Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
2019 год, Амстердам

Интервью с Борисом Белоусовым, CEO DVLab.

— Когда, где и в какой семье Вы родились?

Я родился в 1949 году в Молдавии в семье служащих. Отец был директором МТС (машинно-тракторной станции, хотя трактор там вначале числился один), мама работала бухгалтером. Я старший ребенок, кроме меня, два брата и две сестры.

— А как Ваши родители оказались в Молдавии?

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
Фото с военных сборов в Лахденпохье, Карелия

Отец прошел всю войну, в последние дни войны был тяжело ранен в Венгрии. Поскольку он механик по ремонту танков, то после выздоровления его направили на ремонт тракторов.

— А где его корни?

Где-то в Сибири, Омская область.

Advertisement

— Как Вы учились в школе, чем увлекались?

Я учился в школе посредственно, хуже, чем в институте, но математику знал неплохо. Мне помогало то, что мы с моим другом детства вместе решали задачи по математике, которые вела заочная школа МГУ. Увлекался техникой вообще и радиотехникой в частности. Как у большинства радиолюбителей, любовь к этому хобби появилась немногим позже, после запуска первого спутника. Где-то с 10 лет я уже собирал детекторный приемник.Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне

— После окончания школы куда пошли учиться?

После школы я пошел в Ленинградский институт связи им. Бонч-Бруевича. Это получилось случайно, мама встретила знакомую, у которой сын учился в этом институте, и отзывы его мамы об этом институте были очень хорошими. Я, можно сказать, под ее влиянием подал документы в этот институт, но с первого раза не поступил, только со второго.

— А в армию не забрали Вас?

Нет, мне было 17 лет, в армию еще рано. В Ленинграде жил, как и большинство студентов, в общежитии. Иногда в день кушал только батон с изюмом с литром молока. И такое было. Но учиться мне нравилось: были очень хорошие ребята и общежитии, и в институте. Да и преподаватели хорошие. Другое дело, что я считаю, что должен был взять больше знаний, чем взял. Но, в принципе, я очень доволен своим образованием. Наша группа первая готовила инженеров для обслуживания оборудования для телевидения. Последние два курса углубленно изучали телевизионное направление. Практику проходили на ленинградском и московском телецентре. Ребята ездили на месяц в Прибалтику. Наша группа несколько месяцев практиковалась в Останкино. Кроме того, будучи на практике в СКТБ (Студенческое конструкторское бюро), даже был в командировке, представлял прибор на выставке  ВДНХ.

— А после института куда распределили?

Распределился на телецентр в Кишинев. Это республиканский телецентр, конечно, уступающий по уровню московскому и ленинградскому. В 1974 году исполнилось 50 лет молдавской компартии, к этому событию телецентр запустил цветное телевидение. Проработал там почти 20 лет, и все время был молодым специалистом. Это с точки зрения распределения квартир.

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
«Вход в нашу фирму, где мы делаем все разработки»

— А Вам не дали жилье, когда Вы приехали?

Нет, поскольку в Кишиневе этот вопрос тяжелый, как и во многих южных городах. Жил в общежитии. Женился, дали малосемейку в общежитии. Мои сокурсники распределились по всем Советскому Союзу, а у нас женой было положение не самое лучшее.

— Как развивалась Ваша карьера молодого специалиста на протяжении 20 лет в молдавском телецентре?

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
«Это наш кусочек стенда на выставке в 2020 году в Мумбаи, где мы были вместе с коллегами из СНГ»

Сначала я работал в ремгруппе. А уже через 4 года после окончания стал начальником цеха видеозаписи, потом начальником цеха телевидения. Одновременно принимал участие в рационализаторской работе. Этому хобби я уделял много внимания. В цехе видеозаписи со своими коллегами переработали пульт управления. В цехе телевидения из стандартных компонентов собрали свою студию. В том числе, микшер. Но больше всего меня интересовал хромакей. Сейчас об этом даже странно рассказывать, что компараторы были на микросхемах 155ЛА3. Сейчас микросхемы изменились, и те технические решения, которые мы использовали, сейчас вызывают улыбку. Тем не менее, это как-то работало. Раньше нас всех посылали в Москву на повышение квалификации, что очень интересно и полезно. Нам проводили занятия специалисты и разработчики из профильных институтов. Именно в это время я пришел к выводу, что для вещания важно разработать кадровый синхронизатор, особенно для нестабильных по времени видеосигналов. В то время видеомагнитофоны нельзя было микшировать из-за крайней ненадежности работы в ведомом режиме. Тем более видеомагнитофоны бытовых форматов VHS, которые по визуальному качеству сигнала были сравнимы с передачами, записанными на кинопленку. Где то с 1986 года я уже обдумывал, как это можно сделать имеющимися у нас средствами. В 1988 году я понял, что трудно, но возможно это сделать на имеющихся СССР компонентах. Как раз появились быстродействующие АЦП и оперативная память 565РУ5. В 1989 году уволился с телецентра и поступил в частную фирму.

— А чья это была фирма? Ваша или Вы пошли работать к кому-то по найму?

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
Оборудование, подготовленное на выставку в Дубае и Амстердаме в 2021 году

Это одна из фирм, которой я предложил услуги по разработке частного кадрового синхронизатора. В этом направлении я уже хорошо разбирался. Мы сделали за три года более 1000 кадровых синхронизаторов. Они стали хорошим толчком развития частного телевидения, потому что давали удовлетворительное качество с использованием системы VHS в вещании, а до этого такой возможности не было. Сигнал стандартный и хорошо принимался.

— А кто был учредителем компании, в которую Вы пришли работать?

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
Почти весь состав разработчиков несколько лет назад под Новый год

Уважаемый мной человек Николай Борисович Галкин. Он тоже приехал из Ленинграда и работал у нас начальником кинокомплекса. Очень толковый организатор. Я предложил ему сделать кадровый синхронизатор для того, чтобы использовать камеры SVHS для передачи новостей. Николай Борисович мне поверил и убедил руководство телецентра в запуске проекта.

— Вы в эту компанию внесли огромную лепту, но являлись наемным сотрудником?

Нет, меня потом ввели в состав учредителей. В 1994 году мы со всей группой разработки создали отдельную фирму. Мы собирали и продавали кадровые синхронизаторы разных моделей, делали микшеры, создавали и другое оборудование, в том числе, телетекст, занимались титрованием. Потом мы занялись кабельным телевидением, сделали систему условного доступа. Все это работает и сейчас, и до сих пор мы выпускаем и совершенствуем то, что делали раньше. Например, в нашем арсенале около 20-25 моделей микшеров разных типов.

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
Стенд в Амстердаме

— Скажите, а за границей кого Вы считаете своими конкурентами?

Говорить, что Sony, JVS или какие-то другие бренды, наши конкуренты — слишком самонадеянно. В ближайшем окружении, пожалуй, вижу только микшеры Guramex, которые считаю действительно хорошими. У нас мало точек пересечения, потому что мы ориентированы больше на бывший Советский Союз.

— Как ваша компания развивалась в начале 2000-х годов?

Нам пришлось тяжело. Остро стоял вопрос конкуренции с оборудованием из стран традиционных лидеров в области электроники — Япония, Тайвань, Корея, а сейчас и континентальный Китай. К сожалению, в нашей стране вся электроника «погибла», хотя в нашем городе работали неплохие заводы. Мы могли генерировать оригинальные идеи, но реализовывать их приходилось в Китае, что не могло положительно влиять на нашу ценовую политику. С другой стороны кризис повысил продажи, так как россияне начали приобретать наше оборудование — до этого их больше интересовали люксовые бренды.

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
Комната, где специалисты тестируют и прогоняют оборудование

— Борис Евгеньевич, Вы внесли большой вклад в развитие телевидения наших стран. Что Вы считаете главным достижением в своей профессиональной карьере?

Борис Белоусов: У нас есть хорошие идеи, которые можно представить на международном уровне
Стенд в Амстердаме

У нас относительно небольшая фирма, основных разработчиков всего 7 человек. Самое главное — мы сохранили практически весь коллектив, который работает с основания фирмы. Я часто встречаюсь с директорами студий, и они говорят: «Очень тяжело, когда проработаешь 10-15 лет с одним коллективом, уже так друг другу надоели, что не знаешь, куда идти». У нас такого пока нет, и это самое главное. У нас есть хорошие идеи, которые можно представить даже на международном уровне.

— А как сложилась Ваша жизнь вне работы?

Работа и есть моя жизнь. Это было на телецентре, и продолжается сейчас. И это мне нравится! Если говорить о семье, то в 25 лет я женился, жена никакого отношения к телевидению не имела. Она работала в то время в академии. У нас две дочки, старшая сейчас живет в Москве, работает врачом. А младшая окончила архитектурный факультет в Кишиневе, продолжила образование в Будапеште и сейчас пока живет там же. Благо вайбер работает, и каждый день мы с детьми имеем возможность говорить, что и делаем.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement