Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны

Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны
Андрей Возиян

Интервью с главным редактором телеканала MMA-TV.com (прежнее название телеканала «M-1 Global») Андреем Возияном.

-Где и когда Вы родились? Чем занимались Ваши родители?

Я родился в 1969 году в городе Краматорске Донецкой области, в семье учителей. Мама преподавала математику, папа – физику. Так что с искренней мотивацией учиться проблем не возникало. После окончания десятилетки уехал в Москву поступать в ВУЗ.

— Вы хорошо в школе учились?

Единственная четвёрка по русскому языку и серебряная медаль.

 — К чему были склонности в школьные годы?

Математика, физика. Это основные предметы, которые находились в тесной взаимосвязи с моими представлениями о ВУЗе, в котором я хотел бы учиться и дальнейшей карьерой. Тогда же увлёкся спортом – долго занимался прыжками в высоту на любительском уровне, после попробовал себя в гиревом спорте. Круг моих интересов был довольно широким – спорт, филателия и ещё многое из того, на что падал взгляд подростка.

Advertisement

— Куда поступили после школы?

Я готовился и поступал на факультет аэрофизики и космических исследований МФТИ. Но после сдачи вступительных экзаменов почему-то решил, что набранных мною баллов недостаточно и забрал документы. В срочном порядке пришлось искать другой ВУЗ, так как я не подумал о запасном варианте. Меня интересовала профессия, связанная с космосом, выбирая между МАИ и МВТУ им. Н.Э.Баумана я руководствовался именно этим.

— Что выбрали?

Успешно поступил и окончил МВТУ по специальности ракетостроение. О чём не пожалел ни разу в жизни. Обучение длилось шесть лет, потом год стажировки перед аспирантурой. Из аспирантуры я был вынужден уйти после двух лет подготовки, хотя руководство кафедры по возможности помогало с подработками. Но полставки ассистента и договорные темы не могли спасти положение. Вначале 90-х многим приходилось делать выбор между наукой и выживанием, к сожалению. Решение уйти далось очень нелегко. Тем более что я ещё со школы стремился к этой цели  и, как мне кажется, добился определённых успехов.

Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны

— А во времена студенчества подрабатывали?

В СССР существовала хорошая система студенческих стройотрядов (ССО), которая давала возможность студентом самых разных ВУЗов страны за летние месяцы заработать довольно приличные суммы. Самыми высокими заработками могли похвастаться так называемые дальние ССО. Как раз в таких, Красноярском и Сахалинском, за летние каникулы я и зарабатывал деньги на вполне сносную студенческую жизнь. Кроме того, я подрабатывал в редакции ВУЗовской газеты «Бауманец» экспедитором, раз в две недели забирал тираж из типографии. Этот, на первый взгляд, незначительный эпизод в дальнейшем сыграл важную роль в моей жизни.

— Что подразумевалось под договорными темами?

На кафедре ставились задачи, связанные в основном с прочностью конструкций. Нам предоставлялась возможность выбрать тему, согласовать с научным руководителем и заниматься её изучением. Мы выполняли расчёты, делали теоретические выкладки. Такая деятельность способствовала повышению качества подготовки к написанию кандидатских диссертаций, ведению научной работы. Сейчас всё намного проще – компьютеры стали мощнее. Техника 80-х обладала гораздо меньшим функционалом, поэтому приходилось искать пути и алгоритмы оптимизации расчётов – в то время это было достаточно актуальным направлением.

— Куда ушли из аспирантуры?

МВТУ всегда славилось не только своими выпускниками, среди которых немало известных учёных и конструкторов, но и спортсменами. Альпинисты, боксёры, волейболисты добивались высоких результатов, о них часто писали в «Бауманце».  Однажды ко мне обратились с просьбой подготовить материал по спортивной тематике. Обосновали это тем, что раз я увлекаюсь спортом, то для меня не составит труда написать хороший материал. Потом ещё раз, и ещё.… Эти пробы пера оказались моими первыми шагами в спортивную журналистику, куда я в итоге ушёл. Кстати, к тому времени я уже профессионально судил футбольные матчи.

— Как это получилось?

Благодаря объявлению в «Московском комсомольце». Прочитал, что такого-то числа начинает работу школа молодого арбитра. Обучение проводил известный арбитр Андрей Будогосский. После окончания школы меня взяли в одну из московских судейских бригад. Через некоторое время уже в статусе судьи республиканской категории мне довелось поработать на матчах Чемпионата России по футболу в третьей лиге. Эта история закончилась из-за невозможности совмещать судейскую и профессиональную карьеру. Я хочу получать удовольствие от того, чем занимаюсь. И если ведение двух видов деятельности означает снижение качества работы – нужно делать выбор.

— Что выбрали?

Я остался в спортивной журналистике, где к тому времени чувствовал себя уже вполне уверенно. Дело в том, что в редакции «Бауманца» я познакомился с Виктором Хрущёвым (впоследствии некоторое время занимавшим пост главного редактора «Советского спорта») – прекрасным человеком и высокопрофессиональным журналистом. Он пригласил меня попробовать свои силы в роли корреспондента еженедельной газеты «Тайм-Спорт». Разумеется, для начала внештатным сотрудником. По истечении двух месяцев главный редактор «Тайм-Спорт», Евгений Малков, предложил мне перейти в штат. За что я ему благодарен по сей день. Эти два человека и определили мой переход от перспективы научной работы к написанию статей. Мне очень повезло в том, что рядом находились люди, которые помогли войти в профессию, занимались моим обучением. Я считал своим долгом оправдать их доверие, и через некоторое время карьера пошла в гору.

— На какой тематике специализировались?

Изначально в направлении «спорт как бизнес». Здесь мне опять в какой-то степени повезло. В редакции работал известный журналист Игорь Фейн, отличный специалист по баскетбольной тематике. Спасибо ему за то, что привлёк меня в баскетбол, делился опытом, знакомил с людьми – практически «водил за ручку». Мне нравилась эта игра на уровне зрителя, и я с удовольствием начал о ней писать. Впоследствии, баскетбол на долгие годы оставался моей основной специализацией.

— Что было дальше?

«Тайм-Спорт», к сожалению, просуществовал недолго. Потом был не очень удачный поход в газету «Хоккей» – при всей широте интересов в спорте с хоккейной тематикой в журналистике у меня как-то не сложилось дружбы. Затем работал спортивным обозревателем при главном редакторе газеты «Утро России», а по сути, около двух лет я отвечал как шеф-редактор за всю спортивную полосу.

— Как попали на телевидение?

В 1994 году, ещё работая в «Тайм-Спорт», я получил редакционное задание написать о Спортивной редакции ВГТРК и о том, как в условиях конкуренции показывают Олимпиаду телерадиокомпания «Останкино» и ВГТРК. В ходе работы над статьёй познакомился с главным редактором спортивной редакции ВГТРК Александром Владимировичем Иваницким и его заместителем Борисом Степановичем Гультяем. Видимо я им чем-то приглянулся в процессе общения. Именно тогда и прозвучало в первый раз предложение перейти на работу в спортивную редакцию ВГТРК.

— Вы отказались?

Специфика работы большинства, если не всех спортивных телевизионных редакций состоит в том, что каждый сотрудник должен уметь всё. Быть корреспондентом, редактором и на трансляциях и на информационных выпусках – то есть универсалом. И если со служебными обязанностями редакторов я мог справиться без проблем, то корреспондентом я бы работать не мог. В этом случае мне пришлось бы озвучивать свои репортажи. В этом и заключалась проблема. Несмотря на все прожитые в Москве годы, у меня сохранился сильный украинский говор, поэтому отказался. Спустя некоторое время мы снова встретились с Б.С.Гультяем на одном их спортивных событий. Он сделал мне повторное предложение. На этот раз я признался в своей проблеме, на что услышал: «Это же лечится! Давай переходи».

— На каждом телеканале есть специально обученные люди, помогли бы.

Всё сложилось так, как сложилось. Мне не хватило решимости. Когда Олег Жолобов, работавший в спортивной редакции ВГТРК поинтересовался тем, почему я до сих пор к ним не пришёл – я подумал, что могу упустить свой шанс. Придя домой, сказал своей тогда ещё будущей супруге: «Это будет просто неприлично, если я опять откажусь. Больше трёх раз на телевидение вряд ли позовут». И на последующие годы написание статей перешло в разряд сопутствующих занятий. Я стал редактором спортивной редакции ВГТРК.

Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны

— Чем занимались на ВГТРК?

Как и все «новенькие», я проходил профессиональное обучение без отрыва от производства. По всему спектру задач. Будь то спортивный редактор в программе «Вести, или редактор на трансляции, или корреспондент. Мне больше всего нравилось работать редактором на трансляциях. Я получал ни с чем несравнимое удовольствие, когда переворошив огромное количество прессы (интернет в то время ещё мало чем мог помочь), я готовил необходимый справочный материал для комментатора. Или когда просчитывал сложные схемы выдачи в эфир записи трансляции. Пришлось задуматься и о «лечении» говора. Ведь редактор трансляции должен быть готов сесть на резервную позицию и подстраховать в случае пропадания комментаторского канала. Кстати, многие комментаторы именно так начинали свою карьеру. В любом случае я приобрёл бесценный опыт и взял хороший старт в карьере на телевидении.

— Почему ушли?

В июле 1998 года Москва принимала Всемирные юношеские игры, ставшие для города грандиозным проектом. Право на трансляцию этих мероприятий получил «ТВ Центр». Спортивную редакцию телеканала возглавил Сергей Ческидов, с которым мы были знакомы по совместной работе в ВГТРК. Он и предложил мне перейти на «ТВ Центр». Вот так, немного неожиданно, из простого редактора я стал фактически руководителем всего трансляционного направления в проведении тех Игр.

— Что входило в обязанности?

Составление программы трансляций, координация всех бригад, управление комментаторами. В том числе, и технологическая проработка процесса, в чём очень пригодилось моё высшее техническое образование. Но самой главной проблемой этого проекта на тот момент являлось отсутствие необходимого количества творческого персонала. Я считаю, что Сергей Ческидов в той ситуации совершил профессиональный подвиг. Многие сочли величайшей авантюрой то, что он сделал. За два-три месяца мы пропустили через сито отбора несколько сотен студентов московских ВУЗов, имеющих хоть малейшее отношение к журналистике (даже тех, кто учился на специалиста по пиару). По двадцать-тридцать кандидатов в день. В итоге отобрали несколько десятков человек, провели предварительную подготовку по принципу «взлёт-посадка». Мы вышли на Юношеские игры с командой на 80% состоявшей из ребят, для которых эти соревнования стали первым опытом работы на телевидении.

— Как это сработало?

Авантюра удалась! Это было прекрасно, хотя и сложно. Могу сказать, что из той команды очень многие ребята в последующем сделали успешную карьеру. И сейчас в спортивном сообществе и на телевидении их фамилии на слуху. Поэтому за тот проект не стыдно. Но когда он закончился – мы выдохнули и поняли, что мы можем многое.

— В чём именно пригодилось инженерная подготовка?

В поиске простых и оптимальных решений. Например, мы работали из третьей студии в «Останкино», куда приходили всего четыре внешние линии, а в пиковый день требовалось принимать восемь внешних сигналов. Решили посоветоваться с техническим руководством Останкино. Они могли сказать только то, что мы знали сами, науку не обманешь, и четыре никак не превращается в восемь. Наверное, на этом можно было поставить крест, расстроиться и уйти. Но что-то из моего прошлого технического опыта подсказывало – самые простые и красивые решения лежат где-то рядом и даже на виду.

— Что придумали?

Рядом с нашей находилась точно такая же аппаратная, где тоже стояли четыре внешние линии. Я не нашёл ничего умнее, чем задать вопрос: «А дорого обойдётся, если из той аппаратной, под фальшполом перекинуть временными трассами четыре внешние линии в нашу студию»? Пауза повисла поистине МХАТовская. Идею признали хорошей, мы получили восемь внешних линий и спокойно отработали. Такие вещи часто происходят на телевидении. И когда тебе удаётся найти простое и красивое решение и в первый, и в десятый раз – ты понимаешь, что занимаешься своим делом.

— Закончились игры, какие проекты были следующими?

«ТВЦ» тогда считался очень серьёзным игроком на спортивном рынке. Мы заключили соглашение о передаче прав с несколькими футбольными клубами и показывали матчи Чемпионата России. Несколько лет транслировали Чемпионат по автогонкам в классе «Формула-1», «MotoGP» по шоссейно-кольцевым мотогонкам. В нашей сетке вещания находилось место для освещения спортивных событий в разных видах спорта. Через некоторое время управляющая команда на канале поменялась. В результате руководителем в спортивную редакцию Пётр Васильев, его заместителем стал Василий Кикнадзе, который отвечал за творческие процессы.

— Как это отразилось на Вас?

Конечно, момент перемен всегда получается нервным. Но мы просто работали. С точки зрения моего последующего опыта я многому научился у Петра Васильева. Он показал пример управленческих навыков, которые не описываются в книгах. Научил построению взаимоотношений с командой, за что я ему безумно благодарен. В 2001 году Василий Кикнадзе ушёл на ВГТРК, получив от Олега Добродеева карт-бланш на создание мощной спортивной редакции. Василий позвал меня с собой, предложив возглавить службу спортивных трансляций.

Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны

— Что ещё дала работа на «ТВ Центр»?

Я интересовался тем, как работает планирование. Трансляции Кубка Кремля по теннису с непредсказуемым хронометражем матчей часто оказывались головной болью программной дирекции. А я с удовольствием решал такие ребусы, рисуя вместе с программной дирекцией сетки вещания на эти дни. А так же начал изредка комментировать. Взял преподавателя и очень плотно занимался. Фразу: «Гриша гад, гони гребёнку, гниды голову грызут» произнесённую миллиард раз я запомнил на всю жизнь. Иногда проскакивающая буква «я» осталась в виде красочки.

— Какие виды спорта комментировали?

Я немного комментировал баскетбольные игры. Огромной неожиданностью стало предложение Сергея Ческидова поехать на Чемпионат мира по горным лыжам в качестве комментатора. Честно говоря, я в тот момент даже растерялся. Но рядом со мной находилась очень сильный эксперт в этом виде спорта, Елизавета Кожевникова. Она и была комментатором номер один в нашей паре, поэтому я играл роль «разводящего» технического комментатора. При этом я чётко понимал – «комментатор» это не моё, в силу разных причин.

— Как складывалась карьера на ВГТРК?

Это совершенно другой уровень работы. Трансляции Олимпийских игр, Чемпионатов мира и Европы по футболу, десятки других крупных событий, во время которых ты взаимодействуешь практически со всеми службами и каналами мощной структуры холдинга. В 2003 году на базе спортивной редакции ВГТРК создали телеканал «Спорт», ставший на тот период времени главным проектом в моей жизни. Поскольку я обладал определёнными познаниями в эфирном планировании, Василий Кикнадзе с подачи Владимира Владимировича Троепольского дал мне шанс стать руководителем программной дирекции. Я благодарен ему за это решение. Хочется верить, что я оправдал доверие и стал хорошим программным директором.

— Что вкладываете в это понятие?

Хороший программный директор не может работать по принципу «чего изволите?» Он должен принимать самое непосредственное участие в формировании эфирной политики и в разработке программ. Имеют право ошибиться продюсеры или творцы, но не программный директор. Дирекция априори должна принимать продукт либо без ошибок, либо устранять их до выпуска в эфир. Поэтому, с одной стороны, он выглядит как некая страшилка для творцов. А с другой стороны хороший программный директор должен быть для них помощником. Узнавая о проблемах заранее, находить красивые решения.

— Как часто приходилось искать красивое решение?

С самого начала работы телеканала «Спорт» номер моего телефона висел на эфирном пульте. Вся команда знала, что в целях экономии времени для спасения ситуации они могут мне позвонить в любое время дня и ночи, минуя начальника службы выпуска. В первый год работы количество подобных звонков исчислялось штуками в неделю. Через два года по моему телефону, по-прежнему висящему на эфирном пульте, перестали звонить совсем. Это означало одно. Нам удалось собрать шикарную команду профессионалов, которые под руководством Натальи Арнаутовой, начальника службы выпуска, могли справляться с любыми непредвиденными ситуациями самостоятельно и красиво. Многие специалисты из той команды занимают сейчас очень высокие позиции в отрасли.

— Чему-то новому научила эта работа?

У «Спорта» есть специфика, которой нет на классическом линейном телевизионном канале. Выстроив сетку вещания на классическом телеканале, её долгое время не меняют. Чтобы понять, нуждается ли она в исправлении или перенастройке требуется обычно от трёх до шести месяцев. На «Спорте», работающем с прямыми трансляциями и календарём конкретных событий, всё совсем иначе. Я мог нарисовать идеальную сетку вещания, но каждый временной отрезок был уникальным. И приходилось всё «рисовать» заново. Чтобы отработать нормально и выдать все рекламные обязательства, мы готовили до шести вариантов сетки выходного дня – прорисованных, прописанных по каждому тайм-слоту. Я приобрёл бесценный опыт – набивая шишки, мы на ходу учились обходить подводные камни спортивного мира. Благо на старте «Спорта» работала прекрасная служба планирования, возглавляемая Аллой Касьяновой, вплоть до её перехода в ПКВС.

Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны

— В 2010 году, когда «Спорт» трансформировали в «Россию-2», перешли с командой на новый канал?

Часть команды получила предложение о переходе. Часть сотрудников, в том числе и я, такого предложения не услышала. Я не сильно расстроился, может потому, что испытывал большую усталость. Год я просто отдыхал, не работал. У меня ребёнок в то время пошёл в первый класс, и я просто работал папой – возил его в школу. Ездил к коллегам в гости, пил чай, разговаривал о жизни и профессии. Постепенно оформилось желание сменить сферу деятельности.

 — Работу искать не пытались?

Время от времени ко мне обращались за консультациями по проработке сетки вещания, осуществлению перезапусков. Серьёзные предложения о трудоустройстве, способные перебить желание отдохнуть, не поступали. Да и я в тот период не готов был их принять. Три месяца в качестве советника работал с Игорем Шестаковым на запуске «Москвы 24». Передо мной ставилось несколько задач, которые я с разной степенью успешности решал. В том числе интересная задача по отработке использования переносных ранцев «LiveU» на оперативных съёмках в Москве. И в целом, весь проект можно назвать интересным и познавательным.

— Предложения остаться не поступило?

Готов признаться, что это, пожалуй, единственный случай в жизни, когда я не сработался с командой. Абсолютно. Я никого не обвиняю – просто констатирую факт. К этому нужно быть готовым любому человеку, если он оказывается не в своей возрастной категории. Команда там собралась молодая – у них другие взгляды на жизнь, другой ритм работы. И я чувствовал себя инородным телом. Но от той работы остались хорошие впечатления, полезный опыт. А дальше случилась неожиданная вещь.

— Что произошло?

Я думал, что уже распрощался с ВГТРК окончательно. Но мне поступило предложение прийти в финансовый департамент ВГТРК и возглавить дирекцию по работе с филиалами. Посыл звучал примерно так – у нас много специалистов по финансам, нам нужен руководитель, который будет чётко понимать, на что именно расходуются эти средства. Времена стояли сложные, бюджетов некоторым филиалам не хватало. Уже начался отток рекламных денег с большого телевидения. Мне выпала честь и ноша внедрять и отлаживать крупную систему «Сбербанк Корпорация». А потом я всё-таки ушёл с телевидения. Мне предложили перейти на работу в банк «Абсолют» руководителем службы бюджетирования затрат. То есть заниматься тем же бюджетным контролем, но уже в другой отрасли.

— Какие задачи предстояло решать на этот раз?

Банк приобрела финансовая группа, которая нуждалась в сотруднике, которому они могли полностью доверять. По их мнению, я и был как раз таким человеком. Решение о переходе далось нелегко, несмотря на схожесть задач сферы деятельности сильно отличались друг от друга. Но буквально через два месяца я признался своим коллегам, что после ВГТРК банк со всей своей филиальной сетью выглядит не так уж страшно. Я инициировал внедрение нескольких интересных проектов. А потом пришло понимание, что банк – абсолютно виртуальный мир, где работают люди с очень своеобразным отношением к деньгам. Для них это всего лишь цифры, которые иногда плохо соотносятся с реальными процессами. К окончанию пятого года моей работы в «Абсолюте» сменилось руководство. И как это часто происходит, команду тоже меняли.

— Вы ушли?

Где-то к восемнадцатому году я почувствовал, что от телевидения я уже отдохнул достаточно и готов вернуться. Но делать это после длительной паузы очень сложно. Потому что сменились люди, сменились команды. Те, кто тебя хорошо знал десять лет назад, уже ушли заниматься другими проектами. На их позиции пришли люди, которые тебя не знают. Большие «генеральские погоны» для меня никогда не были самоцелью, поэтому возможное понижение статуса меня не смущает. Мне интересно работать, когда я вижу, что процесс идёт. В итоге я получил предложение прийти на мой нынешний проект – телеканал «M-1 Global».

— Как нашли эту работу?

Канал начал своё вещание в феврале 2018 года. Генеральный директор телеканала «M-1 Global» Вячеслав Камнев пригласил меня осенью того же года поработать над запуском нового сезона, выстраиванием логики сетки вещания. По завершении работ Вячеслав предложил мне занять должность главного редактора на фулл-тайм.

— Что входит в функции главного редактора?

Проработка сетки вещания, распределение нагрузки межу персоналом, оптимизация рабочих процессов и много другого. Нужно понимать, что работа на платном кабельном канале после ВГТРК, «Спорта» и «ТВ Центра» сама по себе серьёзное испытание для нервной системы. На большом канале под каждый функционал есть свои специалисты, отдельные подразделения. У нас команда по численному составу на порядок меньше. И мне как главному редактору приходиться заниматься всем – от проработки сетки вещания до обучения редакторов написанию текста программ, подводок для ведущего. И при необходимости работать редактором на трансляции. В общем, пришлось вспомнить всё, чему научился за двадцать с лишним лет работы на телевидении и в СМИ.

— На маленьких каналах и объём работы гораздо меньше.

Но проблемы часто случаются одинаковые, а ресурсов для их решения гораздо меньше. Например, в 2019 году мы поняли, что у нас нет достаточного объёма нового контента. На большом канале эту проблему вместе со мной решали бы минимум несколько десятков человек. Юристы, которые срочно поднимали бы все договора в поисках, где и что можно купить. Продюсеры, наморщив лбы, придумывали бы новые форматы, программы с сумасшедшими бюджетами со словами: «Надо же канал спасать». У нас таких возможностей нет.

— Какой выход нашли?

Мы понимали, что пересидеть эпидемию, переходящую в пандемию на архивах мы не имеем права. Аудитории всё это быстро надоест, и есть риск получить от операторов уведомление об отказе от нашего канала по причине падения зрительского интереса. Мы нашли способ объединить турниры, которые до этого никогда не находили эфирного отражения на телевидении. Максимум, их можно было увидеть на YouTube. Мы вывели эти турниры на телевидение в виде чётко структурированной «ММА Серии», в режиме две трансляции в месяц. Нас заметили, оценили и начали трансляции наших прямых эфиров серьёзные американские сети – Fubo Sports Network, ClashTV, Roku, PlutoTV, Sling TV. Для них это хороший утренний слот.

— Чем привлекали зрителей?

Мы выстроили правильную картинку, с онлайн-графикой, статистикой, с комментарием на двух языках – русском и английском.-  На нашем сайте есть Pay-per-view для тех зрителей, кто хочет смотреть трансляцию, но в этот момент не находится около телевизора, или у него нет транслирующей наш телеканал ОТТ-платформы. Кроме того, чтобы не происходило накладок, выработали специальную технологию. Чуть более чем за год мы провели более тридцати турниров, транслируя их по единому сценарию.

— Всё это происходит на своей технической базе?

До прошлого года вещание канала шло через выпуск «Ред Медиа». Но мы в какой-то момент стали понимать, что это очень сильно связывает руки потому, что эфирная аппаратная «Ред Медиа» — это фактически воспроизведение библиотеки, находящейся в сервере. При таких условиях сложно оперативно реагировать на меняющуюся ситуацию, выдать лишние логотипы или бегущую строку потому, что это не наша аппаратная. В августе прошлого года мы переместились в собственную эфирную аппаратную. Она находится в условно небольшом холдинге, где размещены два канала «Европа Плюс TV» и «М-1 Global».

— Что ещё удалось сделать?

Мы нашли способы выработать алгоритмы монетизации вместе с региональными партнёрами. Неожиданно мы превратились из телевизионного канала просто транслировавшего контент в некий спортивно-технологический агрегатор. Мы приходим в спортивные клубы и предлагаем взаимовыгодное сотрудничество. Это конечно не Лига чемпионов по футболу с многомиллионными доходами. Хоть и скромная, но финансовая выгода всё-таки присутствует. За этот проект телеканал «M-1 Global» по итогам прошлого года стал лауреатом профессиональной премии в области спортивного маркетинга MarSpo, что явилось для нас приятным и воодушевляющим событием. По итогам голосования профессионального жюри Национальной премии в области спутникового, кабельного и интернет-телевидения «Золотой луч» мы были признаны лучшим спортивным телеканалом страны. В мае мы объявили о начале ребрендинга телеканала «M-1 Global» – теперь он будет называться MMA-TC.com. Новое название на наш взгляд более полно отражает разнообразие мира ММА, представленного на нашем телеканале.

— Как сложилась жизнь вне работы?

С женой познакомился в кино. В кинотеатре «Мир», что на Цветном бульваре, на фильме «Миссис Даутфайер». Был такой замечательный фильм-комедия. Жена психолог. Очень успешный игровой терапевт, специалист терраплей. У нас два замечательных сына. Один в этом году поступает, второй переходит в девятый класс. Что ещё надо для того, чтобы иметь нормальную беспокойную семейную жизнь!

— Есть ли какие-то хобби?

В моём понимании хобби – это то, где ты находишь себя, где можешь уединиться. Обойдёмся без банальностей о книгах потому, что все мы читаем в силу интереса. Кто-то больше, кто-то меньше. Моё главное хобби, ещё со школьной скамьи – кактусы.

Андрей Возиян: Мы признаны лучшим спортивным телеканалом страны

— Как пришли к такому своеобразному увлечению?

В родительском доме всегда было много цветов. Потом одноклассник, забросивший своё увлечение кактусами, передал мне всю переписку с любителями кактусов. Я понял, что мне в жизни как раз этого и не хватает. В конце 90-х, когда закончились мытарства по съёмным квартирам, я смог вернуться к своей коллекции кактусов. Принимал участие в Московских выставках, если позволяло время. Когда я уставший приходил с работы домой, и мне хотелось отвлечься – кактусы удивительным образом помогали, забирая весь скопившийся негатив. Коллекция кактусов и акварелей – то, что помогает мне справляться с неизбежным стрессом на работе без ущерба для своей замечательной семьи.

— Вы начали писать картины акварелью?

Я не художник, вообще не умею рисовать. Ну, если только сетку вещания или технологическую схему. С картинами всё по-другому. Наша семья, как и многие другие, привозила из поездок популярные сувениры. Но в какой-то момент я понял, что падающие с холодильника магнитики и тарелочки, не нашедшие места на стене (и потому складируемые в шкафу) – начинают раздражать. И мы стали привозить из поездок акварели местных художников, с видами тех городов, где мы побывали. Так возникла интересная коллекция, очень украсившая наш дом. Я увлёкся и стал с удовольствием посещать выставки, читать литературу.

— Семья, работа. Когда время находите?

Просто нужно почаще напоминать себе, что жизнь не ограничивается работой. Даже очень интересной…

 

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement