Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7
Три поколения Агейкиных. Павел с отцом и дочкой

Интервью с Павлом Агейкиным, главным технологом ТТЦ «Останкино».

Павел Агейкин — модератор online круглого стола «Broadcasting 2021. Облачные сервисы ТТЦ «Останкино», который пройдет 25 мая с 16-00 до 18-00 на платформе zoom. Регистрация https://tkt-awards.com/event/ostankino_rt_25_05_2021/. Трансляция https://youtu.be/F7UPV5L2MCs.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7
Павел Агейкин

— Когда и в какой семье Вы родились?
Я родился в 1986 году в Москве. Мой отец капитан 1-го ранга ВМФ, офицер радиоэлектронной борьбы. Окончил Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. А. Попова в Ленинграде, уехал служить в Калининград, там и познакомился с моей мамой. Потом был переведён в Главный штаб ВМФ. Моя мама – прекрасная женщина. Она полностью посвятила себя семье и вложила в меня всю душу. Хочется верить, что я хоть немного оправдал её ожидания.

— Вы единственный ребёнок в семье?
Нет, у меня есть старшая сестра, профессиональный музыкант. Она окончила педагогический университет, играет на виолончели. Сейчас занимается образованием детей — работает музыкальным руководителем в детском саду и развивает онлайн курсы.

— Ваша мама вложила в Вас всю душу. Что Вы имеете в виду?
Это был достаточно жёсткий надзор во время школьных лет и первых курсов университета. Наверно, благодаря этому я окончил школу на «4» и «5», без троек.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— В школе к каким предметам была предрасположенность?
Как любой нормальный школьник я предпочитал лёгкие предметы. Для меня не было каких-то разграничений именно по дисциплинам. Я был достаточно общительным человеком и всегда пытался найти точки соприкосновения с преподавателями и тем самым отрегулировать свои оценки в дневнике. Вот такая у меня была история со школой. На восьмом-девятом году обучения в школе я решил, что меня интересуют специальности, связанные с техникой, – сказывалось влияние отца.

— Ещё раз о Вашей маме. При таком внимании к ребёнку, что было кроме школы. Наверняка какие-то кружки…
Я всё время проводил во дворе, с футбольным мячом. Даже сейчас, когда мы вспоминаем детство с женой, с её семьей или в кругу друзей – в их детских воспоминаниях книги, мультфильмы, разные игры. У меня всего этого не было.  У меня всё детство был футбольный мяч, дворовая площадка и ничто не могло этого заменить. Однажды к нам в школу, пришёл тренер клуба «Локомотив». Искали талантливых ребят. Учитель физкультуры порекомендовал меня. На первой же тренировке я показал себя — выложился по полной. Мне было сказано: «Тебя ждёт успех. Тебя ждёт команда и тяжёлый график тренировок и игр». На что мама сказала: «Знаете мы конечно, с удовольствием. Но у нас в четверг английский, а в пятницу дополнительные занятия по математике». Тренер ей ответил что, футбол  —  это не хобби, а образ жизни. С этими словами мы уехали и в следующий четверг, вместо футбола я пошёл на занятия по английскому языку. Субординация…

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7
Павел Агейкин, премия Зворыкина

— Расстроились?
Анализируя сейчас всё это, я прихожу к выводу, что мои родители были правы в своей настойчивости. Они помогли мне сделать правильный выбор. Я во взрослой жизни занимаюсь по-настоящему интересным делом.

— Очевидно, что характер человека можно определить по его позиции на футбольном поле или игровой площадке. Кем Вы были в команде? 
Полузащитником, тем, кто связывал и нападающих, и защиту, и фланг.

Advertisement

— То есть, классический организатор. 
Кстати, да.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Какой из технических ВУЗов был выбран?
Я поступил в Московский технический университет связи и информатики на радиотехнический факультет. Причем, я подавал сразу оригиналы – знал, что хочу учиться именно здесь. На военной кафедре института получил звание «лейтенант запаса – офицер связи», чем хоть немного исполнил мечты своего отца.

— Он хотел продолжения династии профессиональных военных?
Возможно. Но папа спокойно отнёсся к моему выбору. Он реалистично смотрит на мир.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— В университете учились на бюджетной или платной основе?
Учился я на бюджетном отделении, но очень тяжело. Университетские годы – это время, когда открывается первое окно возможностей, ранее недоступное. Тебе восемнадцать, у тебя много друзей и знакомств. Новые возможности внешнего мира манили и отвлекали от учебного процесса, но я  старался учиться без «хвостов». У нас была кафедра передатчиков, кто учился в МТУСИ, тот поймёт, — это очень сложный предмет. Можно сказать, что сдав экзамен на этой кафедре, ты становишься мужчиной. Для нас, студентов МТУСИ, этот экзамен был таким же, как для других технических ВУЗов экзамен по сопротивлению материалов.

— На первую работу пришли после получения диплома или ещё во время учёбы?
Работать я начал ещё студентом. Многие из моих знакомых старшекурсников работали в «Останкино». Мне это было дико интересно. На четвёртом курсе я каким-то чудом договорился о собеседовании. Телецентр был заинтересован в привлечении новых кадров. Поэтому всего через пару недель после собеседования меня пригласили на работу видеоинженером в эфирной аппаратной отдела телевизионной и студийной техники. На главном Телецентре страны.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Какое впечатление произвела первая работа?
Я пришёл на должность видеоинженера, но понял, что надолго на ней не задержусь. И не потому, что мне не понравилось телевидение. Здесь всё как раз наоборот – телевидение понравилось. Настолько, что у меня появилось чёткое осознание, что  именно в этом направлении я хочу развиваться и двигаться дальше. Мой руководитель предложил мне перейти в службу главного технолога под руководство Ивановой Оксаны Анатольевны, учителя нескольких поколений телевизионщиков. Я ей очень благодарен за честное погружение в профессию. Она не разделяла процесс обучения и собственно работу – буквально сразу стала привлекать меня для участия в серьёзных проектах, это была настоящая школа.

— Какие это были проекты?
В основном, это эфирные, технологические проекты. Каждый проект связан с десятком других

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7
С коллегами в музей Ван Гога

— Давайте объективно: пришёл студент четвёртого курса, практически профильного ВУЗа. Понятно, что всё это интересно, но технологии специфические, зачастую находящиеся за пределами понимания университетских преподавателей. Они бы может и готовы были рассказать, но они и сами не понимали, о чём идёт речь.  
Первое впечатление от эфирной аппаратной — большая тысячеметровая студия на двенадцать камер, наполненная огромным количеством разнообразного оборудования, и всё это мигает, как новогодняя ёлка. Потом зашёл в гермозону, посмотрел на стену, где была схема видео и звукового тракта. Я смотрел на это и думал, как люди в этом разбираются? На помощь пришёл мой коллега, который работал здесь уже несколько лет. Тогда я понял, что мне нужно расти и что я могу это сделать.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Как происходил процесс обучения?
Сначала наблюдал, постепенно стал брать на себя ответственность за различные участки. Когда берешь на себя ответственность – мозг работает в несколько раз  быстрее. Были характерные совпадения: когда начальник смены в аппаратной уходил в отпуск, на этот период выпадали самые ответственные работы. По большей части этим приходилось заниматься мне. Я консультировался, просил поддержки у коллег,  всегда прорабатывал организацию резерва, на случай если что-то пойдёт не так, как запланировано. Никогда не забуду, как отказал видеомагнитофон перед эфиром. Я разобрал монтажную пару, взял подменный видеомагнитофон «на коленке» подсоединил его и мы вышли в эфир. Так и продержал весь эфир здоровенный BetaCam на коленях.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Вы пришли молодым парнем в службу к человеку с гигантским опытом, попали в коллектив одним из самых молодых. Как складывались отношения?
Приняли очень хорошо, здесь работали профессионалы. Считаю что, профессионализм без нормальных человеческих качеств невозможен. Я много читал, много смотрел, много слушал и старался как можно больше собрать информации. Это было, пожалуй, одной из самых важных задач в начале моей работы в службе главного технолога. Чем обширнее имеющаяся информация, тем выше доля участия в проектах. Что в свою очередь, означает уровень владения специальностью. И конечно, какие-то профессиональные навыки, которые в университете приобрести невозможно. Их приходится приобретать непосредственно в процессе работы.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Когда стало комфортнее, легче, если можно так выразиться?
Мне стало легко в тот момент, когда я стал заниматься проектами по внедрению в существующую инфраструктуру. Я понял, что попал именно в то место, где есть возможность работать с самыми передовыми технологиями. Телецентр исторически первопроходец в технологиях – цифра. 16:9, стереозвук, 4К и далее по огромному списку. И в этом абсолютная заслуга нашего генерального директора Михаила Марковича Шубина. Каждый виток развития он воспринимает как личный вызов. И мы у него это переняли. Мы занимаемся действительно передовыми вещами. Самыми инновационными проектами в телевизионной индустрии. Наглядно это можно увидеть по реализованным нами проектам.

— В какой момент Вас назначили главным технологом. Что изменилось в работе?
На протяжении нескольких лет я возглавлял  отдел внедрения инновационных технологий – по сути, являлся правой рукой главного технолога. В прошлом году меня назначили на должность главного технолога. Как  выполнял работу, связанную с обеспечением жизнедеятельности службы, так и продолжаю её выполнять. Изменилась только надпись на визитной карточке.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Как отнеслись коллеги к Вашему повышению?
Поддержали, хочется верить. Назначение было логическим продолжением моей работы в подразделении.
Я хотел бы уточнить, что занимаемая мною должность отнюдь не означает, что я в одиночку нахожу решение задач, стоящих перед  службой главного технолога и предприятия в целом. Надо понимать, что бродкаст – это командная игра. На мой взгляд, ближе к истине будет считать меня правильно подобранной деталью имеющегося механизма, а служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24 на 7.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Жена из одной с Вами индустрии?
Моя жена окончила географический факультет МГУ. Начала работать в туристической сфере. Потом ушла в декрет и родила мне двоих прекрасных детей – дочку и сына. Как и моя мама, полностью отдаёт себя семье. Мне очень повезло с главными женщинами в моей жизни. Я очень счастлив.

Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7— Сколько лет детям?
Дочке четыре, сыну полтора.

— Самый сладкий возраст.
Да, особенно для сна, для рабочего графика.

— Это вторично. Это потом забудется. Какие-то увлечения есть, кроме футбола?
Одно время любил фотографировать. Сейчас моё увлечение – продакшн. Сам монтирую. Мне нравиться постоянно что-то придумывать, добавлять «фишки» в монтаже, с графикой и сам процесс съёмки.Павел Агейкин: Служба главного технолога – это молодые командные бойцы, живущие работой 24/7

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement