Андрей Гайнулин: Построение успешного международного IT-бизнеса из России стало для меня самым интересным вызовом

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ NAB Show

Интервью с Андреем Гайнулиным, директором «Кьюлиджент.РУ/Qligent.ru».

— Когда, в какой семье родились?

Я родился в 1982 году в Горьком (ныне Нижний Новгород) в семье советских инженеров. Это и предопределило мою судьбу. Папа работал металлургом, мама конструктором на заводе «Красное Сормово». У меня есть младший брат.

— Когда проявились склонности к технике?

Особого интереса к технике сначала я не замечал. Семья помогла мне выбрать учебное заведение, где проявились технические склонности. Я учился в очень сильной школе с физико-математическим уклоном, где преподавались основы информатики. Учителя использовали эксклюзивные обучающие программы, невиданные по тем временам методики – скорочтение, ментальный счет и т. д.

— В чем особенность этой школы?

Это Нижегородская техническая гимназия, куда принимали после четвертого класса. Образование в ней сильно отличалось от уровня простой школы. Она находилась при Нижегородском авиастроительном заводе «Сокол», который сейчас входит в госкорпорацию МИГ. Я окончил школу с золотой медалью. Среди моих одноклассников — коммерческий директор «Билайн», ведущие специалисты архитектурных бюро российского и международного уровня.

— Куда пошли учиться дальше?

Я поступил на переводческий факультет лингвистического университета. На тот момент многие разочаровались в техническом образовании. После развала Советского Союза и всей оборонной промышленности в 90-е годы мои родители не смогли работать по специальности. Мама стала преподавать в школе, папа ушел в строительство. Нужно было кормить семью. Тогда все учились на юристов и экономистов. У нас в Нижнем Новгороде котировалась и хорошо оплачивалась профессия переводчика.

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Китай
Китай
— Учились на переводчика?

К счастью, нет. Мой педагог спецкурса по математике предложила посмотреть, как проходит обучение в Нижегородском государственном техническом университете. Прислушавшись к мнению уважаемого преподавателя, я пришел на кафедру теории цепей и телекоммуникаций НГТУ и был потрясен самой передовой IT-аппаратурой, высокоинтеллектуальной креативной профессурой, готовой двигаться вперед на стыке науки и техники.

— Решили изменить профиль обучения?

За час общения с заведующим кафедрой проникся уверенностью, что IT и связь – это главное будущее всей планеты. Пришло понимание, что я должен учиться здесь. Забрав документы, успешно сдал экзамены в НГТУ и стал осваивать специальность связиста.

На военную кафедру в университете, к моему удивлению, я не прошел по состоянию здоровья. В армии не служил, так как проходил все уровни обучения: бакалавриат, магистратура, аспирантура, защита кандидатской диссертации.

Advertisement
— Как учились в университете?

Окончил с красным дипломом. Без преувеличения, я учился на лучшей кафедре в городе с прекрасными преподавателями, инновационным набором учебных и лабораторных материалов. Невозможно учиться плохо там, где тебе интересно.

Неслучайно первые IT-компании Нижнего Новгорода основаны выпускниками и преподавателями нижегородских университетов. Например, ГК «Теком», где я работаю, создана проректором по научной работе НГТУ. «МФИ Софт», продукция которого поставляется по всей стране, основан сотрудником кафедры теории цепей и телекоммуникаций НГТУ, где я учился.

— Почему именно в Нижнем Новгороде возник такой мощный интеллектуально-технический кластер?

Горький тех лет – это мощная инженерная школа, в которой функционировали НИИ и заводы на каждую инженерную тематику. Нижегородский машиностроительный завод, завод им. Фрунзе, авиастроительный завод «Сокол», «Красное Сормово» — от ядерной техники до кораблестроения, самолетостроения, микроэлектроники. Здесь высочайшая концентрация ВУЗов, готовивших инженеров по всем специальностям и направлениям. Это выстрелило очень здорово. Пришло много компаний – Nortel, Intel, Kyocera, из телевизионных — Harris, с которым мы работаем. И всем хватило места.

Андрей Гайнулин Кьюлиджент.РУ Американский офис Мельбурн штат Флорида
США
— Подрабатывали во время учебы?

Начинал трудовую деятельность на летних каникулах в школьном возрасте. Отец посоветовал поработать руками, дабы понять, что легче и эффективнее зарабатывать головой. Получив навыки в сфере строительства, научился делать любой ремонт, проникся большим уважением к людям физического труда.

А на втором курсе пришел стажером-программистом в компанию «ТЕКОМ» – и вот уже 20 лет продолжаю работать здесь.

— Как дальше развивалась карьера?

После получения диплома бакалавра меня зачислили в штат, на должность инженера-программиста. По окончании института я стал руководителем группы разработки. Затем изменил направление деятельности, занявшись проектом системной интеграции. Вслед за этим возглавил отдел.

— С чем связан такой карьерный рост?

В 2005 году я окончил магистратуру, затем аспирантуру. В 27 лет защитил кандидатскую диссертацию на тему «Управление передачей данных в беспроводных сетях с переменной топологией». Направление моей научной деятельности связано с системным анализом в управлении и обработке информации.

Я занимался изучением эффективности управления трафиком и частотным ресурсом в больших беспроводных сетях в масштабах страны. Сейчас это называют модным словом Big Data. А в далеком 2009 году все это казалось окружающим тематикой из области научной фантастики с очень туманными перспективами реального применения. После защиты диссертации дальше наукой заниматься не стал, сосредоточился на карьерных вещах.

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Испания
Испания
— Хотели заниматься преподавательской деятельностью?

Дважды я делал попытку преподавать. Сначала в аспирантуре. Второй раз — при запуске спецкурсов по телевизионному производству, по digital-рекламе в интернете на профильной кафедре филиала Высшей школы экономики на факультете бизнес-информатики. Мне нравилось преподавать студентам, у которых горели глаза. Но я не находил в себе готовности все свободное время тратить на подготовку к занятиям, отодвинув в сторону семью, хобби.

— В какой момент поняли, что управление интереснее?

11 января 2008 года в аэропорту Мадрида я понял, что не смогу дальше находиться на передовой. В то время я активно работал в проектах как технический руководитель. Было ощущение, что наступает профессиональное выгорание. Работа забирала все время и силы, а моя семья мне очень дорога. Отступив в сторону, решил дать дорогу молодым. Пришло понимание, что я достиг определенного уровня, когда смогу руководить, подсказывать и направлять.

— И как это произошло?

Рассказал своему непосредственному руководителю, что нуждаюсь в перемене деятельности. Он пошел мне навстречу и поручил возглавить отдел интеграционных проектов. Начал с выстраивания процесса работы в своем подразделении. Мы выполняли роль пожарных – нас звали тогда, когда все сроки пройдены, и пора что-то сделать.

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Нижний Новгород
— Куда ушел руководитель этого отдела?

Его повысили. В компании начался активный линейный рост. Наше направление расширялось. Из моего отдела потом выросло целое направление. Я ушел на повышение. Руководил группой, отделом, департаментом. Затем стал заместителем директора. Вскоре был назначен директором отдельной компании.

— Почему это направление решили выделить в компанию?

В какой-то момент стало понятно, что наши сервисы и проекты превращаются в продукты. Бизнес стал разнородным: аутсорсинговые, инжиниринговые, интеграционные проекты. Появилась продуктовая линейка. Это очень разные виды деятельности с точки зрения организации бизнеса компании.

— Как решали подобную задачу?

Подразделение, которое занималось продуктовой линейкой, выделили в отдельное юридическое лицо. Так появилась компания «Q’ligent». Я являюсь ее сооснователем. Название родилось из двух слов — «quality» и «intelligent», что значит «умное качество». В 2014 году, пройдя все необходимые аудиты, мы получили статус резидента Инновационного центра «Сколково». Смогли прилично экономить, благодаря льготам: отсутствию НДС, налога на прибыль, сниженному уровню ЕСН.

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Нижний Новгород
— Где находились физически?

На тот момент Инновационный центр существовал в виде котлованов. Компаниям, зарегистрированным на начальном этапе, разрешалось не переводить основной офис в наукоград. Поэтому наше офисное размещение осталось в Нижнем Новгороде, несмотря на то, что мы являемся резидентом «Сколково».

— Пытались привлечь инвесторов?

Мы думали о том, чтобы получить гранты. Иностранные компании проявляли готовность к инвестициям. У «Сколково» интересная инвестиционная политика. Если компания способна привлечь полмиллиона долларов из Европы или США, эти же полмиллиона даст фонд «Сколково» на вполне разумных условиях. К сожалению, в 2014 году возросли риски для иностранных инвесторов. Нам удалось оперативно переработать стратегию. Не привлекая заемных средств, стали развиваться на свои. В этой парадигме довольно успешно живем уже 7 лет.

— Какие были первые шаги?

К 32 годам, поработав в Harris Corporation, с Grass Valley, Sony, я уже хорошо представлял себе, что такое международный телевизионный рынок, и с какими решениями он работает.

Понимал, что это, как говорят в США, — Not the rocket science, не ракетостроение. В подробностях изучил, как делаются телевизионные проекты и каким образом выглядят телевизионные производства в крупных международных холдингах. В 2014 году мне захотелось создать российскую компанию, успешную на международном рынке. Именно поэтому мы стали называться «Кьюлиджент.РУ».

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Испания
— В каком направлении начали развиваться?

Пришло понимание, что российский продукт, не просто конкурентоспособен, а в чем-то на голову выше зарубежных аналогов. Мы — крутые изобретатели, но не умеем упаковывать и продавать свой продукт. Это одна из наших проблем. Идея создания успешной российской компании на международном рынке предопределила все остальное: создание бренда, названия, выбор способа позиционирования, корпоративных цветов и т. д.

— Как реализовывали свою идею?

Для меня открылась целая область, которой ранее никогда не касался. Я стал продуктологом, маркетологом, социологом. Для успеха на международном рынке необходимо учитывать культурные особенности американской, южноамериканской, европейской, ближневосточной и других торговых площадок, к которым адаптируется продукт. Построение успешного продуктового международного IT-бизнеса из России – это стало для меня самым интересным вызовом.

— На какие продуктовые линейки делались ставки?

Группа компаний «ТЕКОМ» является партнером по разработке Harris Corporation, в 2014 году ставшей Imagine Communications (студийное оборудование) и GatesAir (эфирные передатчики) соответственно. Больше 150 человек в инжиниринговом центре «ТЕКОМ» занимаются разработками для аппаратных и программных комплексов, удовлетворяя потребности телевизионного и телекоммуникационного рынков. У нас есть четкое понимание, для каких сегментов необходимо создавать продукты.

— Каким образом соблюдается право на интеллектуальную собственность?

Соглашение «non compete» запрещает нам впрямую создавать продукты на базе компетенций, приобретенных при работе с заказчиком. Например, работая с Nokia, мы не имеем право делать ПО и сотовые станции для GSM. Реализуя проекты с Harris, мы не можем консультировать, разрабатывать передатчики, системы автоматизации, системы региональной врезки рекламы и т. п.

— Какую нишу начали использовать?

Таким образом появилась ниша User Experience. Сквозной мониторинг, а затем управление качеством сервиса. Это системы контроля качества доставки сигнала, распространения сигнала от его точки производства до точки потребления абонентом. Мы уже обладали обширным опытом в этом направлении – в 90-е годы делали подобные проекты для телекомов. К тому же это не пересекалось с «non compete» ограничениями.

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Нижний Новгород
— Насколько выросла клиентская база за 8 лет?

Первый контракт в России заключили с Первым каналом. Мы создали сеть мониторинга качества их вещания по всей России. Потом появился СТС (ныне МБС), а затем и вся Национальная Медиа Группа. Russia Today стал первым заказчиком с фактическим оказанием услуг за границей. В 2015 году начали работу на телеком-рынке, заключив контракт с Билайн. Кстати, этот проект был и остается самой большой инсталляцией системы мониторинга качества в мире – более 3200 точек контроля.

— В России много конкурентов?

«ТЕКОМ» никому прямой конкуренции на российском рынке не составлял, так как впрямую на нем не работал. Наша компания всегда ассоциировалась с Harris, который для нас является инжиниринговым партнером. Кроме того, мы специализировались на заказных разработках. Если заказчики нуждались в нестандартном наборе решений, в чем-то неординарном — обращались к нам. Мы знали, как это сделать в телевидении.

У компании Q’ligent есть конкуренты на российском и международном рынках. Изначально сформулировав принципиальные отличия в наших подходах, мы смогли довольно успешно конкурировать на всех основным мировых рынках.

— Как вышли на международный рынок?

Сначала появились клиенты из Азербайджана, Украины. С 2015 года начали активно работать на европейском и американском рынках. Нашими заказчиками стали: Служба общественного вещания PBS – аналог нашего ОТР в США, Sinclair (США), итальянское радио и телевидение RAI, спортивный стриминговый сервис DAZN. Трудности, пожалуй, возникали только с индийскими партнерами. При всей любви к этой стране и ее гражданам я вынужден признать, что здесь не соблюдается соотношение 80:20, когда 20% клиентов генерируют 80% прибыли. В Индии это представлено соотношением 0,1:99,9.

— Каковы особенности работы в Китае?

Рынок хороший, интересный, но интеллектуальная собственность там совершенно беззащитна. Поставляя софт в Китай, нужно быть готовым к тому, что все скопируют. В этой стране нет прямых эфиров в нашем традиционном понимании, соответственно, нет потребности в автоматизированной системе мониторинга качества.

В целом, мы комфортно чувствуем себя на любом рынке. Например, Эфиопия — не очень богатая страна, но деньги на модернизацию телевидения они нашли. Там полным ходом идет «переход на цифру». Мы – часть этой модернизации.

— Как генеральный директор выполняете функции министра иностранных дел компании?

Как руководитель я отвечаю за общую операционную деятельность компании и определяю ее направления развития. У меня есть заместитель по продажам и заместитель, отвечающий за EMEA. Это рынок сбыта, куда входят Европа, Африка, Ближний Восток и Россия в том числе. Юго-Восточная Азия сложный регион.

Одни страны более ориентированы на Европу и Россию, другие — на работу с Америкой. Играет роль разница во времени, политические мотивы. Например, во Вьетнам лучше продавать из России, а в Сингапур — из Соединенных Штатов.

Андрей Гайнулин «Кьюлиджент.РУ» Нижний Новгород

— В компании есть сотрудники из других стран?

У нас есть американский офис в Мельбурне, штат Флорида. Его сотрудники отвечают за продажи в американском регионе. Мельбурн расположен рядом с мысом Канаверал. Здесь сосредоточены качественные рабочие ресурсы с опытом работы в таких компаниях, как Harris, Raytheon, Northrop Grumman. Здесь создана прекрасная инфраструктура, отличные и разумные по ценам офисные пространства. Кроме того, есть сотрудники в Атланте, Огайо, Канаде.

— Что в планах?

Расширения и поиск сотрудника в Мельбурне, прицельно сосредоточенного на латино-американском регионе. Во Флориде легко найти испаноговорящего высококвалифицированного специалиста с профильным опытом работы.

В период локдауна Южная Америка пострадала катастрофически. Их телевизионные проекты встали на гигантскую паузу, особенно на фоне общего аргентинского и бразильского кризиса. Нам тоже пришлось приостановить свою деятельность в этом регионе, заморозить все проекты. Но сейчас ситуация нормализуется, что дает возможность активно осваивать новую точку роста.

— Кто руководит офисом?

Генеральный менеджер зарубежного направления — господин Брик Экстен, бывший вице-президент и заместитель генерального директора компании Imagine Communications. Он присоединился к нам в самом начале пандемического кризиса. Это стало очень серьезным шагом в истории нашей компании.

Как в футболе, клуб из первой лиги инвестировал в тренера премьер-лиги. В человека, который видит поле, делает игру. У Брика другое видение ситуации на телевизионном рынке, его динамики.

— Насколько изменилось работа американского Global Office после того, как Брик Экстен возглавил его?

Есть момент в спорте, когда ты достигаешь уровня, который не можешь преодолеть. Нужно что-то предпринять: либо отступить назад, либо взять правильного тренера. Наступил момент, когда накопленная в течение 6 лет компетенция на американском рынке дошла до определенного предела. Потребовался качественный рывок для перехода на новый уровень. Наше сотрудничество с Бриком стало важным элементом этого качественного рывка.

— Каковы итоги этого года?

Брик сделал очень глубокий анализ того, кто мы такие. Он оценил наши действия, накопленный потенциал, и насколько мы смогли его реализовать к текущему моменту. Провел анализ рынка, его изменений после пандемии. Выявил направления посткризисного развития нашей индустрии, показал основные элементы «новой нормальности». И попытался создать стратегию «на гребне волны» — как в сложившейся непростой реальности оказаться на шаг впереди. Важно не слишком опередить тренд, но уловить именно ключевую тенденцию и совершить прорыв.

— Что получили в результате?

Полгода ушло на формирование долгосрочной стратегии, согласование с соучредителями и инвесторами. Затем «протестировали» ее на наших ключевых клиентах и на представителях крупных международных организаций, связанных с телевидением. В этом нам помог Брик, который имеет прямой доступ к людям, принимающим решения. Эта стратегия уже дает хорошие результаты, и мы пытаемся ее реализовывать.

— Не тяжело возвращаться в Нижний Новгород из зарубежных командировок?

Становление моей карьеры приходилось на длительные зарубежные командировки, которые занимали более 30% времени. До пандемии был стабильный график – 2 недели за рубежом, проведение выставок, подготовки встреч с заказчиками. Потом полтора месяца дома.

Я всегда с удовольствие возвращался в Нижний Новгород – мой любимый город. Он комфортный, недорогой для проживания. При всей накопленной в 90-е годы бытовой неустроенности есть изменения к лучшему, особенно заметные с приходом команды нового губернатора.

— Нет искушения собрать чемоданы и перебраться в Мельбурн, где 330 дней в году солнце?

Стойкого желания переехать нет. Многие друзья, знакомые живут в Европе, в США. Программисты – люди максимально мобильные. Поэтому хорошо знаю и оборотную сторону этого вопроса. При смене локации нужно учитывать резкое изменение образовательной системы и сферы общения у детей, невозможность находиться рядом с пожилыми родителями. Я стремлюсь к тому, чтобы ребенок учился на одном месте.

— Что считаете своим главным профессиональным достижением?

Самой важной, на мой взгляд, стала победа и главный приз на выставке NAB Show в США в номинации «Лучшая технологическая новинка шоу». Это произошло в День космонавтики 12 апреля 2018 года, в самый разгар антироссийской истерии, на пике американских и европейских санкций в условиях жесточайшей конкуренции. Вкус этой победы был особенно приятен от сознания того, что данная премия достается только технологическим гигантам с огромными исследовательскими бюджетами.

— Как сложилась жизнь вне работы?

Я женат, очень счастлив и люблю свою семью. С будущей женой познакомился в институте. Мы учились в одной группе. Она – очень талантливая леди. Несмотря на мою ученую степень, тема ее кандидатской диссертации для меня — тайна за семью печатями. Одни только формулы на трех листах формата А4 приводят меня в трепет. У нас растут сын и дочь.

— Чем увлекаетесь в свободное время?

В школьные годы занимался плаванием. Когда встал выбор между учебой и профессиональным спортом, выбрал учебу. Окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Потом самостоятельно научился играть на гитаре. Несколько лет назад с подачи жены освоил игру на барабанах. Зимой катаюсь на горных лыжах, в остальное время бегаю. Читаю много исторической литературы. Люблю путешествовать.

Дата и место рождения 1982 год, Нижний Новгород
Образование Нижегородский государственный университет, специальность «Сети связи и системы коммутации»
Кандидат технических наук
Карьера  
2003 г. Группа компаний «ТЕКОМ», инженер-программист
2005 г. Группа компаний «ТЕКОМ», руководитель группы разработки
2008 г. Группа компаний «ТЕКОМ», начальник отдела интеграционных проектов
2013 г. ООО «Кьюлиджент.РУ», директор
close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement