Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

Интервью с Маргусом Таммом (Margus Tamm), CEO OnlineExpo (Эстония).

— Когда, в какой семье вы родились? Кем работали ваши родители?

Я родился в 1974 году. Мои родители преподаватели: мама учительница математики, а папа мастер-строитель в училище.

— Вы хорошо учились в школе?

Я думаю, что хорошо. Мама у меня была довольно строгая и, наверно, в нужное время меня правильно направляла. У меня очень сильный бэкграунд на счет реальных предметов. В средней школе я получил образование программиста.

— Что это значит?

Наша средняя школа входила в топ-5 в Эстонии. Это сильная школа, в которой сразу обучали профессии. У нас в Эстонии 12 классов, и с 1989 по 1992 год я учился в 10-12 классах.

Advertisement

Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

— Это хай-скул или колледж по европейским понятиям?

Да. Выдавали диплом программиста. Но во время школы, хотя я и получил специальность, я почему-то не захотел стать программистом, до сих пор не понимаю, почему.

— После того, как вы окончили школу, вы сами принимали решение о том, в какой университет пойдете?

Да, сам. С этим связана смешная история. У нас есть два университета: в Таллине и в Тарту. Поскольку я родом из Тарту, все думали, что я хотел вылететь из дома, не хотел жить с родителями и поэтому выбрал Таллин. Однако выбор был между гуманитарным направлением и техническим. Я выбрал техническое, потому что у нас половина класса пошли на строительство, и папа у меня строитель. Я учился на строительного инженера. Учился я долго и не закончил вовремя, потому что в то время уже работал: программировал и так далее. Я должен был закончить в течение пяти лет, но закончил через восемь. Процесс обучения шел медленнее, чем надо было. В итогея имею два инженерных образования, по которым я работал в разных местах.

— В Эстонии студенты не должны идти в армию?

Сейчас должны, а в то время было по-другому. 1992 год, бурное время, тут еще оставалась советская армия. Они только выходили, и было непонятно, куда идти служить: в Казахстан, в Таллин или еще куда-то. Поэтому президент издал указ, что выпускники 1992-1994 годов не идут в армию, а идут в университет служить стране своими мозгами. Три года никто никуда не должен был идти, если он поступил в университет. Если ты не поступил, то нужно служить, но это не настоящая армия, а полувоенная структура.

— Во время учебы вы подрабатывали программистом. Где именно? Какая это была работа?

Я создавал программы. Тогда они только появлялись, и это была именно работа с базами данных. У меня мама тогда работала в министерстве образования, она уже не преподавала, и там нужно было программировать какие-то базы данных, чтобы был хороший интерфейс. Я делал это для них такой, можно сказать, полугосударственный заказ.

Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

Родители переехали с вами в Таллин или остались в Тарту?

Они так и жили в Тарту. Папа умер в 2001 году, и только после этого мама переехала в Таллин. А до этого они оставались там, где их корни.

— После восьми лет вашего долгого обучения, куда вы пошли работать? Или в это время вы уже работали?

Я работал в то время, но это не настоящая работа, более халтурная. После этого у меня появился выбор. Я получил строительную специальность, работа программистом тоже дала свой результат. Просто я подумал: «А зачем я тогда учился?» Я принял принципиальное решение и пошел на генподряд. Там я работал до 2009 года как наемный работник на окладе. Потом наступил кризис, и мы сделали свою фирму. Строительный бизнес пошел не очень хорошо, мы больно получали по пальцам. По случайности я попал в медиа и работаю в этой сфере с 2009 года.

— Что это было за медиа? Как вы туда попали?

После первого кризиса множество бизнесменов, располагающих свободными финансами, остались без работы. Случайно я встретил своего коллегу, давнего знакомого, у которого недавно закрылся проект по цифровой рекламе в общественном транспорте. Этот проект длился с 2004 по 2009 год. Он закрыл его как раз в то время, когда мы познакомились. Мы общались с ним где-то год. Однажды мы сидели в машине, где у меня был компьютер, и я мог прямо там программировать, и он сказал: «Была бы такая технология, которая прямо из интернета берет информацию и выводит ее на экран в общественном транспорте, было бы очень хорошо». Мы посмотрели друг на друга и решили, что технология есть и надо поднять эту тематику. Мы решили поиграть с его экранами, установить на них новые технологии на моих программах. Так что мы два человека, которые случайно познакомились, объединили свои силы и сделали интересный проект. С этим же человеком мы пришли в Россию, на «Юмор-ФМ», получили оттуда франшизу и принесли ее в Эстонию в 2014 году.

— Почему «Юмор-ФМ»?

В Эстонии такого не было. Это сильная ниша…

— Это же русскоязычный формат.

Да. Партнер у меня тоже русский. Население Эстонии около 1,35 млн человек. Из них 350 тысяч русскоязычных, а эстонцев миллион-полтора. Вся конкуренция идет на этот миллион человек, а 350 тысяч русского населения живет в пространстве русской медиасферы. Поэтому мы решили, что я как эстонец мог бы сделать радио для русскоязычных, которое не конкурирует с мейнстримным радио, сделать его в юмористическом формате, которого в Эстонии еще не существовало.

— Получилось?

Да, получилось. Сейчас это радио на третьем месте у русскоязычного населения. Радиостанции, которые работают уже давно, выше по рейтингу, но мы сильно отличаемся тем, что аудитория «Юмор-ФМ» мужская. Наши слушатели – это богатые русские мужчины среднего возраста, которые ездят на машине. Это именно тот сектор, который рекламодатели очень хотят, но его сложно достать, потому что эти люди нигде не фигурируют, телевизор не смотрят. «Юмор-ФМ» дает такую возможность, и это сильно отличает его от других радиостанций. Так что мы очень довольны, что такая идея пришла нам в голову.

Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

— Почему вы не стали развивать другие направления радио?

Тут дело в аудитории. Страна маленькая, рекламодателей мало. Мы все за них конкурируем, и это жесткая конкуренция. Согласно бизнес-реестру в Эстонии существует максимум 200 тысяч компаний, а активных рекламодателей, которые дают рекламу в течение года, всего 20 тысяч. С одной стороны, это много, а с другой стороны, если посмотреть, сколько каналов на телевидении… Например, у нас сейчас на телевидении 21 канал, который может купить рекламу, и около 25 радиостанций. Есть также интернет-издания, журналы, наружная реклама. Их держат на плаву только рекламодатели, а сильных рекламодателей, которые дадут основной оборот, всего около ста. Из-за такой жесткой конкуренции мы и не пошли на это. К тому же у нас должен быть хороший контент, мы должны иметь свои новости, а не просто транслировать чужое. Может быть, мы слишком боялись, но такое решение было в свое время принято, и так оно и осталось.

— Сейчас вы в этом бизнесе как партнер, я правильно понимаю?

Теперь я один, я выкупил его. Мой партнер больше интересовался сферой недвижимости, откуда я пришел как строитель. Я туда возвращаться не хотел, так что мы поменялись долями: я получил все, что связано с медиа и рекламой, а он получил все, связанное с недвижимостью.

— А бизнес по размещению рекламы в транспорте остался или вы его закрыли?

Остался.

— Какие еще у вас есть бизнесы?

У нас есть бизнес онлайн – платформа OnlineExpo для мероприятий виртуального либо гибридного формата. Еще у нас есть каналы на Фейсбуке, которые появились, когда мы делали первые испытания OnlineExpo. У нас появились довольно сильные группы вокруг нескольких наших мероприятий, которые мы делали. Например, у нас в Эстонии 85 тысяч подписчиков в нашей группе OnlineExpo. Для Эстонии это много, и мы смотрим на это как на отдельный рекламный канал, так как это нормальный объем даже для России, а для Эстонии тем более.

— О чем этот канал?

У нас была выставка Home-Expo («Дом и дизайн»). Для нас это теперь рекламный канал, где мы находим клиентов, которые хотят делать какие-то спецпредложения, рассказывать об интересных вещах, что можно делать с домом, интерьером и дизайном, и рекламировать их. Мы пускаем туда всю эту информацию, народ читает, смотрит, покупает. Для нас это отдельный канал внутри Фейсбук.

То есть вы создали маркет-плейс в Фейсбуке.

Точно.

Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

— Когда у вас возникла идея создать платформу Expo? Как она появилась?

Это тоже интересная история. Я начинал делать эту платформу в 2010 году. Почти сразу, как я переключился на медиа, я стал заглядываться на такие интересные вещи, но к тому времени было немного рано, потому что в Эстонии был не очень развитый интернет, поэтому я только присматривался. Делать первые шаги мы начали в 2012 году. В 2014 году мы создали первую ячейку у себя в Эстонии и в Латвии. Мы сделали сразу два офиса, у нас в Риге тоже есть офис. В 2015 году мы сделали первые выставки, которые сами организовали на Travel-Expo, попробовали, как вообще рынок принимает идею. Все произошло достаточно успешно, и в 2016 году мы начали обслуживать организаторов мероприятия, которые хотели использовать нашу платформу. У нас появился какой-то опыт, и мы могли давать советы, почему надо так делать, а так не делать. Охватили разные страны, есть свои ячейки в Литве, Латвии, Эстонии, России. Даже Финляндии у нас есть один человек, но у него дела идут не очень успешно. Если говорят, что эстонцы – националисты, то финны еще больше. Они очень держат свой рынок, так что там в принципе должен работать финн, им общаться с финнами легче, чем с эстонцами или другими национальностями. Можно сказать, что наша история началась с 2012 года, и на сегодняшний день мы почти 10 лет занимаемся этими Expo-вещами.

— Маргус, как сложилась ваша жизнь вне работы? У вас появилась семья?

Да. У меня есть две дочери, но у них разные мамы. Одной уже 20 лет, в 2012 году она с мамой уехала в Финляндию. К сожалению, она решила, что не вернется назад в Эстонию, потому что уже привыкла там, у нее появился бойфренд, и она начинает там пускать корни. Летом они приезжают ко мне в гости, так что все нормально. Второй дочери семь лет, осенью она пойдет в школу.

— В Эстонии идут в школу в семь лет?

Да. У нас в последний год садика их готовят, чтобы они считали, складывали цифры, а сама школа начинается с семи лет.

— Как правило, люди, которые работают в медиа, знакомятся со своими женами и мужьями где-то на работе или рядом с работой. Где вы познакомились со своей второй женой?

Мы познакомились в университете.

— Что вы считаете своим главным достижением, главным успехом в карьере?

Ответ немножко философский. Я скажу, что строительство и программирование имеют общие черты: они работают на создание чего-то. Программирование создает код либо платформу, строительство создает в реальности какой-то дом. Мне нравится именно процесс создания. Иногда не столь важен результат как таковой, потому что и стройка никогда не кончится, и в программировании всегда можно придумать что-то новое. Мне нравится создавать, и мой успех – это то, что у меня действительно получилось что-то создать. В течение жизни я построил больше тысячи квартир. Очень многих людей я помню, и они меня помнят, потому что я собственноручно передал им ключи в свое время. Это очень приятное чувство – знать, что люди помнят меня, что именно эти дома строила моя команда. Та же самая ситуация с платформами. Если коротко, то самый большой успех – это создать что-то. Я считаю успешным человека, который оставит свой след не как имя само по себе, а именно как опыт. Вот это счастье.

Маргус Тамм: Самый большой успех – это создавать что-то

-Есть ли у вас хобби?

Программирование и есть мое хобби, поэтому я счастливый человек, ведь моя работа – это мое хобби. В свободное время я езжу на мотоцикле, хотя и не на гоночном. Почти каждый год мы с друзьями делаем маленький круг по Европе и по России.

 

 

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement