Саид Шахапов: 2020 год для нас оказался плодотворным

Интервью с Саидом Шахаповым, техническим директором «Техсервис OKNO-TV.KZ».

— Когда и в какой семье Вы родились, кто были Ваши родители?
— Я родился в 1984 году. Мать работала продавщицей в гастрономе, отец всю жизнь был сварщиком.

— То есть Ваша семья никак не была связана с высокими технологиями?
— Нет, вообще никак. Я родился в маленьком, но стратегически важном городе Кентау, где прожил вплоть до поступления в университет.
В советское время Кентау был городом московского снабжения. Там было основано несколько крупных горнорудных предприятий, экскаваторный завод, трансформаторный завод, а Миргалимсайское и Ачисайское месторождения считались важнейшими залежами свинца в СССР.

— Вы хорошо учились в школе?
— Неплохо. Не сказать, что был отличником, но ударником был.

— Когда у Вас проявились склонности к технике?
— К 11-му классу, наверное, когда стали появляться компьютеры и мы начали изучать BASIC, первые примитивные языки программирования.

— В какой университет Вы поступили?
— В Российско-Казахстанский современный гуманитарный университет на направление «Информационные технологии».

— Разве Вы не должны были служить в армии?
— Нет, после школы в армию я не пошел, у нас была отсрочка на время учебы. Потом в 27 лет просто получил военный билет.

Advertisement

— Чем запомнились студенческие годы?
— В университете всегда кипела активная жизнь – с красным дипломом я его не закончил, но оценки у меня были хорошие. Помню, что ездил на соревнования по информатике между университетами, на дебаты с юристами, где тоже завоевал первое место.

— Вы один ребенок в семье?
— Нет, у меня есть братишка и сестренка – в семье нас трое.

— Во время учебы приходилось подрабатывать?
— Да. Отец умер, когда мне было 13 лет. Потом у нас с братишкой начались тяжелые будни: металл собирали, я рисовал надгробные плиты – в общем, зарабатывали, как могли. Слава Богу, братишка с сестренкой поступили в университет по гранту, отучились. Сейчас они в городе заслуженные преподаватели, оба математики, удостоенные множества дипломов и наград. Мать нас научила, что нужно учиться, чтобы жить достойно. В то время я хорошие деньги получал, за учебу платил и домой приносил.

Отец умер, когда мне было 13 лет. Потом у нас с братишкой начались тяжелые будни: металл собирали, я рисовал надгробные плиты – в общем, зарабатывали, как могли.

— У семьи был жутко тяжелый период?
— Да, нелегкое время. Повезло, что и родственники помогали, и сами как-то старались. После учебы началась рабочая жизнь, связанная с умственным трудом.

— Кем Вы пошли работать после университета?
— После университета пошел в техшколу, где месяцев шесть проработал информатиком-лаборантом. Вспоминаю такой случай: когда я ездил в Павлодар на соревнования, заехал в Астану, увидел этот город и решил, что после учебы обязательно сюда вернусь работать. Тогда столица только строилась. В родном городе зарплата была слишком маленькая – порядка 6000 тенге, или 1000 рублей в месяц. Я просто собрал чемоданы и уехал в Астану. Месяца три проработал на стройке, жил в гаражах, пока не нашел работу и квартиру. С этого началась нормальная жизнь.

— Какой была первая нормальная работа?
— Два года я проработал на большом итальянском заводе, который производил мебель, окна, двери. Будучи администратором, я параллельно настраивал программное обеспечение на станках с ЧПУ, следил за офисной техникой. После чего ушел в телеком-отрасль, где наблюдался настоящий бум: в новой столице проводных сетей не было, магистралей было мало, а новые дома строились каждый год.
Сначала мы внедряли системы WiMAX и CDMA: к 5-6 базовым станциям подключали WiMAX-антенны, и уже в домах абонентов устанавливали антенны, через которые по проводам выводили телефонную линию и Интернет. Потом стали запускать IPTV и по телефонным линиям распространять цифровое телевидение.
Уже в 2012 году я устроился простым инженером в Казмедиацентр, а летом 2012 года мы запустили телеканал «Хабар-24», который тогда назывался «24 KZ».
Комплекс был большой 12 этажей, 14 аппаратно-студийных блоков, дубляжные, большие студии звукозаписей, большое количество продакшн и новостных монтажных комнат, 2 этажа новостных отделов на 250 человек в каждом. Дедлайны – жесткие, а специалистов в то время не хватало. Настраивали очень много решений для автоматизации вещания, все видеосистемы – и в начале 2013 года телеканал «Казахстан» запустился, потом ТК «Евразия», ТК«Хабар», ТК «Балапан» и другие, заработали 8 продакшн-студий для съемок передач и сериалов.
С того момента стартовала моя телевизионная карьера.

— Как она развивалась дальше?
— Я начал инженером, потом стал системным администратором систем хранения и видеосерверов, далее уже более 2-х лет проработал ведущим специалистом и уже в качестве технического директора устроился в «Окно-ТВ». Решение было принято в 2016 году.

— Это было при Владиславе Богусевиче?
— Нет, в 2016 году «Окно-ТВ» официально открыло казахстанский офис как дочернюю компанию со своими долями.

— Сколько лет существует компания-официальный представитель «Окно-ТВ» в Казахстане?
— В этом году компании «Техсервис OKNO-TV.KZ» исполнится 5 лет. Первые годы мы занимались в основном сервисом, два года обслуживали системы Казмедиацентра: платформы автоматизации, графику, видеосистемы. Сейчас компания сотрудничает с большинством мировых производителей и охватывает максимально широкую сферу деятельности: от звука до кино, от телевидения до света, от проектирования и предоставления оборудования до технической поддержки. Наши специалисты глубоко анализируют потребности телерадиокомпаний и предлагают технологии, которые себя отлично зарекомендовали на международном уровне.
В 2017 году мы приняли участие в запуске EXPO, где тоже была напряженная ситуация. В Экспоцентре запустили собственный медиацентр, из которого нужно было обеспечить работу порядка 1000 журналистов со всего мира. Мы участвовали в запуске медиацентра ЭКСПО-2017: большого ньюсрума и создали две аппаратные для вещания. Использовали оборудование телеканалов и «Казмедиа», но часть техники расположили в медиацентре EXPO, другую часть – здесь; настроили трансляционную сеть, чтобы можно было вещание проводить и отсюда, и непосредственно с точки в «Казмедиацентре». В общем, для нас проект был значимым: мы отвечали не только за консультирование и техническую поддержку систем, но и активно участвовали в настройке, составлении схем вещания.
В настоящее время мы развиваем разные направления работы: занимаемся модернизацией комплексов (в основном «Казмедиацентра»), поставляем, меняем, дополняем, настраиваем оборудование. В портфолио «Техсервис OKNO-TV.KZ» есть проекты в региональных телекомпаниях. В Алматы мы перевели на HD филиальную студию одного из телеканалов: аппаратные, системы коммутации, распределения, аудио- и видеосистемы.

2020 год для нас оказался плодотворным

— Какого именно телеканала?
— Это был телеканал «Казахстан». 2020 год для нас оказался плодотворным: в Казмедиацентре мы заменили студийные камеры в студиях, в одной из которых установили боксовые камеры на роботизированную систему вместо операторов. Все камеры Sony поменяли на Grass Valley, включая объективы Fujinon. Провели модернизацию видеомикшерного оборудования на всех студиях медиа центра от компании Ross video

— Почему поменяли на Grass Valley?
— Это был выбор заказчика, сделанный исходя из технологических параметров, качественных характеристик. У нас в основном проходят тендеры: каждый предлагает свое решение, а заказчик уже выбирает.

— Тендеры, как в России?
— Да, такая же система госзакупок, как и у вас.

— Когда цена очень важна?
— Да, в первую очередь смотрят на цену, потом на соответствие спецификациям товаров – характеристики не должны быть хуже. Могут различаться модели, но главное, чтобы все соответствовало техническим параметрам.

Стояла задача оснастить и запустить комплекс за пять месяцев. Сроки были минимальные, но мы справились

— Недавно компания завершила проект в Туркестане…
— В 2018 году Туркестан, – один из древнейших исторических городов Центральной Азии, – получил статус областного центра. Его называют «Второй Меккой», потому что здесь сохранились мавзолеи времен Тамерлана и расположено множество святынь, поклониться которым едут паломники со всего мира. В Туркестан вливаются колоссальные инвестиции, в нем строятся новые отели, стадионы, театры, жилые комплексы и бизнес-центры. Наряду с этим, в городе запустили строительство регионального медиацентра. И мы прошли по отбору на его оснащение.
Строительством занималась строительная компания, а в наши руки полностью отдали реализацию технического проекта, начиная с СКС до инсталляции оборудования. Стояла задача оснастить и запустить комплекс за пять месяцев. Сроки были минимальные, но мы справились.

в наши руки полностью отдали реализацию технического проекта, начиная с СКС до инсталляции оборудования.

— Работы пришлись на время карантина и пандемии?
— Да.

— И как Вы смогли завершить проект в сложившихся условиях?
— Было тяжело, конечно. Затягивались проект, юридическая часть, был введен карантин, все боялись… В мае мы законтрактовались, но из-за локдауна начались проблемы с поставками оборудования, дистанционным общением с инженерами иностранных компаний. Но, тем не менее, нам все удалось, все поставили в срок. Параллельно начали монтажные работы, потом последовали прокладка кабелей, установка технологической мебели. По мере поступления мы устанавливали оборудование и запустили все за пару дней до сдачи проекта.

— А оборудование каких производителей?
— Вся видеочасть построена на решениях Ross Video: инсталлировали матрицы, фреймы, видео микшеры. Вариантов было много, но остановились именно на оборудовании Ross Video. В рамках проекта были выбраны системы Sennheiser, и аудиомикшеры Yamaha, по автоматизации вещания – SI Media. Сьемочное оборудование студий состоит из студийных камер компании Grass Valley. Студийное освещение полностью построили на LED технологии компании LitePanels, что существенно сократило будущие расходы на обслуживание и эергозатраты. Есть один спутниковый телепорт на прием сигнала, есть конференц-залы, запустили пресс-центр. В нем все аудио оборудование построено на китайском бренде ITC: пресс-центр на 20 микрофонов, подслушки, три пульта-переводчика. Установлена коммутация Wallbox, чтобы из каждого региона можно было организовать вещание и тракт-коммутацию. Мобильные сьемочные комплекты ТЖК на базе Sony и Datavideo
Комплекс состоит из четырех этажей. На первом расположены виртуальная студия, пресс и конференц залы, фуд зоны. На втором — эфирные и центральные аппаратные, монтажные комнаты, зал для журналистов и новостной редакции.
Четвертый этаж состоит из новостной и продакшн студии включая аппаратные комнаты. Теперь это будет детище большого Казмедиацентра, которое будет работать на регион. Туда будут заселять и телеканалы, которые готовы работать, и частные компании, и газеты, привлекать талантливую молодежь из регионов. В общем, планы у них грандиозные. Они встречались с азиатскими телеканалами, хотят работать с Турцией. Запуск запланирован на 22 марта, который приурочат к празднику Наурыз день весеннего обновления в Казахстане и во многих других странах. Это начало нового года для нас жителей Азии, приход весны, день, когда всё живое на земле рождается заново. Также возможно приурочат к проведению саммита тюркоязычных стран.

— Приезжали ли специалисты для наладки?
— К сожалению, никому из специалистов не удалось приехать. В плане автоматизации вещания, программных систем в основном были удаленные подключения: работали и с Италией, и с Канадой. По графическим системам – тоже дистанционно с Ross Video. В части видео- и аудиокоммутации уже наши специалисты все настраивали своими силами. Вернее, мы удаленно (без физического присутствия) привлекали специалистов, но из казахстанского региона.

В плане автоматизации вещания, программных систем в основном были удаленные подключения: работали и с Италией, и с Канадой.

— Получается, что благодаря этой критической ситуации уровень подготовки казахстанских инженеров вырос?
— Да. Честно скажу, есть чем гордиться: это был проект, который мы смогли запустить своими силами – изначально спроектировать, запустить, закончить и сдать. Мы всегда согласовываем свои действия с российским «Окном», они дают экспертное заключение, изучают проекты. При этом российский офис предоставляет нам абсолютную свободу выбора в продвижении товаров, минимально вмешивается в наш маркетинг, менеджмент и проектную работу. Однако они всегда охотно помогают нам, если нужны какие-то контакты, связи, переговоры и просят, чтобы мы самостоятельно двигались, работали.

При этом российский офис предоставляет нам абсолютную свободу выбора в продвижении товаров, минимально вмешивается в наш маркетинг, менеджмент и проектную работу

— Какой сейчас штат сотрудников?
— На момент открытия нас было пятеро: директор, технический директор, бухгалтер и пара специалистов по сервис-поддержке. На сегодняшний день штат насчитывает примерно 20 человек. Кроме инженеров, офис-менеджеров, юристов и бухгалтеров, нам удалось привлечь специалистов по видеочасти, автоматизации, программным и аудиосистемам, есть один специалист по свету и электричеству, который проектирует. Есть также специалисты по сетям и компьютерным системам.

— Менялся ли у Вас генеральный директор?
— С момента открытия у нас был единственный руководитель – Жылкайдаров Ерлик Ауелханович. Мы с ним начинали работу и, слава Богу, до сих пор вместе работаем.

— Вы имеете долю в компании?
— Нет, я работаю как штатный сотрудник, как и наш руководитель.

— По поводу оснащения медиацентра мы хотели бы побеседовать с его техническим директором.
— Да, конечно, без проблем. Его зовут Альжанов Аскар, во время первого этапа строительства он устроился туда техническим директором, до чего тоже работал на телевидении. Одно время мы вместе работали в «Казмедиа».

— Тяжело, наверное, из Нур-Сулатана ехать в регион…
— Это лучше у него спросить. Просто он оттуда родом. Туркестан – и мой край, я тоже родился рядом, в Кентау. Мне и самому приятно, когда в регионе такие комплексы строят: растет экономика, благосостояние жителей, появляются новые возможности продвижения у молодежи. Тем более, когда в Туркестане сосредоточено столько талантов. Думаю, для них это полезно.

— Как сложилась Ваша жизнь вне работы? Появилась ли у Вас квартира, или Вы до сих пор жилье снимаете?
— Квартира у меня появилась, как раз когда я перешел в «Окно-ТВ». Есть жена, мы с ней уже 11 лет вместе.

— Где Вы с женой познакомились?
— Жена у меня из того же города, что и я – из Кентау. Познакомились случайно в магазине, стали встречаться и года через четыре поженились. Сейчас воспитываем двоих сыновей.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement