Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

В 2021 году номинация «Персона года в России» премии TKT International Awards стала именной в честь первого технического директора и создателя технологического комплекса ВГТРК Станислава Буневича.

Воспоминания Оксаны Ивановой, бывшего главного технолога ФГУП ТТЦ «Останкино», о Станиславе Буневиче.

— Когда и при каких обстоятельствах Вы познакомились со Станиславом Буневичем?

Впервые я встретила Станислава Дмитриевича в октябре 1976 года. И. В. Ершов, бывший в то время директором телевизионного технического центра, пригласил меня перейти с Шаболовки в «Останкино». Сменить должность начальника отдела ремонта телевизионного оборудования на должность заместителя начальника службы координации. Согласилась я с некоторым колебанием, потому что предложенная работа сильно отличалась от того, чем я занималась ранее. А незадолго до этого, Ершов пригласил из отдела ПТС на должность начальника службы телепроизводства Станислава Дмитриевича.

Практическое использование решений EVS в финале чемпионата по американскому футболу

— Какие задачи Вам предстояло решать?

Advertisement

Поскольку ничего подобного и тем более в таких масштабах мне раньше делать не приходилось, я часто сталкивалась с совершенно неожиданными проблемами и новыми для меня функциями. Тот период характеризовался тем, что все редакции, входящие в состав Гостелерадио, имели собственные планы собственного вещания, определённые рубрики и объёмы, устанавливаемые Государственным комитетом СССР по телевидению и радиовещанию.

— С какими проблемами Вам пришлось столкнуться?

Общим признаком того времени был дефицит, в том числе и техники. Постоянно возникали проблемы выделения тех или иных мощностей в больших студиях, в монтажных аппаратных. Монтаж бурно развивался и широко входил в технологию подготовки программ. Проблемой стало отсутствия нужного опыта у монтажёров и режиссёров. Многое из того, что раньше делали на съёмочной площадке, они предпочитали выполнять в монтажных аппаратных. Учитывая качественные характеристики техники того времени возникали проблемы как в студийных, так и в монтажных аппаратных. Поэтому первое, что я помню – мы всегда сидели до поздней ночи. Искали решение тех или иных проблем, чтобы редакции вовремя могли наполнить сетку вещания и подготовить программы.Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

— Чем запомнился тот сложный период?

Для меня, да и для других наших коллег, он стал счастливым. Мы были молоды, оптимистично настроены, рвались в бой, на работу, не считаясь со временем и трудностями. Работа приносила удовольствие, потому что помимо профессиональных, выстраивались необыкновенно дружеские взаимоотношения. Я узнавала Станислава Дмитриевича как специалиста, имеющего большой практический опыт. Как интеллигентного и талантливого человека. Отдел передвижных телевизионных станций, долгие годы возглавляемый легендарной Лией Ильиничной Бухман, являлся кузницей кадров. Со своими, особыми условиями работы на выездах, где нужно всё знать, всё уметь, всё решать – быстро и самостоятельно.

Практическое использование решений EVS в финале чемпионата по американскому футболу

— Какими профессиональными качествами обладал Станислав Буневич?

Стас отличался от остальных тем, что очень быстро мог найти решение задачи, иногда очень необычное, но всегда очень зрелое и интересное, в итоге приносившие хорошие плоды. Он был ярким человеком, пользовался большим авторитетом и даже любовью среди сотрудников. Я всегда выделяла Стаса из общего числа сотрудников, хотя в нашем коллективе работало много профессионалов, имевших высшее образование и разнообразный опыт. Стас отличался именно яркостью и необычностью своего мышления, что проявлялось и в работе и в личном общении.

— Какие человеческие качества в нём Вы ценили?

При первом же знакомстве становилось понятно, что это исключительный интеллектуал. Стас обладал приятным тонким юмором, который проявлялся иногда и в рабочей обстановке, во время обсуждений текущих вопросов, и вне работы, хотя я бы не сказала, что мы часто встречались в неформальной обстановке. Когда начались командировки, связанные с закупкой оборудования, мы вместе ездили в Лас-Вегас, Амстердам и Монтрё. Как импозантно Стас выглядел в Лас-Вегасе в своём белом костюме, на фоне американцев, ходивших в майках и шортах! Наши иностранные партнёры, приглашали нас в рестораны, и Стас пользовался возможностью блеснуть остроумием, поддерживая дружественный диалог. В этом отношении он был одним из лучших собеседников с тонким чувством юмора.

Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

— Буневич шутил на английском языке?

Я не помню, чтобы Стас свободно владел английским, но нас всегда сопровождали хорошие переводчики, и он своим искромётным юмором приводил в восторг иностранцев. Иногда наши производственные вопросы более эффективно удавалось решать именно потому, что ими занимался Стас. В этих непринуждённых встречах с иностранцами ему удавалось показать себя как профессионала, болеющего за дело, и в то же время обычного человека. Помню, как во время наших первых визитов американцы удивлялись, видя, что русские – обычные люди. Что нас интересует не только то, что происходит на заводе или в лаборатории — мы свободно чувствуем себя в дружеской обстановке и умеем быть остроумными.

— Как велась работа по подготовке к Олимпиаде-80?

Под руководством Г. З. Юшкявичуса, заместителя председателя Гостелерадио, началась серьёзная работа с промышленностью. Встречи проводились не только в Гостелерадио. Организовывались выездные расширенные заседания с представителями промышленности Ленинграда, Шауляя и Новгорода, выпускавшего впоследствии камеры КТ-90, Кировограда, изготовляющего звуковое оборудование и Новосибирска с первыми видеомагнитофонами. Начало этой работе было положено задолго до подготовки к проведению Олимпиады. Теперь она приносила свои плоды. Мы не имели возможности закупать импортное оборудование. В целях исполнения постановления правительства по переходу на цветное телевидение Гостелерадио и непосредственно специалисты телецентра постоянно находились в тесной связи с заводчанами. В то время не считалось удивительным, что не только сотрудники Гостелерадио, соответствующих министерств и ведомств приезжали в телецентр, но и наши специалисты могли присутствовать на всех совещаниях, и даже расширенных коллегиях, если это требовалось для дела. Всё, что у нас получилось тогда — результат чёткой организации рабочих процессов и умения подчинить сиюминутные интересы решению главной задачи – проведению олимпийских трансляций на высшем уровне.

Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

— После окончания Олимпиады, ОТРК перешёл в ведение «Останкино», какой процесс курировал Буневич?

Стас занимал должность начальника информационного комплекса, и когда «информация» переходила в здание ОТРК – олимпийского телерадиокомплекса, ему на всех участках приходилось решать очень сложные проблемы.

— Вас привлекали для работы над созданием «Российского телевидения»?

В 1992 году я стала свидетелем того, как зарождалось «Российское телевидение». Вначале не было оборудования. С телецентра для них выделяли буквально крохи, чтобы они могли начать работать. Непосредственно со Стасом я уже не работала, но мы часто встречались в поездках, на совместных совещаниях, которые постоянно проходили у нас в Москве. Он много работал и внёс большой вклад в то, во что превратилась сейчас компания ВГТРК. Конечно, очень печально, что позже события стали развиваться в другом направлении. Менялись отношения между людьми, возникали проблемы в бизнесе, в том числе и в финансовой области. Думаю, что последние годы работы Стаса в компании убавили ему несколько лет жизни, так как ему пришлось пережить неприятные моменты.Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

— Вы в это время ещё работали в «Останкино»?

Всё это время я продолжала возглавлять службу главного технолога. Поскольку в функции нашей службы входила не только текущая технология производства, но и модернизация в полном объёме, и работа с промышленностью, у нас со Стасом было много точек соприкосновения. Мы часто встречались.

— По должности Вы были почти на одной горизонтали со Буневичем?

На телецентре моя должность всегда находилась на ступень ниже.

— Изменил ли его «высокий кабинет»?

Ничего подобного я за ним не заметила. И для этого имелись веские причины. Во-первых: особенности характера и манера поведения — это сочетание демократичности и строгости. Во-вторых: отношения, которые сложились между руководителями этого и более низкого звена. Мы – А. В. Соколов, Б. Б. Степанов, Л. Друкер, С. Д. Буневич и я – работали как одно целое. Начальники отделов в большей или меньшей степени так же принимали участие в обсуждениях рабочих вопросов. Это особенности производственных и дружеских отношений, характер самого Стаса, который отличался умением вести себя в любом коллективе и в любом обществе. Он был яркой личностью, но при этом никого из окружающих не подавлял своим превосходством. У Стаса в глазах светилось что-то такое, что выделяло его из общего числа нашего большого коллектива. Я не могу вспомнить ни одного случая, где бы с ним были связаны какие-либо проблемы.

Оксана Иванова: Станислав Буневич был яркой личностью, но никого не подавлял своим превосходством

— Алексей Буневич: Я прихожу к выводу, что Ваше поколение в этом плане куда более счастливое, чем наше. Вы более богаты в плане социальных отношений.

Не сочтите это красивыми словами. Мы чувствовали себя счастливыми в силу молодости. С другой стороны, нами владело ощущение общности задач, стремления сделать лучше свою работу; дружбы, которая всё сопровождала, тёплых отношений. В то время мы много ездили. Результатами эти поездок становились не только решённые вопросы по производству или оборудованию. В поездках укреплялись отношения и ощущение общности. Думаю, любой из тех, кто был тогда в «одной упряжке» с нами, скажет то же самое.

Справка:

Станислав Буневич родился 30 августа 1942 года в Москве. В 1966 году окончил факультет радиосвязи Московского электротехнического института по специальности «радиоинженер».

В 1961—1991 годах работал в Московском Телевизионном техническом центре им. 50-летия Октября (ТТЦ). Прошел путь от техника до заместителя директора.

В 1991—1996 годах — технический директор, позже — заместитель председателя ВГТРК. Под непосредственным техническим руководством Станислава Буневича началось регулярное вещание «Радио России» (конец 1990 года) и телеканала «Россия» (13 мая 1991 года). Принимал участие в создании временных вещательных аппаратных на Ямском поле. В 1993—1995 годах при поддержке Буневича были построены такие объекты, как цифровой детский телекомплекс на Шаболовке, новостной комплекс на Ямском Поле (news-room), первая очередь сети ВОЛС ВГТРК, а также начато создание современного телерадиокомплекса на Ямском Поле.

1997—2000 годы — президент Евроазиатской технической ассоциации телевидения и радио.

С июля 2000 по 2006 год — советник президента ТВЦ Олега Попцова по техническим вопросам. В 2001—2003 годах участвовал в запуске в эксплуатацию одной из первых в России виртуальных студий. В 2003—2005 годах при поддержке и прямом участии Буневича был введен в строй первый в России телевизионный архив, построенный на основе безленточной технологии.

В 2006 году — генеральный директор «МедиаСтар».

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement