественных, образовательных и социальных целях.

Медиа в облаке

— Как это выглядит на практике?

Одним из генеральных направлений деятельности SMPTE сегодня является «Media in the Cloud — Медиа в облаке». Телевидение находится на пути к виртуализации производственных процессов, а виртуализация будет проходить с помощью облачных технологий. Так все совпало – и я в SMPTE, и виртуализация, и облачные технологии – я организовал в начале этого года под эгидой SMPTE студенческий конкурс «Медиа в облаке».

Мы разместили в интернете свое «медиаоблако». Обеспечили студентам возможность в нем работать, т.е. делать телевизионные программы, не имея никакого специального оборудования. С помощью смартфонов, простых планшетов и компьютеров студенты заходили в медиаоблако и дистанционно создавали телевизионные программы прямого эфира. Было сформировано 20 творческо-производственных команд из студентов СПбГИКиТ и СПбГТЭ «ЛЭТИ».

— Каких результатов достигли?

20 пятиминутных программ вышли в прямом эфире из медиаоблака. Опыт оказался очень удачным. Студенты, участвовавшие в этом конкурсе, получили сертификаты об освоении облачных технологий телевизионного производства за подписью президента SMPTE Ханса Хоффманна.

Благодаря спонсорской помощи партнеров конкурса: Ассоциации производителей вещательного оборудования IABM и Общества вещательных технологий Института инженеров по электротехнике и радиоэлектроники IEEE BTS — пять победителей получили приглашение приехать в Амстердам и участвовать в работе IBC. В моей повестке дня организация и проведение подобного конкурса в международном масштабе, с участием студентов из Европы и Латинской Америки.

Константин Францевич Гласман 2
Со студентами СПбГИКиТ и Международной киношколы Парижа EICAR

— Какой софт использовался для продакшн?

Мы применяли приложения для мобильных телефонов, которые превращали смартфоны в телевизионные камеры и микрофоны, направляющие в интернет потоки цифровых данных, а также приложения для серверов, эмулирующие режиссерский пульт, которые разрешается использовать бесплатно в учебных целях в течение некоторого ограниченного времени. Доступ к серверу медиаоблака реализовывался с использованием обычных программ типа «Удаленный рабочий стол».

— Как проходил конкурс в условиях карантинных ограничений?

Это стало действительно интересной историей и полезным опытом настоящей работы во время пандемии. Все члены команды находились в разных местах, каждый у себя дома. Для того чтобы ведущие слышали друг друга, а режиссер мог давать указания ведущим, члены команды пользовались параллельной мобильной интерком-связью. Поэтому у каждого ведущего было два телефона (один использовался в качестве ТВ-камеры и микрофона, а второй – для интерком-коммуникаций). У режиссера – ноутбук для доступа к облачному серверу и телефон для связи с ведущими. Именно так работают несколько телекомпаний мира, которые выходят в эфир с использованием облачных технологий во время пандемии.

Достижения

— Что считаете главным достижением в карьере?

В моей карьере всегда переплетались наука и образование, что естественно и даже необходимо. Именно благодаря научной работе удалось поднять на хороший уровень преподавание. Если говорить о результатах, то на первое место я все-таки поставил бы педагогическую составляющую.

— Почему?

Это тысячи студентов, которых я учил, работая на кафедре кинотелевизионной техники. Потом она стала называться кафедрой видеотехники, а сейчас – телевидения. В этом году ей исполняется 50 лет. Студенты разъехались по разным уголкам нашей страны и по разным странам мира, но с некоторыми из выпускников я до сих пор поддерживаю дружеские отношения. На IBC я каждый год встречаю своих учеников, и они сами уже среди лидеров отрасли. Вот это главное, пожалуй.

— Можно сказать, что Вы были одним из создателей школы телевизионных инженеров?

Нет, школы телевизионных инженеров существовали задолго на меня. Но если говорить об отечественной научно-педагогической школе цифрового телевизионного вещания, то да.

— Как сложилась личная жизнь?

У меня семья, двое детей, сын и дочь, они уже взрослые. Сын окончил математико-механический факультет нашего Санкт-Петербургского университета, сейчас занимается областью науки и бизнеса, которую называют BigData. Дочь окончила финансово-экономический университет в Питере, она экономист. У них вполне успешные карьеры.

Дата рождения 15 декабря 1947 года
Образование Ленинградский электротехнический институт имени В.И.Ульянова-Ленина, инженер;

Ленинградский институт киноинженеров, кандидат технических наук

Карьера по годам
1971-1972 инженер ВНИИТ
1972-1974 старший инженер кафедры кинотелевизионной техники ЛИКИ
1974-1994 ассистент, доцент той же кафедры ЛИКИ (СбПГУКиТ)
1994-2015 заведующий кафедрой видеотехники
2012-2012 проректор по научной работе
 2012-2020 начальник управления международных связей
2020- н.в. заведующий научно-исследовательской лабораторией по искусственному интеллекту в медиасфере, профессор кафедры телевидения

 

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement