Юлия Матяш: Я успела поучиться в девяти школах и объездила всю страну, которой больше нет

Юлия Матяш: Я успела поучиться в девяти школах и объездила всю страну, которой больше нет
Юлия Матяш

Интервью с Юлией Матяш, генеральным директором «Совтелеэкспорт».

— Где и в какой семье Вы родились?
Я родилась в семье инженеров-химиков в замечательном прикарпатском городе Борислав, о котором Иван Франко написал повесть «Борислав смеется». Так что родилась я с улыбкой.

— Чем занимались Ваши родители?
Они были ведущими химиками по внедрению современных технологий  производства  пластмасс на заводах  CCCР.

— Семья часто переезжала?
Практически каждые полтора года мы переезжали на новое место. В результате я успела поучиться в девяти школах и объездила всю страну, которой больше нет.

— Поподробнее…
В шесть месяцев меня перевезли в Казань, потом были Литва, Ясная поляна, Луцк на Волыни, Волжский под Волгоградом, в Ленинграде в Музее Ленина меня принимали в пионеры, потом Владимир. Вернулись на западную Украину в Луцк, этот город знаменателен для меня тем, что в первый класс я пошла именно здесь, объехав с родителями всю страну, в последнем, 10-м классе, я тоже училась в Луцке.

— Такая частая смена школ сказывалась на оценках?
Вне зависимости от того, куда наша семья переезжала, на новом месте я оказывалась в той же школьной программе, что и в предыдущей. Даже удалось окончить школу с серебряной медалью.

— Обладатель школьной медали времён СССР ассоциируется с активным комсомольцем. В каких сферах школьной жизни Вы себя проявляли?
Вот комсомолкой уже не довелось побывать, мой комсомольский возраст выпал на полный и окончательный распад Союза. В остальном, не смотря на частые переезды и постоянный статус «новенькой», я все-таки была отъявленной активисткой. Мне всегда было скучно ничего не делать и очень хотелось все попробовать. Не могу сказать, что стремилась к этому, но так получалось, что вдруг становилась командиром звездочки или пионерского отряда. Однажды, правда, видимо устав от ответственности, сама попросила переизбрать меня с этой почетной должности. Как говорится, «веди, следуй или уйди с дороги».

Advertisement

Юлия Матяш: Я успела поучиться в девяти школах и объездила всю страну, которой больше нет— Вы считаете, что руководящую должность занимают с целью принести пользу обществу?
Я считаю, что принимать участие и руководить нужно только там, где ты действительно можешь сделать что-либо новое, продвинуть дело вперед и воодушевить людей вокруг.

— Какой выбрали ВУЗ?
У меня в школьном аттестате была одна четвёрка, по русскому языку, поэтому я решила поступить на журфак МГУ. Кроме того, как и многие молодые люди тогда, я была очарована Западом и, как запасной вариант, рассматривала переводческий факультет Московского государственного лингвистического университета им. Мориса Тореза.

— Всей семьёй переехали в Москву? Где остановились?
После окончания школы родители вновь переехали на Украину в Борислав. А я отправилась к друзьям семьи, в Малаховку. В то время люди дружили семьями как-то по-другому, нежели сейчас. Они приняли меня, выделили отдельную комнату. Год я жила у них, готовясь к поступлению в университеты. Занималась с репетиторами, писала статьи в «Малаховский вестник», переоформляла гражданство с украинского на российское, что было необходимо для поступления.

— На что жили этот год? Родители присылали какие-то средства?
В то время практически во всём был дефицит? Вся Москва была сплошным базаром. Люди стояли вдоль Тверской, вокруг Большого театра и что-то продавали. Мама привозила из Украины пару ящиков вкуснейших украинских конфет, продавала их буквально за час-два. Вырученных денег хватало на месяц.

— В какой ВУЗ в итоге поступили?
В Московский государственный лингвистический университет им. Мориса Тореза на вечернее отделение, чтобы можно было совмещать учёбу и работу.

— На какую специальность?
Преподаватель английского языка.

— Как нашли первую работу?
Сначала поработала специалистом по продажам в Московском офисе Мotorola. Это был первый и бесценный опыт. А потом увидела в университете объявление о том, что генеральному директору на телевидение требуется референт-переводчик. Сразу поняла, что это мое и что я туда обязательно попаду, поэтому без зазрения совести сорвала не один телефончик, а все объявления, и отправилась на собеседование.

Юлия Матяш: Я успела поучиться в девяти школах и объездила всю страну, которой больше нет
Юлия Матяш

— Кто проводил собеседование?
Эдуард Михайлович Сагалаев. Он спросил, что я люблю читать. Услышав: «газеты и Библию», он засмеялся и, чуть помолчав, сказал: «Ну, раз так, мы вас берём».

— Вы правда ничего другого не читали, или это был какой-то хитрый ход?
В школе я не слишком увлекалась детской литературой, и взрослые романы из программы меня не очень увлекали. Зато я любила разные биографии, журнал ТАСС «Эхо планеты» и не пропускала ни одной программы легендарного «Взгляда». Я потом долго еще не читала художественную литературу всерьез. А Библию да, читала, очень хотелось понять, почему ее считают Книгой Книг, но ведь сразу не разберешься. Сегодня некоторые романы восхищают меня, но раньше я бы их не прочувствовала. Все должно случиться не раньше и не позже.

— С Сагалаевым Вы работали на «ТВ-6»? Что входило в Ваши обязанности?
Работала в приёмной, была помощником и переводчиком Эдуарда Михайловича. В то время там работала очень интересная молодёжная команда выпускников популярной передачи «Обоз с Иваном Демидовым». Они строили работу по западным стандартам, что отличало «ТВ-6» от других каналов.

— Когда Сагалаев перешёл в ВГТРК, Вы остались или ушли с ним?
Я осталась, перешла к Воронович Татьяне Андреевне, возглавлявшей «Кинопоказ и закупки контента». Благодаря этому впервые попала в Канны, на один из самых больших телевизионных рынков. В 1998 году Татьяну Андреевну позвали на РТР (ВГТРК) заняться производством телесериалов, которые только-только появились на российском телевидении. Так я оказалась причастна к зарождению этого нового направления. После ухода с канала Воронович меня позвал к себе в отдел кинопоказа Дмитрий Нестеров для того, чтобы организовать продажи телеконтента.

— Какой контент Вам предстояло продавать?
Как раз накопился внушительный каталог того, что было произведено за время работы с Татьяной Андреевной: сериалы «Бригада», «Марш Турецкого», «Маросейка, 12», «Кармелита». Но первой проданной программой стал «Новогодний голубой огонёк на Шаболовке», её купил украинский телеканал «Интер».

— После ухода Нестерова произошли какие-либо изменения?
Я стала заместителем начальника отдела продаж. Потом наш отдел выделили в отдельное предприятие – филиал «Совтелеэкпорт».

— Об этом чуть позже. Сейчас о личном. Как складывалась жизнь вне работы?
Пожаловаться не на что. Жизнь — безумно интересная штука.

— Вы замужем?
Я дважды была замужем. Очень ценю этот опыт и благодарна своим бывшим мужьям, между нами и после развода сохраняются прекрасные отношения. Двое замечательных детей: сыну 24 года, дочке 8. Они помогают мне понять, что вокруг происходит.

— Мужья из одной сферы деятельности с Вами?
Первый муж, хоть и творческий человек, но к телевидению никакого отношения не имеет, он архитектор. А второй из телевизионной среды: потрясающий папа, потрясающий бывший муж. Мне в жизни везёт на хороших людей.

— Что считаете главным достижением в профессии?
Считаю, что их минимум два. Первое — это разработка проката для двух фильмов: «Тарас Бульба» и «Кандагар». А второе – то, каких результатов мы достигли в международной дистрибуции российского контента. Как говорится, «выбирай всегда самый сложный путь, на нем ты не встретишь конкурентов».
С фильмами мне просто повезло. Когда возник «Тарас Бульба» никто не верил, что его можно успешно прокатать в кинотеатрах. Я не согласилась и на одном из совещаний неожиданно для себя заявила, что на фильм зрители пойдут, и знаю, что надо делать. Меня выслушали очень скептически, но отправили писать прокатную концепцию. В нее поверил Антон Андреевич Златопольский, он меня поддержал, и я получила свободу действий.

— Похоже, Вы сами своей уверенности испугались.
В какие-то ключевые моменты жизни я действую интуитивно. Еще ни разу об этом не пожалела. Если бы действовала более взвешенно, испугалась бы и не сделала этот шаг. Но когда ты уже прыгнул в пропасть, остается только одно – расправить крылья.

— Организация проката требует колоссальных душевных и энергетических затрат. Как Вы с этим справлялись?
Когда я начинала этим заниматься, я и представить себе не могла, что на протяжении нескольких месяцев ежедневно, ежесекундно ты погружен в поток. Ты не можешь отключиться ни на миг, ты как будто видишь огромную живую карту, безумно сложную, на которой происходит одновременно множество событий, и ты должен состыковать все действия и события так, чтобы прийти к идеальному результату. Это очень энергозатратно, но безумно захватывает. Просто необходимо делать даже самые обыкновенные вещи необыкновенно хорошо – вот самый короткий путь к успеху.

— На семью времени уже не оставалось?
Тогда я чуть не развелась со своим вторым мужем. Приходя домой, я не выходила из рабочего процесса, наблюдая за реакцией сына, который как раз соответствовал возрасту целевой аудитории кинопроката и тестировала на них обоих рекламную стратегию. В какой-то момент они уже протестовали.

— Каким оказался результат?
С мужем мы тогда не расстались, а фильмы по меркам киноиндустрии были очень успешны в прокате.

Юлия Матяш: Я успела поучиться в девяти школах и объездила всю страну, которой больше нет
Юлия Матяш
close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement