Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс
TKT 04 (720) 2020

Интервью с Директором технической дирекции АО «ТВ Центр» Алексеем Брусницким и начальником службы ИТ АО «ТВ Центр», руководителем проекта «Создания Автоматизированного Вещательного комплекса высокой четкости (АВК HD)» Викторым Жарковым.

–  Когда возникла идея строительства нового комплекса?

Виктор Жарков: Модернизация назрела в 2014 – 2015 году. Комплекс формата SD начал морально устаревать. Техническая поддержка в виде ежеквартальной профилактики еще проводилась. Но все больше и больше возникало сложностей при запуске оборудования.

–  Модернизация или запуск нового комплекса у работающей телекомпании – нетривиальная задача.

В.Ж.: Остановить вещание 24/7 невоз- можно, поэтому от идеи модернизировать существующий комплекс сразу отказались. Подготовка велась в несколько этапов. Первый, – поиск помещений, их расширение и ремонт. Параллельно проводился подбор технических решений. Следующий этап – перенос некоторых программ в уже модернизированные студии с новым процессом производства. Третья студия стала виртуальной и туда перенесли три программы, которые до этого производились в двух студиях (АСБ 3 и АСБ 4). Помещение четвертой студии освободилось под новый АВК HD.

–  Кто готовил ТЗ?

В.Ж.: ТЗ состояло из многих частей. Отчасти я его готовил, подключая специалистов и экспертов. А вообще над ТЗ работала целая команда.

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс
Слева направо:
Байкова Анастасия, начальник отдела администрирования и контроля исполнения договоров.
Гончарова Ольга, начальник Управления оперативного администрирования.
Федорищев Валерий, начальник отдела телевизионного вещания.
Мазурова Ольга, заместитель директора технической дирекции.
Жарков Виктор, начальник службы ИТ, Руководитель проекта.
Брусницкий Алексей, директор технической дирекции, руководитель Программы технического развития в условиях перехода на цифровое вещание в формате HD.
Шапкин Сергей, главный технолог технической дирекции.
Дреничев Андрей, заместитель начальника службы телевещания и медиаподготовки.
Шишкалов Илья, специалист Vidau Systems.
Зайцев Евгений, главный инженер проекта, Vidau Systems.
Праслов Павел, главный технолог дирекции программ.

–  Внешних специалистов или сотрудников компании?

Advertisement

В.Ж.: Обладающие нужными знаниями и компетенциями коллеги по ТВЦ. Внешние же эксперты – представители наших интеграторов, в основном корректировали ТЗ на предмет возможности воплотить наши требования.

–  Что составляет ядро проекта?

В.Ж.: Система автоматизации. Она свя зывает все процессы: доставку, обработку и выдачу материалов в эфир. Все должно работать как часы, как единый механизм.

–  В чем особенности проекта?

В.Ж.: Нужно было сделать лучше, чем было, поэтому на первый этап, строительный, пригласили дизайнеров. И если сравнивать прошлый комплекс и новый, то, нужно признать, – получилось очень необычно.

–  Дизайнеры предложили объединить два этажа в открытое пространство?

В.Ж.: – Алексей Николаевич (Брусницкий – прим. ТКТ) выдвинул эту идею.

Алексей Брусницкий: У нас не было места под новый АВК, но была виртуальная студия. Мы подумали, почему мы не продолжаем это? Давайте сделаем классную виртуальную студию с роботизированными штативами, а это уже идея нашего главного оператора Ильи Кожухова, соберем три программы, которые

снимаются в двух студиях, таким образом высвободив одну студию, и на месте этой студии сделаем новый вещательный комплекс. Ну и начали воплощать наши задумки. Сначала нужно было с делать хорошую виртуальную студию в 60 метровом павильоне АСБ3, чтобы она стала эффективной. Перемещение нескольких программ в виртуальную студию дают хорошие возможности, освобождение студии АСБ4, дальнейшая ее разборка до нуля и на ее месте создание нового вещательного комплекса. Вот такая была многоходовка.

На месте АСБ4 размещались низкая аппаратная и высокая студия-павильон. Мы понимали, что другой площади нет, поэтому решили и место выиграть, и атмосферу создать. С дизайнером вместе придумали симметрию площадок с атриумом. Помещение для медиаподготовки отошло под расширение машинного зала, серверной. А медиаподготовку перенесли на второй уровень, на специально построенное перекрытие над частью аппаратной.

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс–  Как вам разрешили убрать межэтажное перекрытие?

А.Б.: Там раньше была студия и она занимала 2-а этажа, там не было плит. Тем не менее, мы сделали обследование и подготовили строительный проект. И все равно во время демонтажа пришлось вносить коррективы в проектную документацию. Потому что не знали, что нас ждет за обшивкой студии.

В.Ж.: Нюансики всплывали…

А.Б.: Когда разобрали, то выяснилось: здесь пол не так идет, а здесь нет стяжки. Провели обследование колонн… И оказалось, что вместо колонн – кирпичная кладка. Постоянно вносились коррективы. Заказали стороннюю экспертизу проекта. Потом конкурс на строительные работы, а дальше пришлось сделать еще авторский надзор за строительством. И все это происходило в рабочем здании с вещающими каналами.

–  Аппаратная с окном на  улицу… Обычно они похожи бункер.

А.Б.: Это, наверное, традиция старых времен. Я давно не вижу в Европе аппаратные без окон.

Если есть хоть какая-то возможность иметь окно, то мы обязательно его сохраняем или дополняем.

Люди должны работать в комфортных условиях. Например, наверху сделали имитацию окошка. Когда за ним включается свет, то создается приятная иллюзия. Хотели в коридор пробить окно, чтобы со второго этажа можно было заглянуть в аппаратную. Эффектно должно было получиться, но двойные стены с непростой конструкцией заставили отказаться от этой задумки.

–  С 2013 года произошел колоссальный технологический прорыв.

А.Б.: Э то самая большая проблема. «Программа технического развития в условиях перехода на цифровое вещание в формате HD» задумывалась в 13-м году. Мы потихоньку двигались, развивались, меняли кусочки, фрагменты в производстве и в новостях. Студию на «Мосфильме» модернизировали в HD. ПТС у нас 2010 года в HD работала. Кстати говоря, на Олимпиаде наши флайки и ТЖК были востребованы, потому что все HD. Но комплексного подхода не хватало.

Появилась необходимость систематизировать, проанализировать каких составляющих не хватает.

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс–  И что оказалось «слабым звеном»?

А.Б.: Я бы сказал не «слабым звеном», а «главным звеном», и это, конечно, вещательный комплекс.

–  ТВЦ – не частная компания, а контролируемое правительством Москвы предприятие. Со всеми вытекающими последствиями…

А.Б.: Комплексная программа продвигалась не просто. Приходилось наглядно демонстрировать качество нашей картин- ки, получаемой зрителями через аналог, даже с учетом производства в цифре, и как мы бы смогли сделать после модернизации. Неожиданно очень сильно помогло решение правительственной комиссии о целесообразности развития формата HD.

После утверждения программы руководством началась долгая эпопея дальнейшего продвижения.

Проект огромный и затратный. Поэтому для Правительства Москвы заказали в институте корпоративного управления технико-экономическое обоснование методом прогнозирования. Что будет, если мы оставим все, как есть. И что произойдет, если модернизация состоится.

Город утвердил программу и в 2015 году сформировался бюджет на запуск проекта.

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс–  Курс доллара в начале 2014 года был один, а в 2015 уже, мягко говоря, другой, – в два раза выше.

А.Б.:  Для нас это оказалось очень критично. Упал не только курс рубля, но просел и рекламный рынок. Фактически выросла доля собственных средств канала в программе перехода на HD при одновременном сокращении доходов. Мы пересматривали реализацию, растягивали отдельные этапы программы, где-то сокращали расходы. Но были и другие сложности.

Например, Вещательный комплекс согласовывался почти два года. За это время изменились правила закупок. Мы только подготовили конкурс, вдруг выходит постановление правительства Москвы о новой процедуре закупок: один этап у нас и три этапа в Правительстве Москвы. С экспертизой, с проверкой цен, с утверждением у Мэра.

–  Как проверялись цены? Это же не масс-маркет.

А.Б.: В Мэрии работают профессионалы. Они умеют получать информацию о ценах в разных компаниях. Поэтому наш проект прошёл полную экспертизу, и почти не потребовал исправлений.

В.Ж.: Цель была как раз не затянуть процесс. Потому что спецификации были составлены и решения получены.

А.Б.: Но мы корректировали решения в момент запуска конкурса, а потом еще на этапе поставки, хотя с точки зрения закупок это непростая процедура. Приходилось на ходу что-то корректировать, стараясь остаться в бюджете.

–  Оборудование менялось?

А.Б.: С момента согласования до первого конкурса пришлось еще раз поменять спецификацию. Например, мы закладывали подконтрольную запись Volicon, как удобный инструмент. Наши российские решения в то время еще были сыроваты. А его перестали поставлять в Россию. Пришлось менять на отечественное, тут же на ходу, с условием, что функционал допишут под наши требования.

–  Судя по Вашим словам, помимо технической работы проделана серьезная административная работа?

А.Б.: Это просто колоссальный труд был. Огромный-огромный-огромный труд.

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс–  И насколько я понимаю в 15-м, 14-м, 13-м году о вещании канала в интернете никто и не фантазировал?

В.Ж.: Нет. Это одна из корректировок была.

–  В чем они заключались?

А.Б.: На самом деле интернет-вещание, как таковое, на тот момент у нас уже было. Мы вещали на наш сайт. Другое дело, что не «фантазировали» с точки зрения распространения на разные интернет площадки, с учетом правовых и территориальных аспектов и про catch up никто не говорил.

Во время запуска вещательного комплекса уже появились новые требования. Но прогнозируя эту ситуацию, мы закладывали в комплексе возможности его расширения. Поэтому был разыгран еще один конкурс для оснащения дополнительным каналам именно для формирования интернет-трансляции.

В.Ж.: Интернет-версии.

–  Кто делал это направление?

А.Б.: На ТВЦ есть дирекция развития сети, дирекция интернет-вещания, подразделение по работе с соцсетями – дирекция продвижения контента. Требования получали от всех.

В.Ж.: С точки зрения технической, технологической, я бы не сказал, что какие-то сверхсложные задачи были. Они примерно похожи, просто в другую среду отдаем. Больше организационных вопросов возникает в процессе согласования.

А.Б.: Основные люди, которые этим занимались, такие как технологи, архитекторы, это люди, которые быстро обучаются, умеют воспринимать информацию, переваривать. Поэтому они достаточно хорошо адаптируются. Это сложнее для исполнителей, людей, которые занимаются эксплуатацией, но мы учимся друг у друга.

Алексей Брусницкий: АВК HD «ТВЦ» процентов на 80 – это уже IT-комплекс–  Что делалось кроме модернизации? 

А.Б.: До запуска программы перехода на HD, сделана модернизация сети телеобмена в 2013 году. Мы заменили несколько различных локальных матриц, поставили общую матрицу 256 на 256 Imagine, которая поддерживала уже 3G сигналы. При этом только ближайшую аппаратную подключили к матрице классическим коаксиальным SDI кабелем, а большинство аппаратных были подключены по оптике. Это одна составляющая.

Вторая  составляющая.  Опять-таки в 2011-2013 годах мы модернизировали всю сеть передачи данных Ethernet. У нас этажные стеки связаны с ядром по 20 GbE. И два коммутатора ядра, классическая схема, которые соединены между собой по 40GbE. То есть у нас две составляющие, это классический SDI для передачи сигнала и Ethernet сеть, которая обеспечивает доставку, передачу данных. Плюс еще есть изолированные кусочки, как например, вещательный комплекс. Он с точки зрения безопасности сделан как изолированный кусок и соединен только через выделенные шлюзы, через гейты так называемые. Чтобы если что-то здесь случилось, то на комплекс ничего не повлияло.

В.Ж.: Скажем так, изолированная надежность.

А.Б.: Поэтому я бы сказал, что мы развивали инфраструктуру опережающими темпами, чтобы не создавать ограничений для программы перехода на HD.

В.Ж.: Обменные линии как SDI, так и Ethernet присутствуют для связи с другими технологическими комплексами.

А.Б.: Вообще отрабатывались многие составляющие. Например, файловая доставка на новый комплекс. Старый комплексе был подключен по 1 GbE и ещё приходилось транскодировать файлы. Новое решение прозрачное для файлов, мы больше не транскодируем файлы, а подключение по 10GbE.

В.Ж.: Таким образом мы исключили накладные расходы на перекодирование и сократили время доставки файлов на вещательные сервера комплекса.

А.Б.: Линейка форматов, так называемые домашние форматы, поддерживаемых в наших системах, достаточно большая.

В.Ж.: Причем на всех участках. Новости, вещательный комплекс, хранение – в соответствующих форматах.

А.Б.: Полный цикл, все домашние форматы оптимизированы в рамках этой программы, от исходника до архива, и все системы работают полностью на нашей линейке форматов, вплоть до MXF AVC-Intra HD 100. И вот мы сейчас практически выстроили всю эту линейку целиком. Хотя конечно поддерживаем еще форматы класса DVC Pro 25, потому что накопленные за два десятилетия архивы огромны.

–  Архивы оцифрованы?

А.Б.: Мы одни из первых построили цифровой архив. На канале цифровой новостной архив с 2000 года. А перевод на полностью безленточную технологию состоялся в 2013 году. У нас две роботизированные библиотеки. Одна была изначально для более коротких файлов на LTO-4, вторая на LTO-6. А вообще у нас организовано трехуровневое хранение: быстрая система хранения для оперативных задач, система хранения на медленных дисках и роботизированная ленточная библиотека на LTO, классическое иерархическое хранение.

–  Какое количество каналов одновременно выпускает АВК?

А.Б.: Основной канал – это Москва, даль- ше – Европа, нулевой, но на европейскую часть, +2 – Урал, +4 – Сибирь, +7 – Дальний Восток. Кроме того, у нас TVC-I – международный канал, нишевый канал «Центральное Телевидение», построенный на наших архивах, и сейчас еще запускается ОТТ-версия. Фактически восемь каналов.

–  ОТТ тоже вы делаете?

А.Б.: ОТТ-версию тоже будем готовить мы. Из нее будет убираться контент, не предназначенный для распространения через общедоступный интернет. Для нашего сайта все уже сделано. А для интернет-платформ, будь то «Витрина», «Яндекс», «Море ТВ» и кто угодно, – для них полностью схема не выстроена. Формирование ОТТ-версии у нас, конечно, будет в этом же комплексе. А дальше уже больше интеграционных моментов, которые мы будем решать в этом году.

–  Сейчас каналы увлеклись вещанием по всем часовым поясам.

А.Б.: У нас нет такой задачи. Мы считаем, что это экономически не оправдано, для нас во всяком случае. Наверное, политически оправдано для ВГТРК, Первого канала, НТВ. Я не уверен, что это финансово оправдано. Мы меньше и не в холдинге, и, наверное, чуть лучше считаем деньги.

–  Насколько история с мультиплексами оказалась интересной?

А.Б.: Нам повезло. Хотя на самом деле повезло условно, потому что мы проводили большую работу по этой теме. Сначала нас во второй мультиплекс приглашали. Но мы в последний вагон первого успели. Конечно, первый мультиплекс нам дал свои преимущества.

–  Любые технологические новшества зачастую встречают сопротивление сотрудников.

В.Ж.: Персонал инертен.

А.Б.: Но у нас все равно есть ключевые кадры, которым было интересно.

В.Ж.: Локомотивчики такие… Сотрудники которым был важен результат и которые оценили уникальную возможность поработать в этом проекте и проявили себя как специалисты высокого уровня.

А.Б.: Локомотивчики, которые тянули за собой остальных. В том числе, в самом вещательном комплексе. Один наш специалист, например, по доброй воле перевел весь мануал по автоматизации Pebble Beach на русский язык. Это 100 с лишним страниц.

–  Через Google прогнал…

А.Б.: Нет, как переводчик, переводил очень грамотно, используя технический язык, снимки с экрана. Людям, конечно, сложно было. Мы все год продвигали, потому что нужно было всех обучить, чтобы выработались навыки.

–  Обучение происходило при незапущенной системе?

А.Б.: Первые этапы обучения проводились на системе в тестовом режиме, когда она еще имела шероховатости, подводные камни.

В.Ж.: Нам представилась уникальная возможность собрать небольшой тестовый стенд. Люди уже могли попробовать, посмотреть те системы, которые планировались к внедрению. И уже тогда они набирали первый опыт.

–  Что значит «тестовый стенд»?

А.Б.: Закупка это долгий процесс, а мы хотели минимизировать риски при запуске, чтобы не ошибиться в техническом решении.

Мы добились того, что фактически один целый тракт собрали здесь полностью, включая автоматизацию. От производителей мы добились того, чтобы нам предоставили на достаточно длительный промежуток времени оборудование и ПО. Мы его собрали, запустили и отработали технологию.

В.Ж.: А потом самой главной задачей стало – не потерять время при заключении договоров, конкурсных процедурах, согласованиях, а использовать его для получения опыта.

А.Б.: Поскольку новшеств достаточно много, то нужно было отработать интеграции с разными системами. У нас, например, автоматизация, которой в России ещё не было.

–  В чем ее уникальность для России?

А.Б.: Тогда ее никто не продавал и опыта эксплуатации системы автоматизации Pebble Beach не было в России. Ну все равно были свои сложности. Например с субтитрами. Мы столкнулись с тем, что Grass Valley снял с производства свои субтитры и мы применили новые субтитры Screen Systems, которые тоже в России не применялась. А кроме того, мы им поставили задачу: «Раз уж мы вмешиваемся в VBI, то давайте кроме субтитров еще и 104 метку сделаете». Для них это тоже была доработка.

–  И что?

А.Б.: Они легко согласились. Тем не менее тонкости доработки существуют всегда. И мы не знали, насколько хорошо они справятся, доработают так, как мы хотим или нет. Плюс сложности перевода всегда возникают.

В.Ж.: Мне кажется они проще как-то к телевидению относятся. У нас всегда с нюансами.

–  В каком смысле «проще»?

В.Ж.: Я имею в виду требования к построению каналов.

А.Б.: По всему миру требования достаточно высокие. BBC, France TV, итальянский RAI. Там уровень требований выше даже нашего. Но у нас действительно есть нюансы.

–  Как проходила финальная стадия? Переход из одного комплекса на другой?

А.Б.: Финальный этап прошел замечательно.

В.Ж.: Да, замечательно. Люди просто перешли из одного помещения в другое, сели и начали вещать. Потому что подготовительная работа была проведена колоссальная: очень много было потрачено времени, ресурсов, нервов. Процесс разбили на этапы, так как у нас поясное вещание. В заранее определенное время сначала один канал перевели, потом другой, и так в течение дня всех перевели на новый АВК. В общем гладко.

А.Б.: Мы столкнулись с теми же близкими проблемами, с которыми столкнулся и ТНТ. Они чуть-чуть раньше нас начали внедрять автоматизацию Pebble Beach, но архитектура нашего комплекса гораздо более сложная.

–  А почему не выбрали схему каналов в коробке.

А.Б.: Почему мы не выбрали схему каналов в коробке? Потому что те задержки, то качество графики, которое может выдать такое решение не подпадало под наши требования.

Мы ставили задачу более сложную, чтобы комплекс вообще не выключался, а профилактику можно было проводить по ходу, на лету. Комплекс должен работать в стандартном режиме по принципу один плюс один, то есть 100% резервирование. А при переходе на профилактику половину фактически могли выключить и перейти на режим «восемь плюс один». То есть восемь каналов и один резервный на них всех. Добиться работы этой архитектуры было достаточно непросто. Поэтому, мы, наверное, год потратили на то, чтобы допилить автоматизацию, настроить графику, обучить людей.

За этот год родилось огромное количество регламентирующих документов, таких, например, как «Действия при аварийной ситуации», «Зона разграничения», чек-листы для технического персонала, технология работы и требования к видеофайлам на эфир, технология подготовки и доставки эфирной графики. И множество, и множество других документов…

В.Ж.: В этом году мы старались очень интенсивно привлекать творческий коллектив для их погружения в этот комплекс, знакомились с ним и не боялись его.

А.Б.: Плюс провели ряд мероприятий на системах, связанных с комплексом АВК HD. Во время строительства комплекса меняли вокруг него обвязку. Например, у нас есть свой МАМ PointMaster, который работает вместе с трафик-системой. Во время интеграции мы поняли, что лучше не использовать технологии, которые предлагает автоматизация по доставке и регистрации материалов в своей системе, а мы фактически интегрировались с ней по API. Теперь наш PointMaster дает команду автоматизации зарегистрировать файлы по API, а дальше запускается автоматический

процесс переноса и регистрации файлов на видеосервер с ответом, что все на эфирный сервер доставлено и в базе данных автоматизации появился эфирный объект, причем с точками ухода на рекламу.

 

–  Фактически полномасштабная модернизация?

В.Ж.: Совместная работа нашей команды и интеграторов.

А.Б.: А начиналось все в 2013 году во время перехода на безленточное производство. У нас была трафик система ViPlanner. Но в ViPlanner ни медиаплеера, ни сервисов по управлению файлами не было. Поэтому у нас появился свой плеер, свой интерфейс и мы его развивали. Сначала появилась регистрация программ, доставка на эфир, потом процесс согласования (технический контроль, редакционный контроль, коммерческий контроль, предэфирная подготовка). Потом добавились: обязательный экземпляр в «Телерадиофонд», субтитрирование, доставка с наших FTP ресурсов или с дисковых носителей.

Функциональность огромная. Можно перечислять еще множество функций. Появилась нормализация громкости, транскодирование, преобразование из 4х3 в 16х9. Для нормализации громкости написали интеграцию со всемирно известным ПО Minnetonka Audio, a brand of the Telos Alliance.

–  Что с хранилищем?

А.Б.: Это была часть параллельной программы модернизации инфраструктуры компании. Ее цель – идти опережающими темпами с небольшим запасом, чтобы не создавались «бутылочные горлышки». Мы расширили fiber channel сеть и перешли уже на 16G интерфейсы, а также увеличили оперативную систему хранения, которая сейчас около 300 TB.

–  Сегодня тренд перехода на IT-решения. 

А.Б.: Комплекс процентов на 80% – это уже IT комплекс. Телевизионной части очень-очень немного, SDI-й тракт достаточно короткий и небольшой. А все остальное – это IT.

В.Ж.: IT-оборудование, как правило, мы используем от именитых вендоров: HPE, Dell, Cisco.

А.Б.: Из примененных в АВК новшеств – KVM-матрица для рабочих мест выпускающих и инженеров. Причем и основная, и резервная. И это позволило получить высокую гибкость. Мы на любом рабочем месте можем управлять любым каналом, фактически переместить рабочее место с одного места на другое и начать управлять другим каналом.

В.Ж.: В ПТС-ках очень часто применяется KVM-матрица. Нет шума, нет работающих компьютеров, вентиляторов и так далее. В целом изящное техническое решение.

А.Б.: Так же повышающее безопасность. Флешку не вставишь, всё оборудование находится в серверной в комфортных условиях и есть резервирование при этом. На каждом рабочем месте есть доступ как к основному компьютеру, где основной плейлист работает, так и к резервному, в котором резервный плейлист крутится. И переключается одной кнопочкой. Все телевизионные мониторы тоже наборные через SDI матрицу. Если ты имеешь права администратора, то можешь подключиться к любому рабочему месту. То есть необязательно инженеру, чтобы что-то сделать, идти туда. Он на своем рабочем месте может работать. Это решение дает колоссальную гибкость и возможность быстро и оперативно реагировать. Вообще все было направлено на то, чтобы повысить скорость реакции на инциденты.

В.Ж.: С минимальными затратами на процесс администрирования и обслуживания комплекса.

А.Б.: Поэтому выстроена система мони- торинга и управления по SNMP -Cerebrum от AXON, которая позволила интегрировать в одну систему разнообразное оборудование. К нему (Cerebrum) подключена часть IT оборудования, телевизионное оборудование, видеосерверы. Весь эфирный тракт прорисован схематично. И инженеры быстро и наглядно видят, например, когда вентилятор вышел из строя, или сигнал пропал, или что-то с блоком питания случилось. Плюс высокая надежность, потому что мы модернизировали по ходу еще и схему электроснабжения комплекса. В комплекс теперь входят два независимых ввода электропитания, два электрощита гарантированного электроснабжения. Причем снаружи тоже два пути, два ввода из города и два UPS’а разных стоят. Внутри же, все оборудование разведено так, что если оно имеет два блока питания, то запитывается основной блок от основного ввода, а резервный блок от резервного. Если же оборудование с одним блоком питания, то ставится электронный АВР. То есть мы можем один щит выключить, и у нас все продолжит работать, очень легко проводить профилактику.

–  А генераторы есть?

А.Б.: Есть, во дворе стоит. «ТВ Центр» в свое время попадал на отключение электропитания. Поэтому мы давно поставили генератор и каждую профилактику он запускается, проверяется и мы даже некоторое время работаем на нем.

–   Какое количество технических сотрудников было задействовано на проекте?

А.Б.: Около десяти человек плотно участвовало в разработке с самого начала. Потом был выпущен приказ о создании рабочей группы с творческими коллективами, чтобы вовлечь их в работу. Мы собирали их требования, формализовывали и переносили в техническое задание, прорабатывали весь проект. А при внедрении участвовали и служба выпуска, и служба планирования, дирекция развития сети и творческий персонал плюс руководитель проекта, несколько экспертов, подрядчик и инженеры из смены АВК.

–  Комплекс собирал интегратор? А.Б.: Да, Vidau Systems. Надо отдать им должное, что при многих сложностях, которые возникли, в том числе у Pebble Beach, они доводили все до конца, доделывали, продвигали, слышали нас. Мы три раза меняли архитектуру комплекса, чтобы добиться все-таки того, что нам нужно.

–  Три раза в процессе!?

А.Б.: Да. Как управляем, по какой схеме… Потому что схем управления и автоматизации может быть несколько. Ну, например, принятые в автоматизации – схема работы: Актив-Актив, Актив-Пассив. Или смешанная схема, и такие бывают.

–  А почему менялась архитектура? 

А.Б.: Нам нужно было добиться именно такой работы, которая нас устраивает. Чтобы выполнить все требования, связанные с эфиром, с переходами, с прозрачностью схемы управления. И в то же время получить высокую надежность, чтобы могли переходить из одного «плеча» на другое, гладко, без подрывов и в любой момент. Чтобы включилась синхронизация и все синхронизировалось. Разорвал синхронизацию, и можно занимается профилактикой или настройкой, зная, что на эфир не повлияешь. Чтобы все режимы работали. Работали как часы. Потому что мы понимаем, что, запустив комплекс, дальше у нас возможности так экспериментировать уже не будет, а мы должны знать, как комплекс ведет себя в том или ином режиме работы.

В.Ж.: И вот на третьей итерации мы поняли, что получили то, что нужно.

А.Б.: Потому что в каждой схеме есть свои ограничения и свои возможности. А мы искали тот компромисс, который удовлетворит нас.

В.Ж.: А так как IT очень много в комплексе, то гибкость просто колоссальная, можно настроить очень многое. Но не зная и не умеючи, можно, как говориться, и сломать.

А.Б.: А по ходу появляются еще и дополнительные требования, как всегда.

–  Что имеется в виду?

В.Ж.: Комплекс настолько разнообразен в конфигурировании и настройках, что во время его отладки постоянно возникали задачи что-то улучшить, перенастроить или оптимизировать, доходило до того, что в некоторых случаях приходилось творческий персонал ограничивать, потому что иначе это превращалось в бесконечный процесс. Постоянные изменения, не давали продуктивно работать. Приходилось отвлекаться на эти вещи и перераспределять ресурсы.

Но у нас все получилось, и мы в эфире.

–  Насколько используется ресурс комплекса выпуском?

А.Б.: Все, что заложено и все, что было в требованиях, все реализовано и используется на 100%.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement