Михаил Гершкович: В спорте невозможно совершать ошибки. Ты всегда на виду

Михаил Гершкович: В спорте невозможно совершать ошибки. Ты всегда на виду

Интервью с руководителем спортивных проектов Rambler Group (Okko Спорт) Михаилом Гершковичем. Опубликовано в TKT 07 (723) 2020.

— Когда и в какой семье Вы родились?
— Я родился 6 августа 1979 года в Москве, в семье известного футболиста, тренера сборной России по футболу, человека, который сегодня возглавляет Объединение Отечественных тренеров по футболу, – Михаила Даниловича Гершковича. В конце 70-х папа завершил спортивную карьеру и заступил на тренерское обучение.
Все мое детство было связано с футболом. Моя мама, Марина Алексеевна Гершкович, всю жизнь вместе с папой: они до сих пор счастливы в браке.

— А мама не работала, как у большинства спортсменов?
— В середине 80-х она работала на разных должностях в «Главмосдоруправление».

— Вы единственный ребенок в семье?
— У меня есть старшая сестра, которая родилась в 1970-м году. Я второй ребенок.

Не секрет, что спортсмены зачастую ограничены во времени, постоянно тренируются. Учеба становится для них второстепенной задачей, и на получение высшего образования, как правило, просто нет сил. Могу сказать это по своему жизненному опыту – среди моих друзей были спортсмены, в том числе и профессионалы, которые играли в национальных сборных. В связи с этим хочу спросить, какое отношение к образованию было со стороны родителей в Вашей семье?
— Михаил Данилович после завершения футбольной карьеры стал тренировать, обучался в специальной тренерской школе, получил лицензию. Он и меня всегда настраивал на то, что образование, безусловно, важно и нужно, но лозунг, который я слышал с детства: «Образование образованием, но соображение тоже необходимо, и лучше, если у тебя есть все вместе».

— Хорошо сказано.
— В школу №1 я пошел в Москве, в районе метро «Университет». Мы жили там же, на улице Строителей. В первый класс я пошел в 86-м году, в советские времена. О которых у меня остались самые теплые воспоминания. Первые три класса начальной школы, как у всех, все было хорошо. Потом начались 90-е годы, и мне пришлось сменить образовательное учреждение.
Я перешел в школу №7, которая находилась на улице Марии Ульяновой. Мне нравились математика, история, география, физкультура. Знания по русскому до сих пор оставляют желать лучшего, грамотность меня подводит всегда. Мне как-то сказали, что я быстро думаю, руки просто не успевают за мыслями. Поэтому я сдавал написанные синей ручкой изложения, диктанты, а мне выдавали всегда красные — было обидно: плохая отметка за грамотность и хорошая за содержание. Средний балл был 3-4.
Ближе к окончанию школы я взялся за ум: в 10-11-ом классах начал исправляться, получать более высокие оценки, занимался дополнительно русским. Закончил я школу с четверками и пятерками. Большинство, конечно, в аттестате было четверок, но пятерки по моим самым любимым предметам — физкультура, история, география.

Advertisement

— Получается, у Вас гуманитарный склад ума.
— Я закончил школу в 96-м году. Тогда же летом уехал в Америку, где получал дальнейшее образование.

— А где Вы учились?
— Я поступил на 3-месячный курс на факультет английского языка в Университет штата Нью-Йорк. За это я благодарен родителям и судьбе, моя семья сделала все для того, чтобы дать мне те навыки, то образование, которое у меня есть.

— Где именно Вы получили высшее образование?
— В Long Island University (LIU). Только потом я узнал, что ВУЗ был седьмым в рейтинге Playboy по самым лучшим вечеринкам. Но это уже отдельная история. После трехмесячного обучения мне представилась возможность сдать вступительные экзамены в институт. За них я, кстати, я получил отличные баллы. На семейном совете было принято решение, что я останусь в США и продолжу учебу.

— Вы имеете в виду SAT экзамен?
— Нет, TOEFL.

— А, TOEFL, на знание языка, понятно.
— Вступительный экзамен в институт, TOEFL я прошел, и меня сразу приняли. SAT я сдавал при поступлении на МВА, но это было позже. Я выбрал Business Administration, специализацию «Маркетинг». Впоследствии я еще освоил направление «Менеджмент информационных систем».

— А в каком университете Вы продолжили обучение?
— В том же. Очень интересное было время, потому что мало у кого тогда были возможности. Я был одним из немногих представителей поколения, кто начал погружаться в американскую культуру и быт, встретил там друзей.
Один из моих ближайших соседей по комнате в общежитии был из Украины. Мы до сих пор дружим, поддерживаем отношения, а после окончания института вместе работали.
Обучение в США расширило мой кругозор. Появилось много друзей из разных стран: японцы, турки, бразильцы, американцы. Я практически сразу погрузился в мультикультурную среду, в которой научился оценивать ситуацию с разных точек зрения. В дальнейшем это сильно помогло мне в жизни в процессе принятия ключевых решений.
Профессия «менеджер информационных систем» была захватывающей. Я начал познавать азы компьютерных технологий, передачи данных, потокового видео. Все это только зарождалось в то время: Apple еще не производил телефоны, Amazon была просто страницей в интернете, которая продавала исключительно книги. Я закончил институт в 2000 году и сразу поступил на курсы MBA в нем же. Параллельно работал, чтобы оплачивать учебу.

— Кем работали?
— Я работал в своем ВУЗе. У меня не было разрешения на работу в Америке, поэтому такая возможность давалась иностранным студентам только в рамках института. Мой первый подобный опыт – расстановщик книг в студенческой библиотеке. Потом я был охранником, то есть дежурным в общежитии по определенным дням. Это было очень весело. Вокруг меня всегда находились знакомые, мы превращали дежурства в интересные события: играли в шахматы, в преферанс. Кстати, многих своих друзей-афроамериканцев я научил играть в эту игру.
Потом я поступил на курс, который назывался Accelerated International MBA. За три семестра мы экстерном проходили то, на что обычно закладывалось полтора года. Первый семестр проходил в моем ВУЗе. Второй я провел в Лондоне, там я встретил первую жену. Закончил курс я в Швейцарии, в колледже Франклина. Мне тогда был 21 год. Я понимал, что учеба и знания – важные элементы жизни, несмотря на мою страстную увлеченность спортом. Американцы называют футбол «соккером». Мы в Америке собрали команду из международных студентов и играли против мексиканцев практически каждый уикенд. Потрясающе было!
После MBA я сдал экзамен на PHD и поступил на курс «Финансы и банки» в Университет им. Луиджи Боккони в Милане. За учебу платил институт, я получал стипендию, которой хватало, чтобы снимать квартиру в Милане (в районе Корвет) и на личные расходы.

— Сколько Вы в Милане прожили?
— Год.

— Язык выучили?
— Итальянский – нет. Все дисциплины были на английском.

— А на разговорном уровне итальянский выучить не получилось?
— Нет, знаний хватает только, чтобы, например, заказать что-то в баре. В Милане была очень интересная атмосфера. На тот момент в клубе «Милан» играл Андрей Шевченко и работал Резо Чохонелидзе, он был знаком с моим папой с давних времен.
У меня были его контакты, мы стали общаться, и Резо помог мне погрузиться в футбол не только с точки зрения игры, а как профессионалу, с точки зрения экономики спорта.
В Италии он помогал мне и в учебе. Помню экзамен для допуска к написанию диссертации. Профессор, который был руководителем моего направления, был огромным фанатом «Милана». Я привез ему оригинальную майку с автографом Шевченко. Не скажу, что мне это помогло, но поспособствовало его лояльности и расположению. Я сдал экзамен успешно и получил допуск к написанию диссертации, которую до сих пор пишу. Говоря о моем официальном статусе: я являюсь кандидатом PHD, сейчас нужно закончить диссертацию. Но пока я не сделал этого, так как увлекся работой.

— В России это называется «Окончил аспирантуру, но не получил степень».
— С таким багажом знаний: маркетинг, менеджмент информационных технологий, международная торговля, финансы и банки – я выхожу в жизнь. Будучи патриотом, я возвращаюсь с осознанием многих вещей, огромным желанием помочь России своими знаниями. Однако, когда я пришел на первое собеседование, я не смог ничего сформулировать. Основная проблема оказалась в том, что все, что я выучил, было в английской терминологии, а аналогов на русском я не знал. Мне пришлось переучиваться, сопоставляя американские знания с российской действительностью.
Моя первая работа в России появилась, благодаря дружбе с тем самым соседом по общежитию. Мы основали компанию, которая занималась импортом химической продукции. С 2002 по 2006 гг. это было основным направлением моей деятельности.
Мы реализовывали кормовые добавки для животных, медицинские препараты, полистирол. Я следил за закупками в России, чтобы не было никаких коррупционных схем при приобретении того или иного сырья. Компания называлась «РУБ ТРЕЙД» и была весьма успешной. На тот момент она занимала 15% российского рынка кормовых аминокислот для животных. Я до сих пор отлично разбираюсь, чем нужно кормить кур, свиней и даже рыб.
С 2006 года, когда все встало на рельсы, я начал возвращаться к тому, что мне действительно интересно: футболу и спорту, мне очень хотелось применить свои знания на практике. Поэтому открыл еще одну компанию, которая занималась спортивным маркетингом. Это была моя первая попытка. Я начал изучать, смотреть, что происходит в области, и активно применять свой багаж знаний.

— Вы занимались трансфером футболистов?
— Никогда. Самый первый футбольный проект, в котором я участвовал – это кубок РЖД 2007 года, когда в Москву на стадион «Локомотив» приехала группа международных звездных футболистов. Моей зоной ответственности был «ПСВ Эйндховен», там проходил тендер на участие команд. Мое предложение по организации участия команды в итоге и было выбрано.
Следующим этапом стал менеджмент самих сборов, команда «Луч Энергии» уехала на сборы вместе со мной. Все это длилось на протяжении года. В 2008 году я перестал заниматься импортом химической продукции из-за ряда политических решений.
Тогда я уже был полностью уверен, что мне нужно заниматься тем, что я люблю, что приносит удовольствие – футболом. И с этим решением не ошибся. В то время я не знал, куда именно я двигаюсь, сколько ресурсов и времени понадобится, но желание и энергия переполняли. Все страхи рассеялись, и в 2010 году я принял решение уехать в Австрию. Там проходили сборы национальных команд, которые готовились к Чемпионату Мира в ЮАР.
Годом ранее в ЮАР я участвовал в организации турнира в городе Порт-Элизабет, на который приезжал ФК «Москва». В тот момент я начал заниматься рекламой, телевизионными трансляциями, продвижением в интернете. Тогда это все только зарождалось.
Я познакомился с агентами, которые всерьез занимались сборами. После переговоров с ними я понял, что есть шанс уехать в Австрию и поработать с крупнейшим агентом по проведению сборов для национальных сборных в этой стране. Моей задачей было обеспечение телевизионных трансляций и продажи прав на них – тогда на уровне товарищеских матчей мало кто этим занимался. Например, когда Нигерия играла против Голландии в товарищеском матче, Голландия заказывала телевизионную трансляцию. Ее нужно было организовать, а в Нигерии права на трансляцию не продавались, не было такого понятия, как букмекерские права и.т.д. Идея была в том, что я возьму на себя эту функцию, что я успешно и сделал: в том году было сыграно порядка 50 игр. Удавалось продавать права и в Россию, находить отечественных спонсоров.
Михаил Гершкович: В спорте невозможно совершать ошибки. Ты всегда на видуГод прошел интересно. Моя семья решила остаться в Австрии. Сын Борис пошел там в детский сад. Одновременно у меня произошел разлад с партнером — не получилось создать совместный бизнес — я вернулся в Россию, а семья находилась в Австрии.
В конце 2010 года я организовал новую компанию Sport Live, но быстро понял, что один не справлюсь. У меня не было специфических знаний в области бухгалтерии, юриспруденции. Тогда я стал спрашивать друзей, не хочет ли кто-то из них рискнуть и вместе создать агентство спортивного маркетинга.
Антон Дзюба, мой близкий друг, согласился. Мы вместе начали работать в компании Sport Live, которая просуществовала до 2015 года и стала одним из лидеров рынка по спортивному маркетингу, занималась менеджментом матчей, продажей прав. Самым крупным проектом стала организация Объединенного Суперкубка в Израиле в 2014-м году с топ-клубами России и Украины. И это был абсолютно коммерческий проект.
Идея состояла в том, что чемпион и вице-чемпион России играли против чемпиона и вице-чемпиона Украины. На тот момент это были «Зенит», «ЦСКА», «Шахтер Донецк» и «Металлист Харьков». Трансляция в России шла по «России-2», на Украине – на канале «Украина». Организация и планирование осуществлялись нашей компанией совместно с Объединенной Футбольной Лигой под руководством Валерия Георгиевича Газзаева.
Самая большая расходная статья – безопасность мероприятия. В день первого матча в Киеве произошли известные события, мне позвонил шеф полиции города Петах-Тиква и сказал: «Михаил, у меня для вас плохая новость, цена за обеспечение безопасности возросла вдвое».
В Израиле происходило очень много событий в тот момент, о чем отдельно можно написать книгу. До турнира в Израиле были и другие значимые проекты – Copa del Sol, квалификационные матчи Еврокубков, сборы звездного «Анжи» и игра с «Шальке 04», где Рауль встретил друга Роберто Карлоса. За время работы в Sport Live я еще больше погрузился в экономику футбола, обзавелся контактами, дополнительными связями. Мне было очень приятно, что конце 2014 года на меня обратила внимание Российская футбольная Премьер-Лига, а именно совет директоров компании «Лига-ТВ».
На тот момент они переживали не лучший период, заканчивался контракт с «Газпром Медиа», ожидания не оправдывались, и меня пригласили возглавить компанию. Она была учреждена для управления каналом «Наш Футбол», на нем можно было по подписке смотреть матчи российского футбольного первенства. Я пришел в новый коллектив. Волей судьбы получилось так, что не удалось выправить ситуацию. Было много идей, много стратегических инициатив по дальнейшему развитию проекта, но Российская Премьер-Лига приняла решение передать все права, в том числе и на сам канал, новому спортивному медиахолдингу «Матч ТВ», который создавался внутри «Газпром Медиа».
После передачи всех прав на канал «Наш Футбол», естественно, весь его менеджмент был заменен. Я очень рад, что мне удалось поработать в «Лига-ТВ», так как я познакомился с выдающимися людьми и единомышленниками, которые делают свою любимую работу профессионально. Это еще больше убедило меня в правильности пути. Для них драйвер – не зарплата, а любовь к своему делу. Тогда я познакомился с Артемом Шадровым, благодарен судьбе, что свела меня с ним, Александром Файфманом – он душой переживает за футбол. С Олегом Манжой, он был в компании «Спортима» тогда. Если вернуться к личной жизни, то я сильно отдалился в это время от семьи, которая находилась в Австрии, и понял, что не могу продолжать жить в браке с женой.

— Ваша жена – россиянка?
— Да, она до сих пор живет в Австрии вместе с ребенком, который сейчас заканчивает школу и поступает в институт на индустриального архитектора – будет строить мосты и тоннели. Жена работала в фэшн-сегменте, быстро прошла адаптацию в Австрии, получила документы для трудоустройства, и в течение 7 лет развивалась в компании, производящей горнолыжную одежду. Сейчас у нее свой проект.
После «Лиги-ТВ» я вернулся в компанию Sport Live. С приходом «Матч ТВ» на рынок работать на себя стало сложнее. Нам говорили: «Ребят, или так, или никак». Компания Sport Live переориентировалась на маркетинг, мы стали придумывать проекты с покупкой прав на отборочные матчи Лиги Чемпионов, Лиги Европы. Мы продавали рекламу на LED-панелях во время матчей, ставили борты, щиты за ворота. На какой-то момент мы с коллегами и друзьями закрывали 80% рынка отборочных матчей Еврокубков УЕФА. Это помогало держаться на плаву, но движения вперед уже не было. Потом стало еще сложнее, так как рынок продолжал проседать. Я помню, как вел переговоры о съемках молодежного состава «ЦСКА» с Ромой Бабаевым (генеральный директор ФК «ЦСКА»). Мы общались по поводу записи домашних матчей, и можно вспомнить такие смешные моменты, когда я предлагал снимать их и платить им 10 тыс. рублей за игру.

Михаил Гершкович: В спорте невозможно совершать ошибки. Ты всегда на виду— За один профессиональный матч?
— Я говорил, что это реальный рынок, права на игры молодежных команд так и стоят. Чтобы работать в этой узкой сфере, надо много бегать. Нужно платить людям зарплату, оплачивать съемки. Рома Бабаев улыбался, но иногда у меня получалось его убедить. Дальше я получил предложение от Кости Выборного, это было весной 2016-го года.
Костя – мой хороший друг, он из тех людей, которых я встретил во времена «Лига-ТВ», он и пригласил меня на работу в Олимпийский комитет России.

— Для создания телеканала?
— Как раз в тот момент, когда Олимпийский комитет России решил создать онлайн-телеканал. Ставилась задача развернуть такую платформу, на которой спортивные федерации из Олимпийской семьи смогли бы публиковать свои видеоматериалы и прямые трансляции. Идея замечательная. Я с удовольствием согласился и работал с Костей. Много было сделано, сотрудничали с Олимпийским каналом МОКа, федерациями и спортсменами. Для меня это тоже особый опыт. Олимпийский комитет России — большая машина, все взвешено, размеренно. Я научился прагматичному, вдумчивому подходу к планированию
Этап Олимпийского комитета России закончился вместе со звонком из Rambler Group. К тому моменту я уже знал, что в конце 2018 года они выиграли тендер на трансляцию Английской Премьер-лиги. Мне поступило предложение выйти на позицию руководителя спортивных проектов Rambler Group, чтобы заниматься развитием направления прямых трансляций АПЛ. Это предложение было для меня очень волнующим.
Я искренне люблю футбол и получаю нереальные эмоции от факта нахождения в этой сфере. Я болею за «Челси», пределом моих мечтаний было работать над трансляциями Английской Премьер-Лиги в России, поэтому предложение я принял, не раздумывая. С тех пор я руковожу спортивными проектами Rambler Group и Okko Спорт. 2019 год – момент, когда я встал на тот путь, который продолжаю сейчас.

— Вы практически всю жизнь занимались самостоятельным бизнесом. И тут последние два года работа по найму. Очень тяжело?
— Нет. Это наоборот помогает. В своем бизнесе ты отвечаешь за все, и сейчас у меня сохраняется это чувство. Я ощущаю полную ответственность за каждое решение и действие каждого человека в коллективе. Я не могу работать с людьми, которых не знаю. Возможно, это отголосок прошлого. Я должен доверять им, прежде чем брать на работу, так как в спорте невозможно совершать ошибки. Ты всегда на виду. Любая ошибка становится публичной.

— А Вы пришли первый или в готовый коллектив?
— Я пришел в новое направление, в сильную компанию, и мне удалось набрать свою команду. Те, кто работает вокруг, — люди, с которыми я прошел определенные этапы в жизни.
Артем Шадров, Олег Манжа, Антон Дзюба, Володя Стогниенко – все они знают и любят то, чем занимаются. Поэтому удалось в короткий срок реализовать амбициозные задачи. Еще важно, что акционеры Рамблера также любят и разбираются в футболе.
Мне приятно, что я могу говорить с Александром Мамутом на одном языке и обсуждать игру «Челси» перед докладом о делах. Он любит футбол и заряжает любовью нас. Это та энергия, которая дает суперзаряд в работе и силы на движение вперед! А мой предыдущий опыт, безусловно, помогает достичь поставленных целей.Михаил Гершкович: В спорте невозможно совершать ошибки. Ты всегда на виду

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement