Владислав Богусевич: Я пришел на радио еще мальчишкой

Интервью с Владиславом Богусевичем, консультантом BI Group (Казахстан).

— Когда, в какой семье Вы родились, кто Ваши родители?
— Я родился, как раньше было принято говорить, в семье служащих. Родители были научными сотрудниками: мать преподавала физику и заведовала кафедрой, а отец специализировался в области химии.

— Где Вы родились?
— В Алма-Ате.

— Какие предметы были любимыми в школе, и как Вы учились?
— Это была обычная советская школа №28 Алма-Аты, в то время специализированных, профильных школ еще не было. Поскольку родители хорошо разбирались в физике и математике, с ними  дела у меня обстояли неплохо.
Отчасти по этой причине, не окончив все 10 классов, после 8-ого класса я по собственному желанию и без сопротивления родителей поступил в техникум связи, и началась моя производственная специализация.

После 8-ого класса я поступил в техникум связи, и началась моя производственная специализация.

— Почему Вы пошли в техникум связи, а не в вуз после окончания средней школы?
— Была какая-то очередная реформа школьного образования, и еще мне очень захотелось более самостоятельной жизни. Так я решил поступить в техникум связи на отделение «Радиосвязь и радиовещание». С тех пор вся моя жизнь неразрывно связана с этой профессией.
По окончании техникума я поступил в Ташкентский электротехнический институт связи на ту же специальность – «Радиосвязь и радиовещание». Во время учебы в институте я уже работал в радиотелецентре, начинал как техник радиовещательной аппаратной.

— Где было Ваше первое место работы: в Алма-Ате или в Ташкенте?
— Техникум связи был в Алма-Ате, а институт – в Ташкенте. Республиканский радиотелецентр находился в Алма Ате.

— Куда Вы пошли работать после института?
— Я учился заочно в институте и работал на казахском радио.

Advertisement

Во время учебы в институте я уже работал в радиотелецентре, начинал как техник радиовещательной аппаратной.

— Как развивалась Ваша карьера в радиодоме, чем Вы занимались?
— Карьера развивалась достаточно динамично. Я пришел на радио еще мальчишкой и достаточно быстро стал начальником цеха радиовещания. Это было серьезное структурное подразделение в радиодоме, которое занималось именно организацией вещания. В его состав входили технические аппаратные, вещательные студии.
В какой-то момент я перепрыгнул с радиовещания на телевидение, сейчас уже не помню, какая была мотивация. На телевидении начинал с позиции инженера аппаратно-студийного комплекса. На Шауляйском телевизионном заводе я проработал почти 1,5 года, а поехал туда, потому что очень хотелось быть причастным к проведению Олимпиады-80.
В Шауляе я работал регулировщиком аппаратуры 6-го разряда, мы готовили оборудование «Перспектива» для оснащения аппаратно-студийного радиокомплекса в Москве на ул. Академика Королева. Там мы ставили это оборудование, испытывали его, настраивали, потом отравляли в Москву и уже на месте монтировали.
Это стало профессиональным толчком, потому что после этого я стал начальником производственной лаборатории радиотелецентра, главным инженером радиотелецентра, потом директором радиотелецентра, а уже впоследствии заместителем Председателя Гостелерадио Казахской ССР по технике. В советское время моя карьера шла вверх довольно стремительно!

В советское время моя карьера шла вверх довольно стремительно.

— В каком возрасте Вы стали заместителем Председателя Гостелерадио Казахстана?
— Мне было около 30 лет.

— Фантастика! Как Александр Македонский.
— Да, где-то так.

— В московской Олимпиаде Вам удалось поучаствовать?
— Да, конечно. Мы готовили оборудование, и потом я достаточно долгое время находился в Москве на испытаниях. Далее курировал работу передвижных телевизионных станций, которые раздавали по регионам для дальнейшего участия в московской Олимпиаде.
В основном, в зону моей ответственности входило Поволжье – Саранск, Казань и т.д. Я ездил по городам региона, готовил там людей и настраивал станции. Потом эти станции функционировали в разных точках в 80-м году в Москве. Значительную часть времени я работал на Советской площади, где завершалась эстафета олимпийского огня. Позже я перебазировался на конноспортивный комплекс в Битце…

— Когда Вас назначили на должность в Гостелерадио, Вы были очень молоды, а Ваши подчиненные были намного старше…

— Это было в определенной степени смутное время. Вдруг возникла модная тенденция – проводить выборы руководителей. Выбирали директоров заводов, фабрик, и нас это не обошло стороной. Были назначены выборы директора республиканского радиотелецентра, и я имел наглость принять в них участие и выиграл. Так я стал выборным директором РТЦ.

Были назначены выборы директора республиканского радиотелецентра, и я имел наглость принять в них участие и выиграл. Так я стал выборным директором РТЦ.

— Уникальная ситуация, я о таком не слышал вообще, потому что всегда жесткая вертикаль – и вдруг… Когда Вы стали заместителем в Гостелерадио, что входило в Ваши обязанности?
— До этого я занимался исключительно делами республиканского радиотелецентра, это был крупнейший радиотелецентр в Алма-Ате. Там работало порядка 700 человек – и коллектив был большой, и хозяйство было не маленькое.
В то время практически все областные центры в Казахстане располагали своими телевизионными и радиовещательными структурами. Были областные комитеты по радиовещанию и телевидению, и точно так же действовали радиотелецентры в крупных городах.
Должность зампреда уже предполагала кураторство над развитием отрасли во всем Казахстане, по всем телецентрам. Все это происходило в тесном взаимодействии с техническим управлением Гостелерадио. И носило плановый характер: мы не могли свободно выбирать: технику какого типа или производителя закупать. На тот период это было оборудование «Перспектива», которое в 80-м году поставлялось на многие РТЦ.

Директором РТЦ я был около двух лет. После чего случился распад Союза со всеми вытекающими последствиями.

— Сколько лет Вы проработали на этой должности?
— Директором РТЦ я был около двух лет. После чего случился распад Союза со всеми вытекающими последствиями.

— Где Вы оказались дальше?
— Произошло структурное преобразование и изменилось название, статус Гостелерадио Казахской ССР. Было создано Министерство информации и введены новые должности и структура – упразднили и председателя комитета, и заместителя председателя. Появились должности заместителя министра. В новой ситуации мне места не нашлось, либо я просто не хотел выжидать.
В то время в Алма-Ате была создана очень крупная коммерческая организация со сложным названием КРАМДС (Казахская республиканская ассоциация межотраслевого делового сотрудничества). В ассоциации собралось множество интересных людей, начиная от второго секретаря Компартии Казахстана и заканчивая вице-министрами, которые также не нашли своего места в новых структурах.
Я предложил свои услуги и был принят вице-президентом по вопросам развития телерадиовещания, издательского отдела, рекламы. И уже там мне приходилось опять-таки заниматься телевидением, но уже связанным с работой негосударственных телевизионных средств, КТК в частности.
Изначально я достаточно активно занимался развитием КТК – первого негосударственного канала в Казахстане. Я входил в руководство канала, одно время был председателем наблюдательного совета. Работа в КРАМДСе была достаточно интересной, но продолжалась всего несколько лет – к сожалению, ассоциация распалась. После чего я оказался в КТК уже на позиции технического директора.

Работа в КРАМДСе была достаточно интересной, но продолжалась всего несколько лет – к сожалению, ассоциация распалась. После чего я оказался в КТК уже на позиции технического директора.

— Как долго Вы работали в КТК?
— Два с половиной года.

— Это совпало с периодом становления компании?
— Мой приход совпал с серьезными инвестициями акционеров и определенным переломом – впервые поступило современное оборудование, произошло внедрение формата DVCPRO. Это были зачатки современных цифровых технологических решений.

— Что было после КТК?
— После КТК меня пригласили на должность технического директора в агентство «Хабар» – крупнейшую государственную компанию, которой я посвятил три года своей жизни. Потом по различным причинам я оставил работу в «Хабаре» и возглавил филиал компании «Окно ТВ» в Казахстане. Где отвечал за проектирование объектов телерадиовещания, системную интеграцию, сопровождение продаж телевизионного и радиовещательного оборудования.

После КТК меня пригласили на должность технического директора в агентство «Хабар» – крупнейшую государственную компанию, которой я посвятил три года своей жизни.

— Сколько лет Вы проработали в «Окно-ТВ»?
— В «Окно-ТВ» я проработал примерно четыре года, с 2004 по 2009 год. Это было интересное время, проектов было достаточно много.

— Как дальше складывалась Ваша карьера?
— Затем я занимался вопросами организации телевизионного производства в качестве независимого консультанта. В феврале 2011 года был привлечен к написанию технического  задания по архитектурному проектированию нового медиацентра в Астане.
На базе этого ТЗ турецкая компания Sembol разработала архитектурный проект. Одновременно мне предложили подготовить техническое задание на технологическое оснащение этого медиацентра. На основе моего ТЗ московская компания ISPA разработала технико-экономическое обоснование, которое легло в основу технологического оснащения медиацентра.
Впоследствии я сопровождал развитие этого проекта. Работа в Астане продолжалась в течение двух лет – со стадии котлована до полного технического оснащения комплекса, формирования коллектива и запуска медиацентра в эксплуатацию.
В итоге было запущенно вещание с комплекса трех республиканских телевизионных каналов и программ Казахского радио. Это был существенный отрезок моей жизни и профессиональной деятельности. Комплекс с официальным названием «КазМедиа Орталагы» успешно функционирует уже несколько лет, и я с большой гордостью хочу отметить, что принятые принципы, проектные и технологические решения себя оправдали.

Работа в Астане продолжалась в течение двух лет – со стадии котлована до полного технического оснащения комплекса, формирования коллектива и запуска медиацентра в эксплуатацию.

— Я думаю, мы сделаем отдельную статью об этом.
— Да, потому что медиацентр Астаны – очень интересный, просто фантастический проект. Несмотря на то, что прошло уже много времени, я все равно отслеживаю, что там происходит.

— Что было после медиацентра?
— Я вернулся в Алма-Ату и был приглашен в качестве технического  консультанта в компанию «Казтелерадио», которая является национальным оператором спутникового и цифрового эфирного телевидения. Там я проработал два года.
В «Казтелерадио» происходил и до сих пор идет сложный процесс по организации сети цифрового вещания Республики Казахстан. Из-за ряда преобразований и смены руководства свою работу в компании я прекратил.

— Как сложилась Ваша семейная жизнь?
— Я бы не сказал, что моя профессиональная деятельность как-то влияла семейную жизнь. За это время выросли две дочери, появились внуки.
Одна из дочерей успешно сотрудничала с международными организациями, долгое время работала в Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека в Варшаве. Живет сейчас в Германии, является экспертом по выборным процессам в международных организациях.Вторая дочь – стоматолог, внуки у меня тоже большие молодцы!

— Какая профессия у Вашей жены?
— С будущей супругой я познакомился на работе: она была инженером в агентстве «Хабар».

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement