Дмитрий Куцков: В «Импульсе» у нас мечта – иметь ПТС

Дмитрий Куцков: В «Импульсе» у нас мечта – иметь ПТСИнтервью с Дмитрием Куцковым, начальником аппаратно-студийного комплекса МАУ «ИА «Импульс Севера» (Новый Уренгой).

— Где, когда и в какой семье Вы родились?

Мама моя уроженка Львова. Папа окончил военно-политическое училище там же. Мне еще не было и года, когда они переехали в город Чебаркуль в Челябинской области. Оттуда через несколько лет отца перевели в Екатеринбург. А в 1997 году, опять же из-за работы отца, мы переехали в Новый Уренгой. Вся молодость отца прошла на службе, в работе.

— Чем занималась мама?

Маме было веселее, она работала то в школе, то на таможне, позже на телевидении. Хотя училась она в Львовском лесотехническом институте. Она не боялась пробовать свои силы в новых для нее сферах. Примерно с 1999 по 2002 год она проработала корреспондентом на телеканале «Импульс». А потом вышла в декретный отпуск, после которого она устроилась работать в музей. Там доросла до должности директора и ушла на пенсию. Сейчас они с отцом проживают в Тюмени.

— Переезд в новый город – это значит новая школа. Сложно было адаптироваться?

Сложнее всего мне пришлось в екатеринбургской школе. Район, в котором мы жили, примыкал к заводу. Люди там жили по несколько поколений. Приезжих, вроде нас, практически не было, и я чувствовал себя белой вороной, очень некомфортно. Окончил школу уже в Новом Уренгое.

Advertisement

— Что интересовало больше всего в школьные годы?

С раннего детства у меня была склонность к технике. Мы жили тогда в Чебаркуле. К телевизору «Электрон» отец решил сделать пульт управления. Конечно, он не сам этим занимался, а позвал знакомого радиотехника. Сейчас не помню, что и как они там сделали, но меня тогда очень увлек процесс. И я впервые от них услышал слово «диод». Уже в Екатеринбурге я стал посещать клуб радиоэлектроники. В 1999 году увлекся компьютерной техникой и программированием. Мы как-то набрели на склад со списанной техникой: «Агат», «Корвет», «Львов ПК-01». Все они отличались наличием встроенного в ПЗУ языка программирования «Бейсик». Так началось увлечение программированием. В конце концов, один из «Корветов» я утащил домой.

— Где учились программированию?

В те годы в Новом Уренгое открыли первый компьютерный клуб. Народ преимущественно играл в разные игры, а я возился со своим «Бейсиком». Там же познакомился с ОС Linux. Уже в 10 классе я основательно увлекся информатикой. Благодаря моей учительнице информатики, меня взяли на полставки лаборантом в кабинет информатики. Появился первый заработок.

— Куда пошли учиться после школы?

Сначала я попытался поступить в местный нефтегазовый университет на факультет автоматизации систем управления технологическими процессами. На кафедре было пять бюджетных мест, и мне не хватило шести баллов, чтобы получить одно из них. Обеспечить платное обучение у семьи тогда не было возможности. Я решил искать работу.Дмитрий Куцков: В «Импульсе» у нас мечта – иметь ПТС

— Удалось найти?

Пошел по местным IT-компаниям. Но без результата, так как летом, во время отпусков руководства во многих компаниях не было. Мама посоветовала сходить на «ТВ-8» — местную телерадиокомпанию, которую между собой все называли «восьмёркой». Так, по родительскому благословению, я стал техником по ремонту оборудования в филиале РРТРК в городе Новый Уренгой — так «ТВ-8» назывался официально. Сейчас это филиал Автономной некоммерческой организации «Ямал-Медиа». Я по сей день работаю и общаюсь с теми людьми, с которыми тогда познакомился.

— Какие были функциональные обязанности?

Взяли меня техником по ремонту оборудования, и мой трудовой путь начался с чистки головок видеомагнитофонов BetacamSP, профилактики аппаратного комплекса, трансляции, изучение схем передачи видео и синхронизации, параллельно занимался администрированием компьютеров, имел возможность изучать монтаж и многое другое.

— Кто Ваш первый наставник на работе?

Видеоинженер Евгений, который, хотя и занимался компьютерной графикой, очень многое подсказывал и объяснял. Когда я ушёл в армию, связь с ним утратил. Значительно позже я узнал, что он работает на студии «Улитка» и среди прочего выступил супервайзером спецэффектов для фильма «Дневной дозор». Вторым человеком, который оказал большое влияние на мое становление как технического специалиста, стал технический директор того самого «ТВ-8» Овчаренко Юрий Валерьевич. Мы и сейчас работаем вместе. Поначалу мне было с ним очень тяжело, так как он дотошный и внимательный к деталям. Мне, семнадцатилетнему, было сложно быстро въехать во все тонкости телевизионного оборудования.

А через год ждала армия?

Да, я поработал техником, потом несколько месяцев оператором трансляции на запуске сюжетов, новости и т.д., до самого ухода в армию. Потом пошел в армию и отслужил два года в ракетных войсках. Вначале меня отправили на полигон Капустин Яр, а потом я продолжил службу в Одинцово в закрытом военном городке Власиха.

— После армии снова пошли на прежнее место работы?

На «ТВ-8» я уже не стал возвращаться. Мама сообщила, что им в «Импульсе» нужен художник компьютерной графики. Я сдал документы, а тут оказалось, что им нужны и технические специалисты тоже. У них было четыре линейных монтажных, два студийных павильона, проводились прямые эфиры раз в неделю. У предприятия в это время поменялись номера телефонов, и меня попросили переделать заставки. Я менял их в AfterEffects, по вечерам монтировал сюжеты. Было интересно.

— Сколько проработали в «Импульсе»?

Я из «Импульса» увольнялся раза три. Сейчас работаю тут уже четвертый раз. Первый раз по совету родителей я ушел в отдел процессинга «Газпромбанка». Организация хорошая, а не так как на телевидении: сплошная беготня и суета.

— Образование высшее уже успели получить к этому времени?

Еще нет, я только учился заочно в Томском госуниверситете систем управления и радиоэлектроники на радиоконструкторском факультете.

Почему ушли из «Газпромбанка»?

Меня тогда напрягала чрезмерная «корпоративность» и непонятные требования ко всему, начиная с дресс-кода, заканчивая поведением. Коллектив, кстати, был не плохой, мы до сих пор на связи с бывшими коллегами.

— Снова вернулись в «Импульс»?

Да, вернулся, чтобы через некоторое время опять уйти. В это время я там работал почти на две ставки, но даже при этом зарплата была чуть больше 50 тысяч рублей. С учетом того, что квартиру я снимал за 20 тысяч, то денег катастрофически не хватало. Тем более, к тому времени у меня уже родился первый ребёнок. Как-то в одной из поездок в Москву я познакомился с представителями студии «Телеформат», они занимались съемками сериалов. Стал делать для них монтаж. В итоге я поехал в Новый Уренгой, уволился и вернулся в Москву. Там жила моя младшая сестра, она саксофонист. Какое-то время пожил у нее, и проработал почти полгода на этой телестудии монтажером.

Что потом?

Я вернулся в Новый Уренгой. К этому времени «Импульс» реорганизовался из муниципального учреждения в ООО «Импульс». Мне предложили должность ведущего инженера-программиста, зарплату около ста тысяч рублей и арендовали квартиру. С 2012 года я вместе с техническим директором занимался тем, что готовил «Импульс» к переезду в новое здание. Он занимался больше организационными вопросами, лицензированием, а у меня был полностью аппаратно-студийный комплекс и сетевая и серверная инфраструктура. В 2014 году мы начали строительство телецентра, в 2016 – запустили оборудование. Я параллельно занимался программированием, у нас тут есть своя внутренняя система для планирования бегущих строк, титровальная машина, которая исключает ошибки монтажера и др. Все это я писал на PHP для Skylark.

Это окончательное возвращение в «Импульс»?

В 2016 году я очередной раз уволился из ООО «Импульс», когда в компании существенно ухудшилось финансовое состояние. Мне перестали оплачивать аренду квартиры. В это время у нас открылся новый Дворец спорта «Звездный», куда меня пригласили начальником отдела автоматизации. Мы с нашим техническим директором вместе ушли туда. Однако там все хорошо оказалось только на словах, и через три месяца стало понятно, что перспектив для нас нет. И уже в феврале 2017 года я снова раскидал резюме и перешел в компанию «СИБИНТЕК». Пожалуй, это единственное место после «Импульса», где мне было комфортно. Но все это время я продолжал параллельно работать в «Импульсе» на полставки. По большому счету я эту компанию не покидал никогда. С 2021 года я являюсь тут начальником аппаратно-студийного комплекса и отвечаю, помимо АСК, за все вопросы по части ИТ и газету.

Зачем строили телецентр для небольшой компании?

То, что мы называет телецентром, это цокольный и первые два этажа здания, которое изначально планировалось под другие цели. Но администрация города в какой-то момент решила, что там должно разместиться телевидение, которое до этого находилось на первом этаже жилого дома. Мы там все время страдали от низкого потолка и небольшой площади. В итоге нам выделили это здание, в котором мы сейчас и располагаемся.

— Какие студии есть в телецентре, и чем они оборудованы?

Канал у нас круглосуточного вещания, часть контента мы производим сами. Для этих целей у нас имеется два студийных павильона площадью 100 и 50 м2. Один из них для ежедневных новостей, второй для разного рода постановочных съемок. Во время переезда мы обновили почти все оборудование. Исходный проект 2007 года предусматривал локальную сеть и оборудование для нелинейного монтажа, но к тому времени, как назрел переезд, стало понятно, что серверная должна быть в отдельном помещении. А когда пообщались с представителями «Окно ТВ», то стало понятно, что фактически эта серверная станет ядром телецентра. Мы выделили помещение, куда вместилось семь шкафов с оборудованием.

Каким именно?

Когда «Окно ТВ» поставляли нам оборудование, то они говорили, что это самая мощная инсталляция на севере. У нас студийный плейаут, коммутация и обработка от Harris Broadcast (ныне Imagine Communications), синхросекция Evertz, видеомикшер Grass Valley Kayak, эфирный плейаут Skylark.Дмитрий Куцков: В «Импульсе» у нас мечта – иметь ПТС

— На выезде как снимаете?

В этом году отработали 17-й день города. Периодически работаем с городского дворца культуры. Сам участвую в качестве видеоинженера в проведении спортивных трансляций домашних игр волейбольного клуба «Факел», которые проводит АНО «Ямал-Медиа» для телеканала «ТВ Старт». В «Импульсе» у нас мечта – иметь ПТС. Сейчас мы задумали купить две машины и думаем, как их укомплектовывать. В мыслях приобрести решения Blackmagic, потому что это самое экономичное и при этом достаточно надёжное оборудование. Попытаемся что-то приобрести в 2022-2023 гг.

— Что считаете самым главным достижением в карьере?

Я считаю, что мои главные достижения еще впереди. В своем резюме я в качестве ключевых отмечаю четыре вещи: первое – перевод телевидения на безленточное производство, второе – смена формата на 16:9, третье – это запуск телецентра, и последнее — переход на FullHD. 19 августа у нас тоже было знаковое событие — мы погасили свой аналоговый передатчик.

— Как сложилась личная жизнь?

Это отдельная история, которую можно назвать испытанием на прочность. Жена моя родом из Одесской области. Они с сестрой переехали сюда и подали документы на получение гражданства. Все было хорошо, пока весной 2007 года у них не умер отец. Тогда моя еще будущая супруга решила бросить всю волокиту с получением гражданства и вернуться в Одессу. Она написала два письма в консульство об аннулировании предыдущих заявлений об отказе от украинского гражданства и получении российского. Написав эти письма, они спокойно уезжают в Измаил. Получают обратно украинские паспорта. Летом 2007 года я приехал погостить к ним, а в декабре этого же года мы решили пожениться.

— Что было дальше?

В 2009 году у нас родился сын, а в 2011 году – дочь. До 2012 года мы жили на две страны, я мотался туда-сюда. Когда я сказал ей, чтобы она бросила все и переехала в Россию, в этот момент выяснилось, что письмо в украинское консульство не дошло, и Вероника «вылетела» из украинского гражданства, так и не вступив в российское. Паспорт у нее изъяли. Следующий год был посвящен возвращению паспорта и гражданства. И только в 2014 году она с детьми смогла прилететь ко мне. В 2016 году у нас родился второй сын (третий ребёнок), а в 2020 году — ещё один сын. Такая большая семья, с одной стороны, вызывает удивление, но с другой — я вижу в этом ещё какой-то неугасаемый стимул к мобилизации.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement