Айдын Бажикеев: На 90% мы наладили работу и все бизнес-процессы «Казмедиацентра»

Интервью с Айдыном Бажикеевым, партнером ТКТ в Казахстане.

— Когда и в какой семье Вы родились?
— Я родился в небольшом промышленном городе Балхаш Карагандинской области. Отец работал на металлургическом комбинате механиком, мама – экономистом.
Там я вырос и закончил общеобразовательную школу в 1990 году. В том же году я поступил в Алматинский энергетический институт на специальность «Радиотехника». 

— Как Вы учились в школе и почему выбрали эту специализацию? 
— В школе я учился хорошо. Начиная с 7-го класса и вплоть до окончания школы, ходил на кружок радиотехники, собирал приемники, светомузыкальную технику, увлекался различным оборудованием такого типа. Соответственно, выбор профессии был предопределен.

— Когда Вы переехали в Алматы, Вы жили в общежитии?
— До 4-го курса жил в общежитии, а дальше, чтобы нормально подготовиться к дипломной работе (поскольку общежитие не самое удобное место для студента, тем более, старших курсов), мы совместно с друзьями арендовали квартиру.

— Вас, как студента, освободили от армии?
— Да, студентам предоставлялась отсрочка.

После окончания института вернулся на родину, устроился работать на крупнейший в Казахстане металлургический комбинат, который тогда назывался «Балхашмедь».

— А по какой теме писали диплом?
— Проектирование устройств приема и обработки радиосигналов.

Advertisement

— Начало 90-х было очень сложным временем, наверняка, и для Вашей семьи. Вы подрабатывали в студенческие годы?
— Нет, не подрабатывал. Действительно, были очень тяжелые времена: продуктовые карточки, отсутствие нормальных продуктов в магазинах, тогда и возможности подработать особо не было.
Естественно, разгружали вагоны, но это было разово и не было постоянной работой. Тяжелые времена были для всего народа, конечно, и мы их тяжесть на себе ощутили.

— В 1995 году Вы окончили университет, и что последовало дальше?
После окончания института я вернулся на родину, устроился работать на крупнейший в Казахстане металлургический комбинат, который тогда назывался «Балхашмедь» (а сейчас «Казахмыс»). Начинал наладчиком электронного оборудования, затем перевелся инженером по наладке и испытаниям электронного оборудования, позже перешел в цех связи инженером 1-й категории, а впоследствии стал ведущим инженером. Вплоть до 2001 года я работал на этом предприятии, после чего переехал с семьей в Алматы. 

— Одно дело, когда студент один приезжает, другое дело с семьей. Вы переехали в никуда?
— Не совсем так: моя супруга из Алматы.

— Вам повезло. 
— Тогда все-таки перспективы роста на том предприятии, где я работал, для моей специальности были ограничены. Стал был я начальником цеха и достиг бы максимума. Поэтому мы с супругой посовещались и решили переехать в Алматы, где возможностей было намного больше.

На «Казахское радио» я устроился инженером, а закончил на позиции технического директора.

— Куда Вы пошли работать?
— Хорошо, что у меня очень много друзей, которые уже тогда работали в Алматы, с кем мы вместе учились, жили в общежитии. Они тоже оказали поддержку и внесли свою лепту. В Алматы я ехал не на пустое место: устроился работать на Казахское радио. В РТРК «Казахстан», которая объединяет в своем составе телеканалы и радиостанции, крупный медиахолдинг (который и тогда был не маленьким) – правопреемник Гостелерадио Казахской ССР. 
Так, на «Казахское радио» я устроился сначала инженером, впоследствии стал начальником аппаратно-студийного комплекса – главным инженером «Казахского радио». Закончил работать в РТРК на позиции технического директора.

— Сколько Вы там проработали?
— 2,5 года.

— Впечатляющий карьерный рост. 
— Тогда шло обновление технологического комплекса «Казахское радио» и РТРК «Казахстан». Была возможность себя показать, и руководство заметило мои старания, поэтому меня выдвигали на эти должности.

Под моим руководством запускался офис «Окно-ТВ Казахстан».

— Какой этап последовал дальше?
— В 2003 году я услышал, что в Казахстане «Окно-ТВ» собирается открыть полноценный филиал. Они искали работников, в частности, исполнительного директора. Я написал письмо в «Окно-ТВ», мне ответили, назначили собеседование, которое я успешно прошел. После чего под моим руководством запускался офис «Окно-ТВ Казахстан». Я участвовал как в подборе персонала, так и офиса, во всех организационных работах.

— Перед Вами открылось новое направление – телевидение, которым до этого момента Вы не занимались?
— В корпорации «Казахстан» вначале я работал на «Казахское радио». Когда я стал заместителем технического директора РТРК, начал заниматься и телевидением, курировал радио и техническое развитие филиалов. Стоит заметить, что у РТРК «Казахстан» 16 областных филиалов, поэтому опыт я накопил солидный. 

— Почему Вы решили уйти? Вы были заместителем технического директора и перешли в компанию, которая только запускалась…
— Мне показалось это интересным направлением развития профессиональной судьбы, тем более «Окно-ТВ» – большая компания, она тогда уже была очень известной. Мне очень хотелось поработать не со стороны заказчика, а в качестве интегратора, поставщика.

Когда я стал заместителем технического директора РТРК, начал заниматься и телевидением, курировал радио и техническое развитие филиалов.

— Как долго Вы проработали в «Окно-ТВ»?
— 6 лет – с 2003 по 2009 год. Компания хорошо развивалась на рынке Казахстана, были очень большие проекты, к которым я тоже приложил руку.

— Какие основные проекты того времени Вы могли бы выделить?
— В первую очередь, мы делали полное оснащение всех 16 областных филиалов корпорации «Казахстан». Это были эфирные аппаратные, трехкамерные новостные АСБ, монтажные аппаратные, виртуальная студия. 
Во-вторых, мы практически с нуля построили новый комплекс 31-го канала. Они как раз переехали в новое здание, там делали ремонт, перепланировку: оставили только стены и заново все перестроили внутри. Мы полностью отвечали за реализацию данного проекта, разумеется, не без участия московского офиса.

— За 6 лет Вы накопили большой практический опыт как инженер, управляющий. Как дальше развивалась карьера?
В 2009 году меня пригласили техническим директором в «Хабар». В тот момент это было очень сильное агентство, флагман телевидения Казахстана. Естественно, я не мог упустить такого шанса и перешел туда. 

— «Хабар» тогда находился в Алматы?
— Да, он как раз находился в том здании, где сейчас располагается телеканал КТК.

— Когда вы пришли на «Хабар», какие перед Вами поставили задачи?
— У всех технических директоров примерно одни задачи, различаются они лишь масштабами: обеспечение бесперебойного эфира, сигналов высокого качества. Уже было известно, что в 2010 г. Республика Казахстан будет председательствовать в ОБСЕ, намечались очень большие проекты, в том числе саммит ОБСЕ, хост-вещателем которого был определен «Хабар».

В 2009 году меня пригласили техническим директором в «Хабар». В тот момент это было очень сильное агентство, флагман телевидения Казахстана. Естественно, я не мог упустить такого шанса и перешел туда.

Также уже было известно, что в 2011 году в Астане и Алматы будет проходить крупное спортивное событие – Зимняя Азиада, в связи с чем руководство Агентства поставило задачу подготовиться ко всем этим ответственным мероприятиям, подобрать и закупить необходимую технику. Чтобы все это бесперебойно работало на обеспечение производственных и творческих задач.
Кроме того, «Хабар» фокусировался на медийном освещении практически всех важных государственных мероприятий: на видеосъемке, видеомонтаже, выдаче в эфир спецвыпусков, прямых эфиров выступлений Президента РК, трансляции больших официальных мероприятий. Агентство все это снимало, бесперебойно выдавало в эфир, поэтому уровень ответственности был очень высокий. И, конечно, благодаря такой напряженной работе и высококвалифицированным коллегам, о которых у меня до сих пор приятные воспоминания, я приобрел в «Хабаре» колоссальный профессиональный опыт.

— «Хабар» в какой-то момент должен был переехать в Нур-Султан?
— Да, я проработал почти 3 года, и в 2012 году встал вопрос о переезде «Хабара», потому что начал строиться современнейший медиацентр в Астане. Я сообщил руководству, что по семейным обстоятельствам не могу переехать в Астану. Мы договорились, что я уйду, и меня сменит человек, который будет осуществлять подготовку к переезду, сам переезд. Я ушел с «Хабара» и решил заняться своими проектами, не связанными с телевидением и медиасферой.

— Что было после этого?
— Проекты, которыми я занимался, более-менее продвигались и были разной степени успешности. Потом из Астаны поступило приглашение снова вернуться в телевизионную индустрию. Тогда уже был построен и запущен медиацентр. Проектированием технологической части и запуском в эксплуатацию занимался Владислав Леонидович Богусевич, ветеран и легенда казахстанского телевидения, и тогдашний руководитель медиацентра Канат Акылбаевич Сахариянов, с которым мы вместе работали на «Хабаре». Он был первым заместителем председателя правления «Хабара» и курировал техническую дирекцию, а позднее стал первым генеральным директором медиацентра.

Владислав Леонидович собирался уходить, так как его миссия была выполнена: он построил, запустил комплекс, и нужно было кому-то подхватить знамя.

Мне позвонили и сказали, что Владислав Леонидович собирается уходить, так как его миссия выполнена: он построил, запустил комплекс, и нужно было кому-то подхватить знамя. Они пригласили меня – я решился на переезд в Астану. Это был очень интересный период жизни.

— Вы переехали с семьей?
— Вначале я где-то полгода жил там один, снимал квартиру, а семья переехала через полгода.

— Сколько детей у Вас было в тот момент?
— Трое.

— Жене было очень тяжело.
— Да, сразу все бросить и переехать они не смогли, момент пришелся не середину учебного года. А уже в августе, к началу нового учебного года они ко мне перебрались. Работать с поддержкой и ощущением близости семьи, мне, конечно, стало легче.

— Вы жили с тремя детьми в съемной квартире?
— Да.

— Что было Вашим самым главным профессиональным достижением в «Казмедиацентре»?
— Во-первых, я горжусь коллективом, который там работал. Потому что центра такого масштаба не то, что в Казахстане, но и во многих странах мира не было. Мы шишки набивали тем, что каждый день работали на новом оборудовании, осваивали новейшие на тот момент технологии телевизионного производства.

Мы шишки набивали тем, что каждый день работали на новом оборудовании, осваивали новейшие на тот момент технологии телевизионного производства.

Трудность состояла в том, что там одновременно находились все государственные телеканалы. Представляете, в одном котле варятся телеканалы с разными интересами, с разными требованиями. Нужно было с ними все согласовывать, утрясать, находить точки соприкосновения в организации технологической цепочки производства. Ведь комплекс был единым, практически без физического разделения по телеканалам. Также возникали шероховатости в работе оборудования, в технологиях: раньше все работали на «ленте», а тут безленточное цифровое производство. Было очень непросто, приходилось часто ночевать на работе, но, с другой стороны, очень интересно.
Я горжусь своими коллегами, единомышленниками, с которыми совместно мы преодолели все сложности. Практически на 90% мы наладили работу и все бизнес-процессы «Казмедиацентра».

— Как долго Вы там проработали?
— Я пришел в начале 2013 года и ушел летом 2015 года.

— Что было после того, как Вы добились этих высот? 
— Я не хотел уходить в тот момент, однако в конце 2014 года Канат Акылбаевич Сахарианов занял пост генерального директора КТК. А потом началась череда непонятных назначений: к руководству медиацентра несколько раз приходили абсолютно посторонние люди, которые к телевидению никогда не имели никакого отношения и, соответственно, не понимали специфику и принципов организации работы. Вот почему я решил уйти – работать совместно было невозможно.

— Вы опять всей семьей переехали?
— Да, обратно в Алматы.

Потом поступил звонок из министерства с предложением присоединиться к команде АО «Казтелерадио», национального оператора наземного и спутникового телевидения (в Казахстане это аналог российской РТРС).

— Куда Вы решили устроиться?
— Те проекты, которые я начинал ранее, продолжали работать, но не все получалось. Так прошло полгода. Потом поступил звонок из министерства с предложением присоединиться к команде АО «Казтелерадио», национального оператора наземного и спутникового телевидения (в Казахстане это аналог российской РТРС).
В тот момент там происходила смена руководства, и меня пригласили на должность главного технического директора в начале 2016 года. «Казтелерадио» было самой большой организацией, где я работал: с разветвленной сетью по всему Казахстану, со множеством технических средств, вышек, огромным объемом приемного и передающего оборудования, штатом в несколько тысяч человек.
Я пришел в «Казтелерадио» в феврале 2016 года, в июле того же года меня назначили первым заместителем председателя правления. Работа была крайне интересной, тем более она на 100% соответствовала моей специальности по диплому, выполнялись очень большие проекты. В частности, по развитию наземного цифрового эфирного телевидения.
До сих пор этот проект реализуется и продвигается поэтапно, идет монтаж, установка радиотелевизионных станций DVB-Т2 во всех населенных пунктах Казахстана. Охват населения республики цифровым эфирным телевещанием уже составил 90,96%, а к 2022 году предполагается увеличить этот показатель до 95%.

— Вы находились в тот момент в Астане или в Алматы?
— Главный офис АО «Казтелерадио» находится в Алматы. Я набрал там очень большой менеджерский опыт, неоценимый опыт общения с правительственными организациями, министерствами, государственными органами.

— Как долго Вы были частью этой компании?
— К сожалению, я проработал там всего год, потому что создали новое министерство, которому стало подчиняться «Казтелерадио». В связи с тем, что произошла реорганизация министерства, сменился совет директоров, который не продлил полномочия членам правления, автоматически трудовой договор прекратил действовать.

— В 2017 году Вы опять оказались на вольных хлебах?
— Да, опять вернулся к своему проекту, который начинал в 2012 году. Периодически по просьбам знакомых, которые работают на телевидении, я провожу консультации, технические аудиты их телекомпаний. Но это больше можно расценивать как хобби. 

— С 2017 года непосредственно на телеканалах Вы уже не работали?
— Да.

— Как сложилась Ваша семейная жизнь?
— С женой я познакомился сразу после окончания университета. У одного из друзей, с которым мы в студенческие годы снимали квартиру, была девушка, а моя будущая супруга была ее приятельницей.

На протяжении 2 лет я ездил в Алматы на выходные практически 2 раза в месяц на свидания с будущей супругой.

— Девушка из столицы уехала в провинцию с мужем?
— Не сразу – через 2 года после знакомства. На протяжении 2 лет я ездил в Алматы на выходные практически 2 раза в месяц на свидания с будущей супругой. Два года я ее уговаривал переехать в провинцию, и, в конце концов, она сдалась.

— А кто она по образованию?
— Педагог, учитель биологии и химии.

— Сейчас она работает?
— Работает, причем довольно давно, начиная с окончания университета, конечно, с перерывами на декретные отпуска. Учитель высшей категории.

— Чем занимаются Ваши дети?
— У меня две дочери и сын. Старшая дочь окончила университет в 2020 г., осенью того же года вышла замуж.

— Какую специальность получила старшая дочь?
— Она отучилась в международном IT-университете в Алматы по специальности «Вычислительная техника и программное обеспечение». Сын получил грант и сейчас учится на втором курсе, в том же самом университете, по специальности «Информационная безопасность». Младшая дочь – восьмиклассница.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement