Багила Исакова: Я всегда искала, думала куда бы пойти, что сделать

Интервью с бывшим техническим директором «Қазмедиа орталығы», техническим директором агентства стратегических коммуникаций Success K Багилой Исаковой.

— Как дама не просто оказалась в телевизионной профессии, а добилась больших успехов? За счет чего это произошло?
— Я хотела спросить у вас. Посмотрела списки биографических интервью, там в которых в основном все респонденты – действующие специалисты, занятые в телевизионной сфере. А я сейчас работаю не совсем на телевидении, а больше занимаюсь цифровыми проектами.

— Это каким-то образом Вас лишает уважения, которое существует на рынке?
— Большое спасибо!

— Это Ваша заслуга. Когда и в какой семье Вы родились?
— Я родилась в семье, где папа – инженер-строитель, а мама – акушер-гинеколог. Они познакомились в Алма-Ате, поженились и решили там обосноваться. Папа работал по своей специальности, но в 90-е годы переквалифицировался на телемастера. Он превратил наш дом в свою мастерскую, также занимался индивидуально, какое-то время даже выкупал неисправные телевизоры, ремонтировал и продавал как исправную б/у технику. Поэтому у нас одна комната была вся в запчастях телевизоров.

Родители не могли мне обеспечить платное образование, поэтому рассчитывать приходилось только на образовательный грант или кредит от государства, и нужно было набрать достаточное количество баллов на экзамене не только для поступления в университет, но и для получения гранта.

Разное оборудование было: полупроводниковые, ламповые телевизоры, даже с диагональю 37 дюймов. В детстве мне казалось, что телевизоры с маленькой диагональю для малышей, а большие – для взрослых. На момент окончания школы я даже не предполагала, куда я пойду, кем я стану.
В школе я хотела стать химиком-нефтяником. На тот момент это была одна из популярных профессий, мне химия очень нравилась. Еще меня всегда увлекали другие точные науки: физика и математика. До 10-го класса я училась в школе с казахским языком обучения, открывшейся в 1991 году после распада СССР, и образовательная база не была такой сильной, как школах с русским языком. Хоть мама и занималась с нами дома дополнительно, было решено перевести нас в русскоязычную школу.

— Сколько детей было в семье?
— Трое. Братишка сразу пошел в первый класс в русскую школу, а нас с сестренкой перевели уже позже.

— Хорошо в школе учились?
— Да. Меня мама гоняла по биологии и географии, потому что у меня были тройки. По остальным предметам я училась на «отлично». В новой школе повезло, — я попала именно в класс с физико-математическим уклоном.

Advertisement

— Хорошо в школе учились?
— Да. Мама гоняла по биологии и географии из-за троек. По остальным предметам я училась на «отлично».

После третьего курса я получила распределение на летнюю практику на телеканал «Казахстан», и после этой практики меня пригласили на работу.

— У семьи достаточно тяжело было с деньгами в то время, особенно учитывая, что трое детей?
— Да, потому что мама болела и не работала какое-то время, а папа зарабатывал, как мог. В то время родители не могли мне обеспечить платное образование, поэтому рассчитывать приходилось только на образовательный грант или кредит от государства, и нужно было набрать достаточное количество баллов на экзамене не только для поступления в университет, но и для получения гранта.

— После окончания школы перед Вами были открыты любые казахстанские университеты?
— У нас не было такого, чтобы тебя ждали. Нужно было выбрать специальность, сдать экзамен.

— И куда решили поступать? 
— Родственники посоветовали Алма-Атинский институт энергетики и связи. Я туда поступила, и дальше все как-то пошло само по себе. Мне повезло, потому что я училась как инженер по советской системе – 5 лет. После нас уже внедрили новую двухступенчатую образовательную систему с бакалавриатом. Посчастливилось, что в школе и в университете у нас были преподаватели советской закалки и школы. 

— Как в Вашей жизни появилось телевидение?
— После третьего курса получила распределение на летнюю практику на телеканал «Казахстан», и после этой практики меня пригласили на работу.

В основном, мои одногруппники пошли работать в телеком. На телевидение мало кто идет, и я не знаю, с чем это связано.

— Чем занимались?
— На практике нам показывали и объясняли, что такое телевидение и как оно работает. Как записи происходят, прямые эфиры, что такое эфирная аппаратная. В основном, мои одногруппники пошли работать в телеком. На телевидение мало кто идет, и я не знаю, с чем это связано.

— Хотя кажется, наоборот, привлекательный мир телевидения. 
— Возможно, дело в зарплате. В телекоме все-таки более привлекательные ставки, чем на телевидении. По крайней мере, так было на тот момент.

— Какая была должность на «Казахстане»? 
— 4 и 5 курс работала инженером в АСБ на телеканале, совмещала работу и учебу.

— Как чувствовали себя в мужском коллективе? Вы были единственной девушкой?
— Нет, девочки там были, но их было мало. Очень интересно было работать в мужском коллективе. До сих пор благодарю своих первых наставников, которые обучили, натренировали меня и были хорошими товарищами.

— Оставалось время для учебы, или учеба стала совсем второстепенной?
— Оставалось.

Если бы была возможность перемотать назад, то сейчас я бы уже выбрала страной обучения США или Германию. Просто тогда мне хотелось быстрее получить степень и работать дальше, потому как в Англии получение степени магистра занимает 1 год, в США и Германии – как минимум 2 года.

— Вас не приглашали в аспирантуру после окончания учебы? 
— Аспирантуру, по-моему, тогда отменили, мы закончили как инженеры.
На момент окончания университета, имея небольшой профессиональный опыт, я знала, что буду поступать в магистратуру в зарубежные университеты по программе международной стипендии Болашак, которая покрывает стоимость обучения и проживание. Поэтому я интенсивно готовилась пару месяцев к сдаче экзамена по английскому языку и получению сертификата. После я подала документы на участие в конкурсе на получение стипендии Болашак, где страной обучения выбрала Великобританию.
Если бы была возможность перемотать назад, то сейчас я бы уже выбрала страной обучения США или Германию. Просто тогда мне хотелось быстрее получить степень и работать дальше, потому как в Англии получение степени магистра занимает 1 год, в США и Германии – как минимум 2 года.

— Поступили?
— Поступила, обучилась, получила степень магистра по специальности «Телекоммуникации» в Университетском колледже Лондона. Если бы я более осознанно подходила к выбору специальности на тот момент, то выбрала бы что-то ближе к телевидению.

— Как Вам английская система обучения? Насколько она соответствовала ожиданиям? 
— Программа была сжатой и интенсивной. Были модули не по моей основной специальности: такие, как основы телекоммуникаций и IP-технологий, программирование на Javа, на котором писали разные приложения на Android.

Я отрабатывала уже с командой хост-броадкстеров: обследовали объект, разговаривала с управляющей компанией по согласованию и подготовке объекта для временного запуска вещательной станции.

— Как удачно все оказалось. Фактически Вы поехали на одну специальность, а получили знания еще и в дополнительной области.
— Да, эти знания мне понадобились позже, ведь сейчас телевидение неотделимо от IT-технологий.

— Куда пошли работать после возращения? 
— После поиска работы я попала в Оргкомитет Азиады 2011 года в Алма-Ате. Вела спортивный объект «Медео».

— Я был на «Медео», это одно из чудес.
— Там проводили соревнование по одному из видов спорта. Я отрабатывала уже с командой хост-броадкстеров: обследовали объект, разговаривала с управляющей компанией по согласованию и подготовке объекта для временного запуска вещательной станции. Режиссерская группа приехала из Бельгии, а технари — из Англии. Получила небольшое представление о работе ребят, как они разворачивают переносные мобильные станции, прокладывают кабель, устанавливают камеры по объекту, настраивают систему и отрабатывают прямые эфиры. Вещательный сигнал из объекта доставляли в международный центр вещания IВС, находившейся в центре Алма-Аты. Незабываемый опыт!

— Что было после Азиады?
— Меня пригласили в Астану в компанию «Байтерек» – совместный проект России и Казахстана по запуску космического ракетного комплекса нав Байконуре. Интересно, что когда я поступала в университет по специальности «Радиосвязь, радиовещание и телевидение», то представляла, как пойду работать на Байконур и буду участвовать в управлении космических станций и спутников.
Когда я ехала в столицу, то подумала – вот, наконец-то, моя мечта работать в этой отрасли сбудется. Однако я разочаровалась. Как оказалось, казахстанская сторона делает только инфраструктуру, строит комплекс и все, а россияне привозят готовую ракету и специалистов, то есть у нас доступа к знаниям не было. Мой пыл спал. К счастью, в тот момент в Астане строился новый медиацентр, мимо которого я каждый день проезжала.

Когда я поступала в университет по специальности «Радиосвязь, радиовещание и телевидение», то представляла, как пойду работать на Байконур и буду участвовать в управлении космических станций и спутников.

Я начала искать информацию об этом центре в интернете. Но новостей, кроме той, что будет построен новый телевизионный центр по поручению первого президента РК, не было. Однажды я решилась и зашла спросить, что там происходит. Так я попала к туркам – системным интеграторам, которые там работали, и вернулась на телевидение.

— На какую должность?
— У меня была стабильная работа и хорошая зарплата на проекте «Байтерек», а когда я пошла к туркам, они пригласили  на собеседование и позвали инженером с меньшой зарплатой. Не задумываясь, я согласилась.
Условия были жесткие, ведь параллельно шли внутренние отделочные работы и монтаж оборудования с пуско-наладкой. Работали с 8 утра до 8 вечера, отдыхали только один день в 2 недели. Шли месяцы обучения и тренингов от производителей, передачи оборудования заказчику. Но было очень интересно. Тогда я даже не задумывалась, куда я пойду работать после окончания проекта. Когда образовалась управляющая компания, они меня пригласили работать к себе.

— На какую должность?
— Владислав Леонидович Богусевич пригласил меня начальником отдела коммутации, а через месяц сделал меня своим заместителем, на тот момент он был техническим директором. 

Владислав Леонидович Богусевич пригласил меня начальником отдела коммутации, а через месяц сделал меня своим заместителем, на тот момент он был техническим директором.

— Владислав Леонидович Богусевич?
— Да, он  –  наша звезда телевидения. Когда я еще инженером работала на телеканале «Казахстан», для нас это был человек-легенда.
Я ходила на стройке с турками, он приходил со своими коллегами проверять работу, а я смотрела со стороны и восхищалась. На что мои «коллеги-айтишники» спрашивали меня : «Кто это, что это?». Я отвечала, что это легенда.
Считаю, что мне в жизни повезло с людьми в профессиональном мире. Всегда попадались ребята, которые были открыты, помогали, обучали. Владислав Леонидович и другие мои наставники,–  как крестные отцы – помогали, поддерживали, верили в меня!

— Они и по возрасту Вам годились в отцы, а то были и старше.
— Да.

— Вы стали заместителем директора. Как долго Вы работали в компании, чем занимались? 
— В медиацентре я отработала примерно 6 лет. В качестве заместителя технического директора, а потом нас разделили на департаменты, и я стала директором департамента по технической эксплуатации. В основном, я была ответственна за АСК, за эфирную аппаратную. Проектов интересных и масштабных было много – запуск новостного телеканала, перевод вещания телеканалов в медиацентр, телемосты с участием первого президента РК, «Экспо 2017 года», запуск системы автоматизации и роботизации в новостной студии и так далее.

— В каком году Вас назначили техническим директором?
— В 2016 году.

В моем подчинении было от 300 до 500 человек. Это весь технический блок: телеоператоры, осветители, «айтишники», монтажеры, оцифровщики, инженеры АСБ, инженеры коммутации.

— И сколько было в Вашем подчинении сотрудников на тот момент? 
— От 300 до 500 человек. Это весь технический блок: телеоператоры, осветители, «айтишники», монтажеры, оцифровщики, инженеры АСБ, инженеры коммутации.

— Вы были самым юным техническим директором из всех, о которых я только слышал, а тем более девушка. Как Вы справлялись в этой ситуации?
— Разве? Я об этом как-то не задумывалась. Когда мне предложили, я сказала, что не готова. Но меня заверили: «Ты готова, иди, поддержим». Без команды, без ребят всего технического блока я бы не справилась точно – они поддерживали, чему я очень благодарна.

— Вы находились на самом верху, делали интересные большие проекты, и вдруг получилось, что имея опыт, нужно было начинать сначала. Каков был следующий шаг в Вашей жизни? 
— Когда я работала в КМЦ, иногда эксплуатация комплекса изо дня в день казалась рутиной, мне всегда хотелось реализовать какой-то новый проект, что-то новое изучить. Я всегда искала, думала куда бы пойти, что сделать. В медиацентре всегда помогало, что помимо основной работы всегда появлялись интересные проекты.
Сейчас удивляюсь, как я 6 лет там отработала? Ведь на телеканале «Казахстан» я отработала 3 года, так получилось, что на учебу уезжала, вернулась, потом последовали новые проекты.
После ухода из медиацентра я даже не задумывалась, куда пойти работать, потому что для начала решила отдохнуть. Через некоторое время мне предложили поучаствовать в интересном проекте. Он был сумасшедший в плане дедлайнов: за 3 месяца нужно было все запустить.
Проект был связан с проведением ежегодного Межрегионального форума между Россией и Казахстаном. В 2018 году темой форума был туризм в Казахстане. За 3 месяца нашей команде нужно было запустить «с нуля» 4 технологических инсталляции. Это включало подбор технических решений, подготовку контента, а также монтаж оборудования и пуско-наладку.

— Сколько Вы проработали в этой компании?
— Я до сих пор там работаю.

— Как называется компания, чем она занимается? 
— Это агентство стратегических коммуникаций Success K, которое оказывает услуги по медиасопровождению, организации работы с казахстанскими и зарубежными СМИ. Им также доверяют задачи по продвижению, проведению мероприятий, форумов и выставок. Я ответственна за техническую часть передаваемых мне проектов.
Рада, что здесь у меня развиваются навыки не только по телевизионным решениям, но и другим технологиям. Это может быть как съемка в формате 360 градусов для VR-очков, подготовка 3D-контента для дополненной реальности или голографических шоу, так и применение игровых движков и различных приложений от простого 2D в AutoCAD до 3D в 3Ds Max для запуска интерактивных и не только инсталляций. Бывают и простые задачи – выдать картинку и видео на экране со звуком. Проекты я веду самые разные – от простых до самых сложных.

У меня развиваются навыки не только по телевизионным решениям, но и другим технологиям.

— Одно дело, вернуться в Алматы и жить, наверное, дома у родителей. А, когда Вы в Астану приехали, то где жили? Квартирный вопрос – это важно. Ехать хоть и в столицу, но все равно в никуда…
— Когда я поехала туда, то снимала жилье.

— То есть совсем не сладко было, как кажется со стороны.
— А со стороны кажется сладко?

— Да, совсем юная девушка стала техническим директором огромной компании, прекрасная карьера, а с другой стороны, очень тяжелая жизнь вне работы.
— Она и сейчас не простая, и на тот момент была нелегкая. Если бы не обстоятельства и люди, которые меня поддерживали, если бы не команда ребят, с которыми я работала, всего этого не было бы.
Был момент, когда я работала в медиацентре, и в 2015 году тяжело заболела мама. Я готова была бросить работу и уехать в Алма-Ату. Тогда не было никакой ясности, что мы будем делать и как лечить маму – за ней нужен был уход. До сих пор помню, как я сидела в кабинете с Вячеславом Петровичем (коллегой и другом), сказала, что увольняюсь. Никогда не было легко.

— Как ситуация с мамой закончилась, она вылечилась?
— Да. Обдумав ситуацию, мы решили перевезти маму в Астану. Слава богу, повезло, что нам попались хорошие врачи, лечение представилось бесплатно: от лекарств до операции – все она прошла в Астане.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement