Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!

barros
Моя супруга – телевизионный продюсер. Я встретил ее в компании: как-то говорил с другом в коридоре, смотрю, идет крутая девушка. И вот уже много лет она моя жена!

Интервью с Рикардо Барросом (Ricardo Barros), региональным директором Belgium Division wTVision.

Где Вы родились, откуда Ваши родители и кто они по профессии?

Я родился в 1974 году в Южной Африке – в Луанде, столице Анголы (Ангола — бывшая португальская колония, получила независимость в 1975 году. – прим. ред). Отец работал в банке, мама в то время была домохозяйкой, работать она начала только, когда мы переехали в Португалию. В Анголе я прожил всего 1,5 года, родился я во время войны за независимость Анголы от португальского влияния. После признания независимости Анголы в 1975 году нам пришлось бежать. Родители оставили все – взяли с собой только деньги. Отец воевал в составе португальских войск, пытаясь отстоять территорию. Кровавая гражданская война вытесняла португальцев – мира больше не было, миллионы португальцев и белых поселенцев вынуждены были бросить дома и обратиться в бегство. Так, в начале 1976 года мы оказались на нашей исторической родине, Португалии, которая была нам совершенно незнакома.

— Ваши родители тоже родились в Анголе?

Да, верно. Одна бабушка была родом из Кабо-Верде (республика в Западной Африке, расположена на островах Зелёного Мыса в Атлантическом океане в 600 км от побережья Африки. – прим. ред.). Другие бабушка и дедушка родились в Португалии. Там они работали, познакомились и поженились. Когда я родился, маме было 21, отцу – 24 года. Им пришлось в таком молодом возрасте покинуть Анголу, бывшую для них, по сути, родной страной, до этого они никогда не были в Португалии.

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!
«Я родился в 1974 году в Южной Африке – в Луанде, столице Анголы. В Анголе я прожил всего 1,5 года, родился я во время войны, и после признания независимости Анголы в 1975 году нам пришлось бежать. Родители оставили все – взяли с собой только деньги»

— Как они устроились на новом месте?

Сначала я с мамой отправился к бабушке и дедушке. В первое время родителям пришлось несладко. В Анголе мы были состоятельными людьми, ведь мой второй дедушка владел большим бизнесом, которого лишился в один миг из-за войны за независимость. Позже мы нашли квартиру в Лиссабоне, отец начал работать механиком, хотя до этого ему никогда не приходилось этим заниматься! Но нужно было зарабатывать, кормить семью. Никогда не забуду, как из-за напряженного графика он иногда оставался ночевать в гараже.

Advertisement

— Как прошли школьные годы, где Вы учились?

Вначале я учился в известной католической школе рядом с домом. Мне очень повезло, что родители вернулись в банковскую сферу и могли оплачивать мое обучение в частной школе. Уже потом, когда мы переехали, я стал ходить в общественную школу.

— И как это было, сменить частную школу на общественную?

Родители всегда старались найти жилье в лучших районах Португалии, а за этими районами закреплялись весьма хорошие школы. В моей школе учился нынешний президент Португалии, многие члены Парламента, поэтому надо заметить, эта школа всегда считалась очень престижной.

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!
«Когда я родился, маме было 21, отцу – 24 года, им пришлось в таком молодом возрасте покинуть родную страну. Миллионы португальцев и белых поселенцев вынуждены были бросить дома в Анголе и обратиться в бегство. Так, в начале 1976 года мы оказались в совершенно незнакомой нам стране»

— Какие предметы больше всего нравились и лучше давались?

Никогда не любил такие предметы, как физика или иностранные языки. Но всегда был «повернут» на компьютерных технологиях, и здесь, наверное, сказалось влияние моего отца. Он хорошо разбирался в информатике. Однажды, когда я был маленьким, он принес домой компьютер, потом купил мне Timex и научил меня писать коды для компьютерных игр. По восемь часов я мог писать коды, и только час играть – мне было всего семь лет. Может, благодаря этим детским увлечениям я и стал впоследствии разработчиком программных решений…

— Хорошо учились в школе?

По успеваемости я был середнячком и всегда думал: «Выучусь позже, у меня еще полно времени!» Я никогда не воспринимал учебу всерьез, но сейчас со своими детьми в отношении образования очень строг.

— А чем решили заняться после школы, куда поступили?

По окончании старшей школы нужно было выбирать колледж. Я всегда интересовался компьютерными технологиями и экономикой, но даже не знаю, «какой черт меня дернул» поступить на факультет психологии. Наверное, я пошел туда, потому что университет находился рядом с пляжем, а на факультете училось множество красивых девушек. Тогда меня затянули эти веселье и легкость, отцу мое двухлетнее обучение «встало в копеечку». Затем я решил отказаться от психологии, сказал отцу, что хочу пойти по его стопам и плотно заняться программированием. Так я поступил в ту же самую школу программирования, где учился и он. Отец всегда был для меня примером: он постоянно профессионально развивался, начал с самых низов и продвинулся до директора IT-департамента банка. Я всегда говорю, что папа меня вдохновлял на самосовершенствование, был для меня настоящим героем. Каждый раз, когда я шел в школу, я смотрел на фотографию отца – одного из лучших учеников своего класса. Права на ошибку у меня просто не было! В тот момент моя жизнь круто изменилась: да, не скрываю, я любил вечеринки, готовился к сессии всего за сутки, но посещал каждое занятие, по-настоящему любил программирование, наматывал на ус каждую лекцию – мне было легко, да, и ни одного экзамена я не провалил. Успеваемость была на высоте! В те годы — я наткнулся на объявление о работе на полставки. Отец разрешил мне попробовать – это никак не мешало учебе. Тогда, сначала по выходным, я начал работать в компании, которая была предшественницей wTVision. Помнится, тогда мне было 24 года, в 1998 году я пришел на интервью к парню в шортах и в разбитых очках, перемотанных скотчем. Сейчас этот парень – генеральный директор wTVision – компании, которая хорошо известна на рынке инновационными программными решениями для автоматизации вещания, графического оформления эфира и трансляций спортивных событий.

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!

Какая была первая должность в wTVision?

Оператор графики – я привозил компьютеры на стадионы, инсталлировал их и отвечал за наложение графики во время трансляций спортивных мероприятий. Моей зоной ответственности были имена игроков, спортивная статистика. График мне очень нравился – я мог спокойно учиться, работать два дня в будни и целые выходные. А потом я настолько увлекся, что стал работать каждый день, начал пропускать занятия, учиться по ночам – мои приоритеты полностью изменились!

Как развивалась карьера в дальнейшем?

Я начинал как оператор в 1998 году. Работе я отдавался до последней капли, поэтому уже через полгода мне предложили повышение: я также работал оператором и еще настраивал все системы, оборудование. В 1999 году я покинул компанию, доучивался до получения диплома и получил приглашение на должность разработчика в страховую компанию. Зарплата вдвое выше, но работа скучная, много задач мы отдавали на аутсорс, в итоге через год я ушел. В жизни я всегда придерживаюсь правила – если с утра я просыпаюсь, и мне кажется, что то, что я делаю, мне нравится – надо что-то менять. Так я встретился за ланчем со старым коллегой, сказал ему, что хочу вернуться – и пошел на собеседование с тремя владельцами компании. Тогда они закладывали фундамент новой wTVision – даже не зная размер своего оклада, я согласился присоединиться к команде. Написал заявление об увольнении и стал одним из первых сотрудников wTVision.

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!— Что означает название «wTVision»?

«W» происходит от слова «wisdom», и в сочетании с «television» это значит «умное, интеллектуальное телевидение». По-моему, звучит очень неплохо!

— Как сложился Ваш профессиональный путь, когда Вы стали частью wTVision?

Я стал одним из трех разработчиков, мы создали свой отдел. wTVision начала быстро набирать обороты, как благодаря успешной стратегии, так и коллективу, который пришел из прежней компании – очень быстро мы заполучили старые контракты, штат дорос до 90 человек. Пирамида росла, и мы оказались на ее вершине! И я рос вместе с компанией, возглавил отдел интеграции. Впоследствии я погрузился в управление проектами, компания нуждалась в опытных специалистах – они видели, что я умею общаться с людьми. Моя команда до сих пор говорит, что я хороший переговорщик, умею влюблять людей в работу, убеждать их заниматься делом с полной отдачей, большим удовольствием. В 2005 году мы запустили проект в Бельгии, нужно было выбрать сотрудника, который бы отвечал за project менеджмент в регионе в течение 3 лет. После успешного развития проекта и обновления контракта, мой босс сказал: «Никто кроме тебя лучше не справится». Так я решил переместиться в Бельгию.

Почему именно в Бельгию?

Мы участвовали в большом тендере на создание графики для Бельгийской футбольной лиги и выиграли. А это порядка 300 игр в год. И это был первый зарубежный опыт wTVision. Сейчас мы располагаем офисами по всему миру, и именно мы были первыми, кто вышел за пределы страны.

— Насколько широко компания представлена в мире?

wTVision имеет опыт работы в более чем 60 странах и ежегодно проводит тысячи трансляций, от небольших до самых крупных мировых спортивных соревнований. Наши системы для освещения и графического оформления спортивных событий, выборов, новостей и развлекательных шоу выбирают крупные телеканалы и производственные студии. Компания имеет офисы в США (Флорида), Португалии (Лиссабон), Испании (Барселона), Бельгии (Брюссель), Франции (Париж), Объединенных Арабских Эмиратах (Дубай), еще Индии, Колумбии, Боливии и др.

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!
С Ольгой Говорко

— Работаете с Ла Лигой?

Да, мы поставляем системы графического оформления эфира Ла Лиге. Офис в Испании мы учредили в 2009 году. Программные продукты от WTVision – это, прежде всего, удобное решение для выдачи графики в эфир на любых графических платформах. Мы также оказываем услуги по разработке графического оформления и по полному спектру оформления трансляции и сбору статистики во время спортивных событий. И не стоит забывать, на 50% мы принадлежим Mediapro. А это ведущий игрок на продакшн- и вещательном рынке Испании.

А как обстоят дела с Немецкой Бундеслигой, насколько сейчас возможно сотрудничество?

В этом мире нет ничего невозможного! Единственное, что невозможно – это жить вечно. Я продолжаю мечтать о совместной работе и преследую цель дотянуться до Германии!

— А какие отношения с FIFA и UEFA?

С UEFA у нас очень плотные взаимоотношения, wTVision – одна из нескольких компаний, сертифицированных UEFA на оформление матчей Европейской лиги. Мы также имеем внутренний отдел брендирования и дизайна, разрабатываем графику для Юношеской лиги UEFA. Мы – вторая по значимости и масштабам компания в Европе, которая специализируется на графическом оформлении футбольных трансляций.

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!

А кто номер один?

Deltatre, у них очень крупные контракты – с Премьер Лигой, с UEFA и FIFA на обслуживание Чемпионатов мира и Европы. Однако многие директора, которые работают и с нами и с Deltatre, предпочитают нас. Мы производим графику очень быстро, мы квалифицированные, мы работаем быстрее и маневреннее, нам не нужно получать одобрение на каждый шаг!

— Кто главные клиенты в США?

В Северной Америке это Чемпионат мира по мотогонкам MotoGP, Канадская футбольная лига. Это первая лига в мире, которая внедрила виртуальных болельщиков и таким образом смогла замаскировать пустые стадионы. Создавая точную трехмерную копию стадиона, можно накладывать на нее что угодно – и графику на поле, и рекламу, и зрителей на трибуны.

— Вы уже 20 лет работаете в компании, назовите свое главное профессиональное достижение.

Уверен, что главное достижение – открытие офиса в Бельгии. Наряду с этим, важнейшей вехой я считаю проект 2007 года, который я вел в Египте. Тогда мы работали на Панарабских играх – мультиспортивном мероприятии уровня Олимпийских игр, но в арабских странах. На тот момент я возглавлял отдел, который занимался графическим оформлением эфиров. В нашей команде трудилось 50 человек – 10 португальцев и 40 египтян. Это был один из сложнейших проектов в моей жизни – 3 месяца я должен быть управлять командой, которая порой работала «спустя рукава». Однажды я психанул, попросил аудиенции с президентом национального египетского канала, донес до него, что его сотрудники некомпетентны. В результате он пришел к ним, долго говорил с ними на арабском (кстати, парень раньше служил в вооруженных силах). И не знаю, что именно он им сказал, но после этой беседы они начали работать очень усердно, даже больше положенного, и ни разу не пожаловались! Могу точно сказать: мы потрудились с ребятами на славу!

Рикардо Баррос: В этом мире нет ничего невозможного!

— Как сложилась личная жизнь вне работы? 

Да, я женат, моя супруга – телевизионный продюсер. Я встретил ее в компании: говорил с другом в коридоре, смотрю, идет крутая девушка. И подумал: «Наверное, новенькая». Сейчас уже много лет она моя жена!

У Вас есть дети?

Да, у нас двое – сын и дочка, 8 и 6 лет.

 

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement