Павел Агейкин: Есть намерение пойти дальше простого применения искусственного интеллекта и автоматизации отдельных процессов

Павел Агейкин, Денис Назаров, Владимир Игнатов. Фото — архив Павла Агейкина.

Интервью с Павлом Агейкиным, главным технологом ФГУП ТТЦ «Останкино».

Павел Агейкин — модератор online круглого стола «Broadcasting 2021. Облачные сервисы ТТЦ «Останкино», который пройдет 25 мая с 16-00 до 18-00 на платформе zoom. Регистрация https://tkt-awards.com/event/ostankino_rt_25_05_2021/. Трансляция https://youtu.be/F7UPV5L2MCs.

—  Как  изменился технический парк Телецентра с того момента, как Вы пришли на работу в «Останкино»?

Можно выделить одну тенденцию – каждая новая технология проходит некую итерацию в несколько лет. Я пришёл в то время, когда  эпоха HD-SDI заканчивалась, начиналось десятилетие итерации HD-SDI. Тогда было принято решение о переходе на HD-формат. В первый момент была мысль, что создать отдельный кластер на HD вполне реально, но перевести целиком весь комплекс – на этот счёт у меня было слишком много вопросов.

— Вопросов или сомнений?

Глаза боятся – руки делают. Была проведена колоссальная работа всего за несколько месяцев. Нереально короткий срок. Мы перевели все аппаратно-студийные комплексы на HD. Для чего было необходимо проработать способ доставки данного сигнала до аппаратной и транспортную обвязку. Тогда родился на свет глобальный проект о реализации транспортной сети. Проект был осуществлён уже на IP технологии. Это SMPTE-2022-6, единственный проверенный рабочий формат на тот момент. ST-2110 ещё не было. 2022-7 не был до конца протестирован. Мы взяли на себя ответственность и транспортную сеть построили полностью на IP, на протоколе 2022-6. Эта работа позволила создать задел по технологии на будущее. Телецентр получил за это премию Зворыкина. Когда профессионалы индустрии оценивают нашу работу высшей наградой – это дорогого стоит и подталкивает двигаться дальше.

— Какие ещё проекты  можно назвать знаковыми для Вас и Телецентра в целом?

Каждый из проектов по модернизации АСБ, а их порядка двадцати, можно назвать знаковым. Особенность данных проектов заключается в том, что модернизация была проведена без остановки вещания телеканалов. Это всегда вызов. Также, построили защищённый резервный комплекс оснащенный оборудованием и программным обеспечением отечественных производителей.

Advertisement

— Почему на отечественном?

У нас в стране есть отличные производители и железа и программных продуктов. Каждая подобная инсталляция развивает наш рынок, позволяет смотреть и двигаться дальше. Ещё одним важным проектом можно считать создание АЭК для «Первого канала» в IP-формате и аппаратную формирования программ для НТВ. Инфраструктура IP-формата становится всё более практической, ею не боятся пользоваться. Мы снова оказались в роли первопроходцев, тестировщиков.

— Каким образом организуется тестирование?

Симулируем сектор, отражающий реальный участок какого-либо тракта, затем на данном участке проверяем предлагаемые решения. В итоге получаем практический опыт для выводов о возможности или невозможности применения данного решения. Простите за пафос, идущие первыми всё познают путём собственных проб и ошибок. Внедрение новых телевизионных технологий и технических не исключение. Есть такие моменты, которые на стадии подготовки и формирования технического задания предусмотреть невозможно. Понятно, что в одиночку подобные проекты не поднять. Спасибо партнёрам: инженерам и технологам из «Окно-ТВ» — это всегда высший пилотаж, бесценный опыт  и мастерство, знание «узких» мест в технологических цепях.

— Какие сейчас проекты находятся  в работе?

У нас достаточно много сейчас проектов, среди них —  модернизация  камерного тракта, переход на оптоволоконные камеры, облачные сервисы. И в каждом – новый запрос от наших  горячо любимых клиентов – федеральных телеканалов, производящих компаний. Здесь нет иронии. «Первый канал» и НТВ с сателлитами, «Матч ТВ», ОТР, компании холдинга ВГТРК, «Красный квадрат», телекомпания «Останкино» — список очень длинный. И каждый новый запрос, новый вызов – всегда проверка боем, стопроцентная собранность команды. Такое сотрудничество позволяет развиваться всем участникам, качественнее выполнять свои задачи. В какой-то момент рождается синергия от этой работы, появляются предпосылки к новому витку в развитии производства. 

— О чём речь? Ремоут-продакшн?

Да, мы давно приглядываемся к новому формату рынка. Принимая во внимание, что Телецентр, в первую очередь, очень масштабная технологическая база, здесь есть свои сложности. Компании вроде BBC, прекрасно понимают — они телекомпания, у которой есть творческий кластер. Необходимо синхронизироваться и делать Workflow, которая будет  обслуживать и масштабироваться под креатив только одного конкретного заказчика. А у нас ТТЦ обслуживает много заказчиков, отличающихся друг от друга, в том числе и по запросам на технические решения. Запросы отличаются в предпочтениях по эфиру, записи, доставке сигнала и его коммутации, на обработку сигналов. Каждый канал формирует свой собственный креативный кластер – каждый креативный кластер привык работать по-своему. 

— В чём состоит сложность решения подобной задачи?

Например, при создании определённой технической единицы у нас нет возможности выполнить чёткую ориентированность на заказчика, потому что заказчик может уйти, а потом это оборудование может никому не понадобиться в такой конфигурации. Поэтому наша основная задача спроектировать новую технологическую единицу таким образом, чтобы она была очень гибкая и универсальная. Удовлетворяла требованиям разных заказчиков за счёт быстрого изменения конфигурации.  

— Что удалось сделать?

Дистанционный продакшн — это направление, которое мы развиваем уже несколько лет, в частности была закуплены камеры в Grass Valley, имеющие оптические интерфейсы, чтобы могли работать по новому IP протоколу ST-2110. Оборудование Grass Valley производят на высочайшем уровне, развиваются. Не в обиду другим производителям, исторически сложилось так, что наши студии работают на решениях Grass Valley. Эпоха HD-форматов в чистом виде подходит к концу, началась эпоха IP. Поэтому необходимо создавать и развивать IP ориентированную инфраструктуру, которая будет обеспечивать пользователю определённый набор сервисов. На данном этапе мы активно двигаемся в направлении  именно облачных сервисов.

Павел Агейкин

— В этом направлении уже есть какие-то проекты?

На сегодняшний день мы реализовали первый этап по созданию облачных сервисов. Он включает в себя организацию виртуализированной Workflow на VMware. На виртуальных машинах мы организовываем виртуальные каналы Playout для заказчиков. Это полноценные Playout каналы с формированием расписания, метками и т.д. Кроме этого, создали дополнительные сервисы для проверки качества материалов для выхода в эфир, транскодинг и управление мощной графикой. На Playout каналах присутствует своя графика, но она весьма скромная: плашки, титры, лого. А мы можем предоставить заказчику более мощную графику Vizrt. Вторым этапом планируется организовать облачное хранение архивных материалов.

— На каком этапе находится этот проект?

Проект развивается. Тем не менее, мы всегда наблюдаем за рынком, за потребностями клиентов. Решения создаются всегда под конкретную задачу – в нашем производстве нет места фантазиям и взятым с потолка ожиданиям.

— С маркетинговой точки зрения, внедрение новых технологий позволит ТТЦ приобрести виртуальный вариант существования?

— Это проявление тех самых десятилетних итераций, о которых я говорил ранее. Сначала телевидение работало на аналоговом оборудовании, затем SDI-интерфейсы, сейчас переход на   IP, что с моей точки зрения является платформой для развития сервисов. Телецентр «Останкино» всегда останется «реальным» организмом. Облачные сервисы, дистанционный продакшн, виртуальная и дополненная реальность – это рыночные, выверенные решения. Но они невозможны без мощного технологического парка, без аппаратных, серверных, без электричества, холода, без инженеров нового времени. Эта база и есть Телецентр, работающий в реальном, технологичном рынке.

— Что, на Ваш взгляд, ждёт формат 4К?

Какое-то время назад мы с коллегами серьёзно интересовались этой технологией. Обсуждали собранную информацию и даже планировали адаптацию имеющихся трактов и транспортных сетей к 4К, собственно говоря, двигались в направлении к реализации проекта по данной технологии. Но, наша транспортная сеть и сейчас может работать в формате 4К. Её готовность к работе в новых форматах была проверена такими мощными проектами как Олимпиада, Чемпионат мира по футболу и другими важными мероприятиями федерального масштаба. На самом деле  в телепроизводстве контента формата 4К не так уж и много. Это состоявшийся формат для кино, но не для бродкаста.

Переход на данный формат влечёт за собой увеличение стоимости оборудования в несколько раз, к тому же аудитория для его восприятия ещё не готова.

— В каких странах этот формат уже работает?

 Если посмотреть на Японию, то у них ещё несколько лет назад  была принята программа по переходу на 4К на самом верхнем уровне – в результате этот формат присутствует буквально в каждом утюге. При таком подходе целесообразность бродкаста очевидна.

— А как в нашей стране?

Для конечного получателя разница между  форматами SD и HD очевидна и это была революция в производстве. Но разница между HD и «4К» для него уже менее заметна. Я думаю, что формат с расширенным яркостным диапазоном HDR – более осязаемый для  потребителя, в отличие от формата «4К». Но и в этом случае, необходимы специализированные девайсы, которые принимают такой формат сигнала. У меня нет точной статистики по имеющимся, хотя бы в Москве, подобным устройствам – думаю, что в процентном соотношении к общему количеству телевизоров это малая величина. А по стране в целом, скорее всего это число на уровне статистической погрешности. Количество контента  растёт.  Уверен, что его производство необходимо наращивать и дальше. Но сомневаюсь, что это нужно делать посредством переход на «4К».  

— В каком направлении, по Вашему мнению, следует двигаться? 

Оперативность контента, доставка контента, новые сервисы, новые инструменты для производства – на мой взгляд, это сейчас более перспективные направления для развития. И протокол ST-2110 собственно позволяет создавать новый инструментарий для продакшн студий, для организации трактов и оперативного подключения сервисов. Мы смотрим в сторону IP Workflow, как максимально гибкий и максимально разнообразный по сервисам  инструмент.

— Как главный технолог Вы должны видеть далеко вперёд, предугадывать будущее в какой-то степени. Какое будущее у AI-формата в нашей стране? 

У нас уже идут работы по проекту, связанному с внедрением искусственного интеллекта в телевизионное производство. На данный момент идёт проработка проекта в рамках службы главного технолога. Есть намерение пойти дальше, чем просто применение искусственного интеллекта и автоматизация отдельных процессов. Мы все видели Keynote Nvidia GTC, кроме того  видели программы по цифровизации, так называемой «Digital»изации, которые нам необходимо выполнять в рамках постановления  правительства. Симбиоз этой концепции стимулирует нас в плане  новых проектов с использованием искусственного интеллекта. Нейросети уверенно и довольно широко входят в нашу реальность. Причём новинки в этой области появляются гораздо чаще, чем один раз в неделю. В подобной скорости присутствует легкая горчинка и адреналин от осознания, что педали нужно крутить ещё быстрее.

close

Рады, что вы с нами!

Подпишитесь, чтобы регулярно получать замечательный контент.

политика конфиденциальности

close

Подпишитесь на нашу рассылку!

Политика конфиденциальности

Advertisement