Фил Майерс: Первое, что я сделал после университета – основал собственную телепроизводственную компанию

Интервью с Филом Майерсом (Phil Myers), техническим директором Lawo AG.

Родители и учеба

— Когда и где Вы родились? Чем занимались Ваши родители?
— Я родился в Лондоне. Мой отец преподавал театральные дисциплины, в частности сценический дизайн, в одном из британских колледжей. Мама была домохозяйкой, в основном занималась воспитанием детей: меня и моей сестры. И в то же время подрабатывала в местных магазинах.

— Хорошо ли Вы учились в школе, какие предметы давались легче всего?
— Очевидно, моей сильной стороной были технические науки. Я особенно интересовался компьютерным программированием, технологическим проектированием. Разумеется, делал успехи по основным предметам – математике и английскому – но всегда больше тяготел к технике. Думаю, это воплотилось в определенных навыках, которые я получил после школы.

— Вы учились в частной или общественной школе?
— В общественной.

— В какой университет решили поступать, почему выбрали это направление?
— В Великобритании есть такой термин «further education». Так вот, «колледжи дальнейшего обучения» предлагают на выбор целый ряд направлений. В них вы можете продолжить двигаться по академическому пути, соединить теоретические знания с практическими навыками, либо получить рабочую специальность.
В первые два года после школы я сфокусировался на графическом дизайне, а впоследствии переключился на медиапроизводство. Меня действительно поражало, как графический дизайн многогранен, насколько он может развивать творческое мышление. Однако очень хотелось попробовать себя в чем-то новом, проявить свой креатив в видеопроизводстве – к тому времени я уже освоил навыки видеоператора, монтажера, получил знания в области режиссуры, продюсирования и.т.д.

В последние годы обучения мне довелось три месяца поработать в BBC, где я получил совершенно новый опыт в новостном производстве и в основном занимался видеомонтажом программ.

— Вы подрабатывали одновременно с учебой?
— Нет, я только учился, на дневном отделении.

— А во время летних каникул работали?
— Летом я проходил практику в разных британских бродкаст-компаниях, совмещая работу видеомонтажера, сет- или проп-дизайнера – человека, который отвечает за расстановку декораций на съемочной площадке. Уже в последние годы обучения мне довелось три месяца поработать в BBC, где я получил совершенно новый опыт в новостном производстве и в основном занимался видеомонтажом программ.

Advertisement

Собственный бизнес

— Кем Вы себя видели после университета?
— Когда я закончил учиться, то четко знал – хочу сам определять свое будущее. И первое, что я сделал после университета – основал собственный бизнес. В 1997-2000 годах я возглавлял компанию, которая оказывала услуги по видеомонтажу и телевизионному производству. Тогда мне очень пригодились навыки и компетенции, полученные на BBC.
Мне казалось, лучший способ форсировать карьеру – развивать свою компанию, немного диверсифицировать свою деятельность, отстроиться от конкурентов. Так мы начали заниматься графикой, снимать короткометражные фильмы, рекламные ролики и.т.д.

Чтобы быть успешной продакшн-компанией, нужно быть студией полного цикла, предлагать весь комплекс услуг – от создания идеи и заканчивая монтажом, производством сложной компьютерной графики.

— Вы были единственным учредителем?
— Нет, мы запустили бизнес с однокурсником. Это был идеальный союз – мой соучредитель интересовался всем, что было связано с производством контента – режиссурой, продюсированием. Я же страстно увлекался пост-продакшн: аудиомикшированием, графическим дизайном, монтажом и др. Чтобы быть успешной продакшн-компанией, нужно быть студией полного цикла, предлагать весь комплекс услуг – от создания идеи и заканчивая монтажом, производством сложной компьютерной графики.

— В 1998 году в индустрии начался кризис, по какой причине закрыли предприятие?
— Здесь я бы обозначил пару причин. С 1997-го мы развивались год за годом, но параллельно я плотно работал с другими технологическими компаниями – занимался тестами оборудования, консультированием. И в начале 2000 года было ясно – технологии видеомонтажа становятся все более доступными для моих клиентов. Так, оказывая поддержку этим компаниям, я четко решил перейти на другую сторону баррикад. И поставил перед собой задачу – продвигать технологии и продавать оборудование, в которое раньше вкладывался сам.

Pinnacle Systems Inc

— Как складывалась Ваша карьера дальше?
— Одним из наших постоянных партнеров, у которого мы приобрели много техники, начиная с 1997 года, была американская компания Pinnacle Systems Inc. По-моему, в 2005 году их купил Avid Technology. Для них я провел ряд консультаций и мероприятий, и когда, они узнали о закрытии моей компании, предложили заняться развитием их бизнеса в Европе, Африке и на Ближнем Востоке.

Совершенно не важно – управляешь ли ты своим бизнесом или работаешь в большой компании с широкой географией продаж – тебе нужно трудиться много, в поте лица.

— Руководить собственным бизнесом – это одна история, совсем другое – быть наемным сотрудником. Как быстро Вам удалось психологически адаптироваться?
— На тот момент у меня было два пути – подстраивать свою компанию под меняющиеся требования рынка или идти дальше. У каждого пути были свои «за» и «против». Но совершенно не важно – управляешь ли ты своим бизнесом или работаешь в большой компании с широкой географией продаж – тебе нужно трудиться много, в поте лица.
Для меня этот переход был простым и органичным. И одним из приятных преимуществ смены работы стала возможность много путешествовать: раньше мой бизнес замыкался исключительно на Великобритании. Кроме того, я обрел новый опыт и огромное количество знаний о продуктах и технологиях, присоединившись к глобальной команде Pinnacle Systems Inc.

Sony

— Что произошло дальше?
— В 2005 году я стал частью британской Sony, занял позицию продакт-менеджера и отвечал за продвижение технологии XDCAM. Этот новый формат записи видеосигнала на оптический диск был анонсирован Sony в 2003 году. Продажи оборудования начались в феврале 2004 года, а уже к концу года было реализовано несколько тысяч единиц техники. По сути, в 2005 году я начал контролировать продажи семейства оборудования XDCAM.

— Ваш офис базировался в Бейзингстоуке?
— Да, верно.

— За какой регион отвечали?
— В основном, я работал с клиентами в Британии, но наряду с этим, занимался поддержкой и обслуживанием заказчиков в других странах Европы. В Sony я проработал  порядка 5 лет – до конца 2010 года.

Будучи одной из старейших и величайших компаний современности, и при этом японской компанией, Sony оставила след во многих сферах, объединила множество разных культур.

— Какой профессиональный опыт получили в Sony?
— Думаю, моя роль в компании четко определялась бизнес-моделью, которая была заточена на коммерческий успех продуктов. Будучи одной из старейших и величайших компаний современности, и при этом японской компанией, Sony оставила след во многих сферах, объединила множество разных культур. В роли продакт-менеджера ты можешь контролировать весь жизненный цикл продукта и в то же время отвечать за прогнозирование объемов продаж, оценивая потенциал рынка.

Creative Video Production

— Почему же Вы решили покинуть компанию с такой внушительной клиентской базой?
— Меня пригласили в CVP (Creative Video Production) – в то время крупнейший реселлером Sony в Европе. Там я проработал вплоть до 2013 года.
Я был в замечательных отношениях с генеральным директором, и в мои задачи входили разработка и формирование технологических решений, управление проектами, контроль поставок оборудования. Кроме того, что CVP тесно работала с Sony, она являлась дистрибьютором таких известных мировых брендов, как Canon, JVC, ARRI, RED и др. Для меня это стало новым вдохновляющим вызовом, возможностью расширить зону ответственности.

— Что могли бы назвать главным профессиональным достижением за время работы в CVP?
— Поскольку я отвечал за технологии, которые продавала компания, я должен был формировать портфолио продуктов с учетом перспективных запросов рынка, повышать лояльность конечных заказчиков к нашим решениям.
Немаловажно, что сфера деятельности компании включала системную интеграцию, мы вели множество проектов в Британии. К примеру, построили две новых телевизионных студии для университетов. Мы предоставляли заказчиками полный спектр услуг по проектированию и инсталляции оборудования, и команда должна была передо мной отчитываться. А я, в свою очередь, должен был отчитываться перед CEO.

Я решил присоединиться к Grass Valley в качестве архитектора решений для live-производства и плейаута. Кроме того, я был вовлечен в разработку MAM-системы GV STRATUS.

— Почему уволились?
— К сожалению, во время летнего отпуска в 2013 году, я узнал об уходе генерального директора. Очевидно, что компания сменила курс, и я начал искать новые возможности развития. Таким образом, я решил присоединиться к Grass Valley в качестве архитектора решений для live-производства и плейаута. Кроме того, я был вовлечен в разработку MAM-системы GV STRATUS. В Grass Valley я работал порядка двух лет – с ноября 2013 года по декабрь 2016 года.

— А затем Вы перешли в Snell Advanced Media, чем был продиктован этот выбор?
— В последние месяцы работы в Grass Valley я отвечал за внедрение проектов на базе IP-технологий. Меня позвали возглавить направление IP-мониторинга в Snell Advanced Media, недалеко от которой я жил. Так, я пришел в эту компанию в январе 2017 года и стал руководить международными продажами систем управления и мониторинга.

Lawo

— Как развивались события дальше? Каким образом Вы оказались в Lawo?
— Я работал в Snell Advanced Media до июня или июля 2018 года до слияния SAM и Grass Valley под эгидой A Belden Brand. Честно признаться, в индустрии тогда много что изменилось. По ряду проектов мы конкурировали с Lawo, и решение устроиться в Lawo я принял в августе 2018 года. Меня взяли на должность старшего директора по IP-системам. 

— Что входило в Ваши основные обязанности?
— Я должен был оценивать достижения компании, обеспечивать стратегическое планирование и лидерство IP-технологий Lawo, а также докладывать обо всех результатах непосредственно генеральному директору.

Я отвечаю за развитие бизнеса в глобальном масштабе, поэтому приходиться встречаться с заказчиками по всему миру.

— Вы переехали в Германию или остались в Великобритании?
— Летом 2019 года меня назначили техническим директором Lawo. Изначально, практически каждые два месяца, мне приходилось путешествовать между Германией и Великобританией. На нынешней должности я совмещаю работу в двух странах 50/50. Повторюсь, я отвечаю за развитие бизнеса в глобальном масштабе, поэтому приходиться встречаться с заказчиками по всему миру. Но мой дом и семья остаются в Британии.

— Как изменился Ваш функционал на позиции CTO?
— По сути, я ежедневно выполняю задачи продакт-менеджера: контролирую то, насколько наша линейка продуктов соответствует бизнес-целям компании. Кроме того, я отвечаю за стратегическое планирование департамента Research & Development. Ну и, разумеется, слежу за выполнением стратегии, чтобы наши решения удовлетворяли запросы клиентов не только сейчас, но и в будущем.

Жизнь вне работы

— Несколько вопросов о Вашей личной, внеофисной жизни. Как Вам работается после Брекзита?
— Сейчас я базируюсь в Британии, и на меня распространяются все те же самые ограничения, связанные с пандемией, что и во всем мире. Мне не кажется, что нас ждут какие-то кардинальные перемены. Как говорится, поживем-увидим.

— Есть ли у Вас семья, что вдохновляет и заряжает, помимо работы?
— Я посвящаю очень много времени и сил работе или бизнес-поездкам. Но свободное время всегда провожу с семьей, с детьми.
Мы любим путешествовать, выбираться куда-нибудь на выходных, если это возможно. Еще я очень люблю футбол – в молодости мечтал стать футболистом. Несмотря на то, что спортивную карьеру я не построил, остаюсь ярым фанатом.

— А за какую команду болеете?
— Мне нравится Newcastle United (Прим. ред.: профессиональный футбольный клуб из города Ньюкасл-апон-Тайн на северо-востоке Англии). Пусть сейчас клуб не является «флагманом» английского футбола, но я очень верю, что мы близки к возвращению в топ-лигу.

— Сколько у Вас детей?
-Трое – две дочери и сын. Их возраст – от 6 до 19 лет, младший ребенок ходит в начальную школу, а старший – уже студент университета.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement