Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
Очередной визит в Ульяновск. Цветы классной руководительнице, пленки с записями — Петру

Интервью с Алексеем Соболевым, генеральным директором компании «Системные решения для телевидения», представительства SkyLark Technology Inc. в России и Восточной Европе.

— Когда и в какой семье Вы родились?

Я родился 31 декабря 1968 года. Дата интересная, совмещающая в себе два праздника и оттого всегда насыщенная событиями. Мама работала учителем в одной из ленинградских школ. С отцом я не виделся, родители разошлись. В раннем детстве я часто болел, врачи рекомендовали сменить климат и бабушка забрала меня к себе в Ульяновск. К маме вернулся только после армии, в 1989 году.

— Чем занималась бабушка?

К моменту моего приезда она уже находилась на заслуженном отдыхе и все свое время посвящала мне. Бабушка дружила с директором школы, знаменитым преподавателем истории в Ульяновске Пономаревой Ниной Васильевной. Так как бабушка председательствовала в родительском комитете, я все время находился под чутким присмотром. Скрыть плохую оценку было нереально.

— Строго контролировался каждый шаг?

Мне не запрещалось выходить во двор играть с друзьями. Но без ущерба для учебы. Потом уже и бабушка, и Нина Васильевна стали говорить о поступлении в институт. Я тогда не понимал, насколько это может быть важно.

Advertisement

— Посещали какие-либо кружки, спортивные секции?

Ходил в бассейн, играл в футбол, зимой ходили на лыжах. Бабушка очень хотела, чтобы я научился играть на баяне, а мне не давался этот инструмент. Настаивать не стала. Так же мудро поступила и не возражала, когда я увлекся техникой и пошел в кружок радиолюбителей.

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
Ульяновский телецентр 1983 год. 8 класс школы. В этот день все и было решено

— В каком классе это началось?

Наверное, в шестом. Были олимпиады по физике, потом я начал паять схемы на фольгированном текстолите, собирать «цветомузыки», приемники и усилители, из запчастей собирал магнитофоны, заведовал школьным радио.

— Какие предметы нравились больше?

Математика, физика и химия. Небольшие сложности в какой-то момент возникли с русским языком, но позанимавшись на факультативных занятиях, я исправил положение. В целом я учился ровно по всем предметам. Школу закончил с золотой медалью. Поступил в Ульяновский политехнический институт на специальность «радиосвязь, радиовещание и телевидение».

— Занятия в кружке радиолюбителей оказали свое влияние?

У каждой случайности есть своя закономерность – я много лет дружил со своим одноклассником Петром, мы много общались, спорили по схемам, платам. И только когда учились в восьмом классе, он как-то случайно сказал, что вот в этой квартире его подъезда живет Татьяна Николаевна Гусева, звукорежиссер Ульяновского ТВ. Так мы с ним напросились на экскурсию на телецентр.

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
В армии. Ремонтировали эти радиостанции. Куйбышев 1988 год

— Для двух школьников провели экскурсию?

Нам показали все самое интересное – магнитофоны STM-610 и Nagra с фантастической тогда 38-й скоростью и пилот-тоном. Мы услышали то самое «студийное» качество. Видеомагнитофоны «Кадр», камеры «Томсон», студии, аппаратные…Тогда в Ульяновск, на родину Ленина, часто приезжали делегации, в том числе и зарубежные. В силу этого обстоятельства местный телецентр обладал всем спектром современного на то время оборудования для производства и вещания. В тот день было решено: я приду сюда работать.

— Нравилось учиться в институте?

Да. Математика, физика преподавались мастерски. Замечательный преподаватель «Основ марксистско-ленинской философии» читал лекции, отталкиваясь от нравственных категорий и общепринятых принципов развития мира, приглашал к самостоятельным размышлениям. Ленин был как бы на втором месте. На втором курсе после летней сессии меня призвали в армию.

— В институте не было военной кафедры?

В связи с событиями в Афганистане призывали студентов ВУЗов даже с наличием таковой. Поездом нас отправили в Куйбышев (ныне Самара), в часть, которая занималась обучением солдат и обслуживанием радиостанций. Как студенты профильных ВУЗов мы могли, при минимальной дополнительной подготовке обслуживать, ремонтировать и работать на этих радиостанциях.

— Пришлось ли на себе испытать неуставные отношения?

Дедовщины не было, т. к. это был показательный учебный батальон. Были испытания — марш-броски в ОЗК (общевойсковой защитный комплект), несение караула – стоишь зимой в чистом поле, охраняешь склад, в руках автомат с боевыми патронами и думаешь: «Только бы никто не пришёл грабить этот склад…» Желания проверять готовность применить оружие не было. Я не считаю два года в армии потерянными, поскольку приобрёл определенный опыт и в общении с людьми, и в работе с техникой.

— После демобилизации вернулись в институт?

В Ульяновск я приехал, чтобы забрать документы и попрощаться с бабушкой. Я решил перевестись в Ленинградский институт киноинженеров (ЛИКИ) с определенной целью – работать инженером на Ленинградском телевидении. Поселился у мамы, она по-прежнему жила в коммунальной квартире, но смогла «выбить» для меня отдельную комнату, в которой мы с друзьями – студентами собирали ПК «Радио-86-РК», «Cинклер ZXSpektrum», потом торговали ими… были и другие истории.

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
Узбекистан. В 2005-2008 годах побывал по работе в 33 городах

— О чем другие истории?

Например, в год моего приезда в Ленинград (1989), Давид Голощекин открыл Филармонию джазовой музыки, где мы с друзьями слушали настоящих виртуозов импровизации. Ходили на концерты Алексея Козлова и группы «Арсенал». До этого я слушал с пластинок и бобин TheBeatles, Queen. Потом появились «Машина времени», «Аквариум» и «Наутилус Помпилиус». В Ленинграде мы наслаждались живой музыкой и фильмами: «Однажды в Америке» с переводом в исполнении Олега Борисова, «Такси Блюз» смотрели в кинотеатрах по два раза…

— Во время учебы приходилось подрабатывать?

В Ленинград я приехал в мае, и на оставшееся время до начала занятий устроился на Кировский завод рабочим на конвейер покраски деталей трактора «Кировец». За три месяца заработал около 800 рублей, по тем временам солидные деньги. Их хватило на первое время учебы, одежду и прочее – в 20 лет сидеть на шее у мамы как-то не по-мужски. Параллельно готовился и сдал отложенную летнюю сессию, после службы в армии студентам делали небольшие послабления. А во время учебы с подработкой сложилась история по Ярославу Гашеку – я охранял склад с макулатурой, правда без ружья. Но я мог ночами сидеть на горе из книг и набирать те, что нравились.

— Не было искушения перебраться из коммунальной квартиры в общежитие?

Коммуналка на меня не давила, я знал, что рано или поздно это закончится. Так и случилось, путем понятной только маме комбинации бабушкину квартиру поменяли и с доплатой приобрели трехкомнатные «апартаменты» в Колпино.

— При переводе из Политехнического в ЛИКИ, зачислили снова на второй курс?

На третий, и специальность осталась та же самая. А вот в самом процессе обучения уже чувствовалась большая разница и ориентир непосредственно на теле- и киноиндустрию. Основы цифрового телевидения нам преподавали Гласман Константин Францевич и Перегудов Александр Феликсович, в 1990 это была новая и потому особенно увлекательная наука.

— В каком году окончили институт?

После 4-го курса нам предложили самостоятельно выбрать место для прохождения практики. Я взял телефонный справочник, позвонил в отдел кадров Ленинградского телецентра и рассказал о своем желании проходить производственную практику на этом предприятии. Меня пригласили на собеседование, и по его итогам предоставили такую возможность.

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
НАТ Экспо 2019. Компании SkyLark 10 лет. Фото с коллегами из РЕН ТВ

— Чем поручили заниматься?

Поручили… развозить тележки с рулонами двухдюймовой ленты формата «Q» по монтажным аппаратным цеха видеозаписи. Неделю я колесил по заданному маршруту, а потом подошел к начальнику цеха и попросил перевести меня на работу по специальности, мотивируя тем, что государство не зря четыре года тратило деньги на мое обучение. Меня перевели в аппаратную, на те самые «Кадры», которые я видел в Ульяновской студии. А еще через пару недель мне вручили ключи от новой аппаратной, главный инженер цеха Яков Лейбович Лившиц предложил остаться работать, сказал, что институт я могу закончить заочно. Я так и сделал.

— Как вливались в рабочий коллектив?

Поскольку эта аппаратная АВМ-16 была построена на перспективном тогда формате «С», управлялась от компьютера, то работали там, в основном мои ровесники, в том числе выпускники ЛЭИС (электротехнического института связи) им. Бонч-Бруевича. Все вместе мы составляли хорошую слаженную команду. Монтировали спектакли, концерты, работали над клипами, общались с мэтрами и со звездами… 12-ти часовая смена пролетала незаметно!

— Как развивалась карьера?

В 1994 году после проведения «Игр доброй воли» Я. Л. Лившиц предложил перейти на должность начальника цеха монтажа. В подчинении оказался весь второй этаж телецентра. В 1998 Борис Михайлович Петров, генеральный директор ТРК «Петербург», предложил написать концепцию по реорганизации технической базы. Мне понадобился один день. Так я стал техническим директором телерадиокомпании «Петербург».

— Как отнеслись к назначению сотрудники старшего возраста?

Я пришел от «монтажа», в съемочных процессах разбирался меньше и меня иногда проверяли. Но мы довольно быстро нашли общий язык и плодотворно работали 4 года.

— Что успели сделать к 30 годам?

Вопрос интересный. Работа на телевидении тогда была командной. И в аппаратной монтажа, и в руководстве технической дирекции важно собрать команду профессионалов. Финансирования в то время практически не было, техника не обновлялась. Но мы транслировали матчи Чемпионата мира по хоккею в 2000 году, запустили студию в Доме Радио, связали его волоконным кабелем с телецентром, обновили камеры на одной из ПТС.

В технической дирекции тогда работало 500 человек, профессионалы высочайшего уровня. В каждой интересной и сложной трансляции, передачи, была заслуга каждого из нас.

— Что дальше?

В 2002 на посту генерального директора ТРК оказалась ведущая новостей Ирина Теркина. Первое решение — о сокращении персонала. Мои доводы, что в работающей 12 часов в день аппаратной не может быть меньше двух сотрудников, она не услышала. Мне объявили об увольнении.

— Что предприняли?

Буквально на следующий день меня пригласил А. Ф. Перегудов на должность технического директора компании «ДИП», созданной им в 1990 году на базе кафедры видеотехники в ЛИКИ. Предприятие специализировалось на разработке и производстве оборудования и программного обеспечения для телевидения. Сейчас я понимаю, что тогда состоялся переход на качественно новый уровень. Благодаря новой сфере деятельности я объездил всю нашу необъятную страну, внедряя видеосерверы и системы автоматизированного вещания.

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
Эфирная аппаратная РЕН ТВ. Любимое дело

— Кто занимался разработкой программного обеспечения?

В 2003 году А. Ф. Перегудов пригласил в «ДИП» программиста Алексея Садовского, который до этого занимался разработкой ПО для авиационных тренажеров. В течение первых трех месяцев его работы был разработан программный комплекс для видеосерверов. Начались активные продажи в регионы – новый продукт развивался и нравился заказчикам. На одной из Московских выставок познакомились с техническим директором канала «MTV Россия» Андреем Друккером. Его заинтересовало наше решение. Так в Москве в 2004 заработала первая отечественная вещательная система федерального уровня. В 2006 совместно с компанией «ОКНО-ТВ» мы построили в Останкино 12-тиканальный вещательный комплекс формата HD.

Мы проработали в «ДИП» около шести лет. А. Ф. Перегудов стал проректором по научной работе Санкт-Петербургского университета кино и телевидения, полностью погрузился в технологии и разработки для киноиндустрии. А для нас с Алексеем это была другая, совершенно закрытая планета. Так совпало, что Алексей Садовский в те годы начал процесс переезда в Канаду. Там он планировал создать компанию по разработке ПО и решений для производства и вещания. Пригласил меня в учредители. Уехать из России я не планировал, приглашение, конечно же, принял. Так в 2009 появилась компания SkyLark Technology Inc. Алексей отказался от дальнейшего использования софта, созданного для «ДИП». Так случилось, что в 2010 мы на неделю застряли в Лос-Анджелесе из-за исландского вулкана. Тогда в Калифорнии Алексеем Садовским была разработана концепция новой модульной программной платформы SLNEO.

— Какие цели ставились при создании компании?

Прежде всего — выпустить на рынок качественный востребованный продукт. Любой продукт – это не только сам «софт», но и описания, демоматериалы, сайты. Каждый из нас занимается своим направлением – Алексей работает с командой программистов, я работаю с «упаковкой», занимаюсь продвижением и инсталляциями.

— Как развивали свою компанию?

В 2009 я обратился к генеральному директору «ОКНО-ТВ», Антипову Олегу Николаевичу с предложением о начале сотрудничества в новом качестве. Было принято положительное решение, и вот уже 12 лет мы плодотворно и успешно работаем.

— Кто стал первым клиентом?

Практически одновременно от «ОКНО-ТВ» поступило два заказа: на эфирные комплексы для компаний «Прайм Синема» и для телеканалов «Ностальгия» и «Русский мир». Эти комплексы и сейчас работают, 12 лет прошло.

Андрей Друккер после MTV перешел на РЕН ТВ техническим директором и поставил задачу в короткие сроки поставить решение для поясного круглосуточного вещания. Все три наших первых проекта – федеральные вещатели, мы понимали степень ответственности и не подвели коллег.

Раскрываю секрет фирмы: 2010 год. У нас с Алексеем «космическая связь», в буквальном смысле. Он и его программисты работают ежедневно, тестируют у себя, но это не всегда дает результат. Когда в Канаде день, у нас ночь, для меня — самое время провести ее в аппаратной. Мы были постоянно на связи, найденная в работающей системе ошибка исправлялась за 5-10 минут. Тестируем на резерве – работает. Переходим на резерв, обновляем основной комплект. Могло быть до 10 обновлений за ночь. К утру уже все работает штатно. Так продолжалось года два. В результате продукт получился. Алексей – уникальный программист, обладает мгновенной реакцией. И если сказал – обязательно сделает.

— Как развивается SkyLark на территории СНГ?

Минская компания «Группа 5» занимается продвижением нашего продукта в Беларуси, партнерская компания SIAstan (Казахстан) работает с клиентами в республиках Средней Азии. С Украиной работает офис в Санкт-Петербурге.

— Как компания работает за пределами бывшего Союза?

У нас есть представительства в США, в APAC (Азиатско-Тихоокеанский регион) с офисом в Гон-Конге, партнерские компании в Южной Корее и в Малайзии. Партнеры занимаются продажами ПО, сборкой и поставкой серверов, осуществляют инсталляции и техподдержку. Ключевой партнер в Европе – испанская компания VSN.

Алексей Соболев: В России меня держит много разных ниточек
Дубай 2019 год. Иногда можно и прыгнуть

— Почему не решились на переезд в Канаду?

Торонто, где обосновался Алексей, большой красивый и спокойный город. Но в России меня держат много разных ниточек. Русскоязычный круг общения, родственники, семья, свой дом.

— Чем еще занимаетесь на досуге?

Занимаюсь интернет-проектом «Ретроклуб», on-line радио. Когда исполнилось 50, смотрел фотографии и увидел то самое фото, сделанное на Ульяновском телецентре. Там в кадре STM-610. На Питерском телецентре они стояли в каждой монтажной аппаратной. Нашел на Авито, купил восстановленный. Пусть думаю, стоит, я его включать не буду, пленок-то нет. А потом все-таки захотелось включить. Нашлись и те самые студийные ленты, познакомился с Юрием Метелкиным, автором и вдохновителем уникального проекта «Старое радио».

— Во что вылилось это знакомство?

У него оказалось около 30 тысяч вот таких рулонов, которые необходимо оцифровать. Так я стал волонтером, когда есть время, помогаю коллегам с оцифровкой. Юрий Иванович сказал как-то: коллекционеры собирают раритеты исключительно для себя, закрывая их от остального мира. Делиться гораздо интереснее. Это на самом деле так. На пленке тех лет звук не очень динамичный, и после оцифровки необходимо аккуратно восстановить краски и динамику. Процесс долгий, но очень увлекательный. Пришла идея, что эту музыку хотелось бы послушать и в машине. Чудеса современных технологий – автоматизация радиовещания — и ты можешь послушать любой из своих любимых треков, выбранный ротатором.

— Где познакомились с женой?

На ТРК «Петербург», Ольга работала помощником генерального директора. У жены два высших образования – экономическое и филологическое (иностранные языки). Когда работал техническим директором, часто приходил к Борису Михайловичу Петрову на аудиенцию. Заметил, что с некоторых пор предлагаются удачные «окна». Понял, что не случайно. Так вот и сложился «служебный» роман длиной в целую жизнь.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement