Михаил Силин: Теоретически 5G или какая-то технология беспроводной святи на высоких частотах может привести к исчезновениюDVB-T

Интервью с вице-президентом Ассоциации кабельного телевидения России Михаилом Силиным

– Как Вы оцениваете развитие телевидения в прошедшем десятилетии? 

– Интернет для многих сервисов стал очень важной, а для части основной, средой распространения. Закончилась эпоха Walled Garden в области видеоуслуг – доставки видео по специализированным выделенным сетям и поставки контентных сервисов потребителю исключительно от своего провайдера услуг связи.

С появлением ОТТ появилась возможность распространения видео в вещательном качестве не только по сетям кабельного или спутникового телевидения, но и по IP-сетям в режиме Unicast. Развитие шло очень медленно из-за недостаточности ресурсов сети, дороговизны технологий и, как следствие, относительно высокой стоимости сервисов.

Взрыв спроса произошел после того, как на смену транзакционной модели предоставления видео в интернете пришла модель предоставления видео по подписке – Subscription on Demand. На рынок вышло видео, позже присоединилось и телевидение, появились глобальные игроки. В мире сформировались мощнейшие телевизионные сервисы, а телевизионные каналы значительную долю вещания перенесли в интернет. В Америке у очень многих популярных каналов вплоть до одной трети всего объема распространения приходится на ОТТ. Соответственно, стали появляться совершенно невиданные раньше альянсы между ОТТ-провайдерами, операторами фиксированного доступа, кабельными или иными.

В концептуальном плане это разрушило последний бастион кабельных операторов. Видеоуслуга стала Open Garden вместо Walled Garden.

– Как это повлияло на рынок?

Advertisement

– Кабельные операторы теперь конкурируют не только с провайдерами услуг платного телевидения, но и с ОТТ-провайдерами. И это очень сильно изменило ландшафт. Потребители все больше и больше отказываются от телевизора. Мобильные компьютеры и гаджеты становятся такими же средствами потребления видео, каким раньше был исключительно телевизор. Производители телевизоров, чтобы остаться на рынке используют все существующие технологии получения сигнала через интернет со всех порталов в вещательном качестве. И качество это подчас может превышать качество телевизионных трансляций.

– Что дальше?

– Превращение интернета в почти единственную технологию доставки и видео-, и телесигнала. Доставка видео сегодня осуществляется уже почти исключительно с использованием ОТТ-технологии.. Даже операторы фиксированной связи, кабельные операторы видео предоставляют с использованием ОТТ-технологии даже внутри их частной сети. Речь уже идет фактически только о телевидении. Телевидение, безусловно, будет мигрировать в сторону интернета. И можно только дискутировать о дате ухода в историю сетей DVB и наземного фиксированного вещания. Произойдет это через 10 или 20 лет. 

– От чего зависит такой разброс?

– От уровня развития технологий и конкуренции. В разных странах это будет по-разному. К примеру, одна страна уже полностью прекратила эфирное вещание, а другая заканчивает. Это Швейцария и Австрия. Этот процесс уже не остановить. Их опыт – другим наука. Главное вещатели увидят, что в отказе от архаических технологий нет ничего страшного.

– Когда России ждать день Х?

– Нельзя рассматривать одну страну в отрыве от других. Все перешли на цифру, и мы перешла на цифру. Россия не флагман развития технологий, а, кроме того, тут еще очень много политики.

Психология всех вещателей очень инерционна и меняется крайне медленно. Всего 10 лет назад они рассматривали свои вещательные лицензии как эксклюзив, нереальную ценность, часть капитализации. Сегодня вещательную лицензию получить очень легко. И ценности в ней особо нет. 

По самым оптимистическим данным, в России аудитория, принимающая телевизионный сигнал непосредственно из сети наземного телевизионного вещания не превышает 15%. Но в развитие сети наземного цифрового эфирного вещания вкладываются абсолютно неадекватные деньги. Неадекватные по конечному результату. Этот же результат может быть достигнут гораздо более дешевой комбинацией наземных фиксированных сетей, интернета и спутника. Но от DVB-T пока никто не откажется. Вложены огромные деньги. 

– Сегодня популярна точка зрения, что необязательно все уйдет в Unicast. Вещание сохранится, но появится иной формат в сетях 5G.

– Предусмотренный в IP-протоколе вещательный режим в существующих сетях связи никогда не использовался. На базе технологии 5G может быть сформирована изолированная от интернета сеть с вещательным режимом. Это позволит очень сильно сэкономить полосу мобильной связи. И так как он будет доступен для приема на стационарные телевизоры, то теоретически 5G или какая-то технология беспроводной связи на высоких частотах может привести к исчезновению DVB-T. На это может потребоваться 5-10 лет, потому что сейчас этого даже в стандартах еще нет. В нашей стране даже с частотами еще непонятно, еще сети должны строить. 

– А сети строить будут операторы? 

– Да, мобильные операторы.

– Государство фактически потеряет контроль над распространением телесигнала. 

– Государство сохраняет контроль над ресурсом эфирных частот и, выделяя их, может поставить любые условия.

– Что будет с диапазоном эфирных частот UHF? 

– Судьба ультравысокого частотного ресурса сейчас под вопросом. Для телевизионщиков это святое. Но они могут получить колоссальные выгоды от перехрда на вещание с использованием новой современной технологии, основанной на IP протоколе. 

– Эфирные частоты необходимы для продажи рекламы. 

– Это понятно. 

Речь об экономике. Два мультиплекса занимают диапазон 16 МГц. Весь диапазон – 600 МГц. В Европе диапазон от 690 МГц до 862 МГц уже передан мобильной связи. 

В России только планируется в ближайшие годы обсуждение передачи диапазона с 450 МГц. С современной точки зрения, его использование крайне не эффективно. Если построить универсальную систему распространения сигнала на основе IP-технологий, то результат окажется принципиально иным. Для этого достаточно передать мобильным операторам диапазон 500 МГц с условием выделения 20 МГц для трансляций в вещательном режиме. Это относительно небольшая часть диапазона открывает новые возможности вещательного сервиса не только на экранах телевизоров, всех мобильных устройствах, но и в автомобилях. 

– О такой мобильности говорят достаточно давно, но DVB-T не пошел. Планировалось даже мобильных устройствах делать приемники, и ничего не получилось.

– Unicast даёт колоссальные преимущества с точки зрения возможности предоставления персонифицированной рекламы, сбора статистики потребления, но он не экономен в плане использования полосы. Broadcast-вещание существенно экономит полосу но не позволят предоставлять персонифицированную рекламу, При достаточном развитии ресурса для предоставления услуг в режиме Unicast бродкаст-вещание окажется не
нужным. 

Телевидение абсолютно неизбежно уйдет IP-среду. Есть только два вопроса: первый – когда, и второй – будет ли использоваться вещательный режим. Но это все равно будет IP-среда. Не исключено, что и вещание со спутника тоже уйдет в IP-технологию. Вещательный режим в 5G может поддерживаться со спутника в специальном режиме без обратной связи, которая работает только на прием, так же как и в эфирном телевидении. 

– Какая технология должна победить?

– Результат зависит от позиции мобильных операторов – строить сети дорого, наличия частот и спроса. Возможно, ограниченный спрос на услуги телевещания на мобильных устройствах позволит предоставлять услуги на основе unicast технологий. Тогда заинтересованности в выделении полосы для вещательного режима у операторов не будет.

Есть еще один фактор. Технологии меняются постоянно, не успевают внедрить одну, как появляется новая и оказывается в тысячу раз круче. К примеру, вещательный стандарт предусмотрен в LTE, но он оказался не реализованным, вероятно, из-за отсутствия надлежащего спроса.

Судьба публичных медиа не понятна. Сейчас они изо всех сил пытаются запихнуть себя везде. Но совершенно очевидно, что интерес к ним существенно падает. Самое важное – появляется очень много всего полностью заменяющего даже режим домашнего фонового смотрения. 

Темпы вытеснения общественного телевидения очень зависят от качества контента. В России по сравнению с большинством стран он пока на очень высоком уровне из-за значительной государственной поддержки. И рейтинги наших телеканалов выше, чем у таких же публичных медиа за рубежом. Но они будут продолжать падать. У нас обязательных каналов очень много – 20, они друг с другом конкурируют и отъедают часть объема рекламного рынка. Часть каналов действительно формируют информационную инфраструктуру страны, некоторые просто развлекательные.

– Что будет дальше с инфраструктурой кабельных операторов? Тысячи компаний работали на рынке. Сейчас же возникают прямые отношения с клиентами через разные среды; гиганты еще более укрупняются.

– Кабельные и любые операторы связи – субъекты рынка, без которых до абонента не дойдет ни один сигнал. Это особенно явно в интернете. Раньше с башни передавался сигнал напрямую к антенне потребителя, и можно было обойтись без оператора-посредника. Теперь ситуация совсем другая. Подавляющее большинство россиян получают сигнал по сетям операторов, проводных или беспроводных. И, если вдруг у операторов пропадет интерес, исчезнут деньги для эксплуатации и развития сетей, то у потребителей ничего не будет.

Поэтому их место никогда не изменится. Вопрос будут ли они провайдером сервиса или кем-то еще – неизвестно. Для получения качественного доступа ОТТ-провайдеры заключают с операторами связи договоры, платят роялти за фактический доступ, за распространение, за что угодно. Для установки RCDN-серверов должен сохраняться определенный денежный поток. А вот откуда он будет идти – вопрос открытый. 

– Откуда?

– К примеру, у РТРС деньги от вещателей. Если же кабельные операторы перестанут быть провайдерами сервиса и все уйдет в интернет, то они будут получать за услугу связи. И от абонентов, и возможно, от провайдеров сервисов, от вещателей, от ОТТ-провайдеров. Им кто-то должен будет оплачивать их затраты на строительство и поддержание сетей.

– Изменится структура рынка?

– Структура отношений между участниками рынка изменится.

– Если будет построена сеть 5G и выше и она будет востребована телевизионным контентом, то четыре оператора мобильной связи вытеснят с рынка кабельные компании.

– Идет укрупнение, глобализация, поглощение многих операторов. Малых операторов в будущем, по–видимому, не останется. Только крупные игроки в состоянии внедрять современные
технологии. 

Как все будет происходить трудно предположить, слишком много факторов на это влияют. Например, доступные частотные диапазоны. У фиксированных сетей всегда будет полосы будет больше. 

Потребности растут и в связи с появлением новых форматов – 4К, 8К, – и в связи с увеличением объема сервисов. 

Спутниковое вещание точно не исчезнет. В труднодоступных и на удаленных территориях никто никогда сетей строить не будет. Поэтому операторы связи всегда останутся там, где невозможно использование Unicast. Схемы же отношений между участниками рынка могут безусловно меняться. Они сейчас уже
меняются.

– Успех Netflix оказался заразительным. МТС запускает производство. «Яндекс» тоже анонсировал выход на рынок видео-контента. Чем обернется эта мода на достаточно маленьком и тесном русскоязычном рынке? 

– Глобальная экспансия Netflix не достается бесплатно. За распространение платятся огромные деньги. В каждой стране строится сеть CDN. Netflix сам инвестирует деньги, платит местным операторам за продвижение. Помимо этого, у них везде есть местные конкуренты, хотя они и гораздо слабые.

У Netflix обороты гигантские, а прибыль относительно не очень высокая. Совершенно неочевидно, что в России на этом рынке хватит места всем. Из обилия появившихся сервисов, возможно, выживут лишь несколько.

– Классическая стратегия мировых гигантов построена по такой же схеме: повышение капитализации, курсовой стоимости акций. Тот же Facebook окупится через 20-30 лет, не раньше.

– Возможно. 

Производство контента – это другой вид бизнеса и не может рассматриваться классическими операторами такими, как МТС, способом создания эксклюзивного сервиса для достижения особенного успеха. И они с этим контентом, если даже что-то сделают, должны будут выйти на рынок. И, честно говоря, я не думаю, что окажутся успешными. 

Кстати, «Стрим ТВ» дистрибутировал свои каналы везде, а не только размещал у себя. Никаких особых успехов не достиг, а проблем всегда оказывалось больше, чем положительных результатов. 

Все, кто попытается на этот рынок выйти, столкнется не только с конкуренцией. Непонятно что снимать, где брать сценарии и всех специалистов. Технику накупить можно, а вот с творческой историей все сложно.

Мечтающие о лаврах Netflix, планирующие делать эксклюзив и распространять только в своих сетях, должны помнить о том, что Netflix вырос на рынке Америки, который не на один порядок больше российского. В дальнейшем Netflix вышел на мировые рынки, что не очень умеют делать российские компании. 

Российский рынок абсолютно замкнутый. И если МТС или любая компания будет ориентироваться только на локального потребителя, то результат будет, наверное, жалкий. 

«Яндекс», диверсифицированная компания с множеством бизнесов в разных направлениях, включая, сервис продаж товаров «Беру!», может сделать что-то наподобие Amazon Prime, имеющего схожую схему бизнеса. У «Яндекс» фантастические результаты по персонифицированной рекламе, они знают своих абонентов, как никто и никогда не будет знать. У «Яндекса» в этом смысле большое стартовое преимущество. 

На нашем телевидении качественное и реально монетизируемое видео появляется предельно редко. Среди сериалов Netflix, кстати, реально хороших тоже очень ограниченное количество.

– Хороший контент даже в масштабах планеты, товар штучный. 

– Не единичный, его гораздо больше. 

– Не стоит забывать о финансовых ресурса «Яндекса».

– Амбиции и возможности «Яндекса» понятны. А вот перспективы даже таких крупных операторов, как МТС, «Билайн», «Мегафон», под большим вопросом.

close

Подпишитесь

на нашу рассылку!

close

Рады, что Вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать контент!

Advertisement